5 «Д» резался в карты. Прозвенел звонок, но ни одна коротко стриженная голова не повернулась в мою сторону.

— Вы хотя бы ради приличия поприветствовали вашего нового учителя, —  как можно спокойнее сказал зауч, легонько подталкивая меня в спину.

Он вышел. А я — остался, поймав на себе два десятка колючих недоверчивых взглядов.

В 5 «Д», где почти 14 лет назад я проходил свою первую педпрактику, учились детдомовцы. Их интернат закрыли на ремонт — и всех воспитанников «раздали» по разным школам.

В учительской меня проинструктировали: «мои» не особо стремятся к знаниям, зато охотно дерутся и курят за гаражами. На некоторых из них взрослые давно поставили крест: «да тебе одна дорога — в ПТУ или в тюрьму». Так они и жили в своем закрытом мире в четко обрисованной системе координат.

«В учительской меня проинструктировали: «мои» не особо стремятся к знаниям, зато охотно дерутся и курят за гаражами»

Чтобы до них достучаться, надо было преодолеть не один рубеж обороны из ежей и колючей проволоки. Вопрос как?

Наверное, решил я, научить тому, что умеешь и любишь делать сам. Я сел на краешек стола и стал рассказал о работе журналиста, о том, как делают газеты, берут интервью. Заодно мы повторили пройденный материал и под конец урока написали письмо президенту.  Они писали о том, что хотят путешествовать по миру, заработать денег на машину или выиграть золотую медаль по плаванию. Писал весь класс — хочу надеяться, что их это зацепило.

Но тут такое дело — одной заинтересованности бывает мало.

В одном из интернатов Ижевска, где я по работе оказался много лет спустя, молодой прогрессивный директор открыл секцию бокса и устраивал походы в кинотеатр. Но в интернате случился бунт. Дети били стекла и ломали мебель. А потом 12 подростков вскрыли вены в холодном грязном туалете.

Зачинщиком оказался 17-летний паренек, местный авторитет. В интернате он установил свои, почти «зоновские», порядки. Малыши- его «шестерки» носили за ним тапочки.Те кто постарше, отдавали настрелянные за день на улице сигареты и червонцы. В тот вечер, когда он раздавал пацанам половинки лезвий, его авторитет перевесил авторитет директора. Всех бунтовщиков спасли. Директора — отправили в отставку. Зачинщика — в следственный изолятор.

«В тот вечер, когда он раздавал пацанам половинки лезвий, его авторитет перевесил авторитет директора»

Знаете какая была причина конфликта? Оказалось, что этот парень не хотел уходить из интерната. Он не знал, где будет жить и чем будет заниматься «на воле». Не знали этого и те, кто по его приказу резал себе руки.

Подростков, пойманных однажды на преступлении, любят водить на «воспитательные экскурсии» в колонии. Но шестнадцатилетнего сорвиголову, слушавшего «Вороваек» и не пропустившего ни одной серии «Зоны», сложно напугать тюрьмой.  Это не работает.

Тут нужны другие примеры. И другие герои.

Десять лет назад Елена Альшанская оказалась в больнице со своей дочкой. И увидела там отказников — брошенных детей, от которых родители отказались еще в роддоме.

Альшанская написала об этих детях в своем блоге. Потом она и несколько ее знакомых отвезли в больницу одежду и детское питание. Для координации создали сайт otkazniki.ru. В 2007 году появился Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Сейчас Фонд не только ухаживает за маленькими отказникам в больницах, собирает благотворительные пожертвования, но и реализует большой проект по социальной адаптации выпускников интернатов.

Выпускники интернатов не готовы к самостоятельной жизни. У них есть шефские подарки, но они не знают чем будут зарабатывать себе на жизнь, как будут обеспечивать себя. Их заставляют ходить на уроки, с горем пополам учиться, но у них нет мотивации к поступлению в престижный вуз и выбору профессии.

«У них есть шефские подарки, но они не знают чем будут зарабатывать себе на жизнь, как будут обеспечивать себя»

Фонд старается им в этом помочь. Однажды воспитанников из Запрудненского интерната свозили на экскурсию в пожарную часть. Пожарные провели мастер-класс — рассказали о своей работе, показали, как готовят машину к выезду. Теперь дети хотят встретиться с автомехаником, пекарем, краснодеревщиком, режиссером, каскадером, дизайнером одежды. Список профессий есть на сайте — посмотрите, может быть вы захотите рассказать о своем деле.

Есть и еще один важный момент. Дети-сироты не могут ходить на курсы, им не по карману нанять репетитора.  Фонд запускает дистанционное обучение для подготовки к ЕГЭ. Если проект найдет поддержку, 250 детей из подшефных интернатов Фонда, получат шансы подготовиться к поступлению в приличный вуз и выбрать дело по душе.

Это неправда, что у ребят из школ-интернатов одна дорога — под откос. Просто надо чтобы кто-то вовремя протянул им руку.