Они живут, как врачи… По принципу «не навреди». Не имея медицинского образования, они не просто помогают, они иногда реально спасают жизни. 800 волонтёров, два десятка постоянно действующих волонтёрских групп и их подопечные — четыре тысячи человек в детдомах, больницах и даже тюрьмах по всей стране… Это действительно много, это по-настоящему круто. Ведь это не просто 800 хороших ребят. “Хороший человек не профессия” — эта фраза очень хорошо описывает суть волонтерства. А участники волонтерского движения  «Даниловцы» — профессионалы. То, что они делают, — в свое свободное время и за бесплатно — это профессия. И чтобы научить этой профессии, нужны деньги.

Я понимаю, если в этот момент ты недовольно фыркнешь и захочет закрыть эту колонку. Не лучше ли пожертвовать на жалостливых бездомных котиков? Подожди, дай мне сказать. Дочитай до конца. Я действительно прошу у тебя денег. Движению “Даниловцы” и их школе социального волонтёрства нужно существовать. Нет, не так… Они должны работать. И учить.

Смета проекта (тут я должна смешно поправить очки на переносице) с октября 2014 года и до июня 2015-го – 776 тысяч рублей.

Движению “Даниловцы” и их школе социального волонтёрства нужно существовать

Эти деньги пойдут на то, чтобы поддерживать сайт школы, например, для того, чтобы все видели расписание занятий. Нужно заплатить видеооператору, который будет записывать уроки соцволонтёрства, а затем выложит их в интернет. Нужно, в конце концов, рекламировать саму школу… Но самая большая статья расходов – это уроки.

Вы спросите, зачем они. А я вам расскажу.

Есть у меня подруга Маша. Не девушка – доброта на стройных ногах. Однажды она спросила, как ей стать волонтёром. И я поняла, что не могу ей вот так сразу ответить… Мне, цинику и гаду по профессии, сложно что-то объяснять добрым и красивым юным девушкам… Но я все же натопчу в Машиной Нарнии своими грязными сапогами. Заодно и вы послушайте.

Однажды в 20:59 мне пришли четыре сообщения.
«3…»
«2…»
«1…»
«Hello guys!»
С этой фразой я каждый вечер, ровно в 21-00 захожу в аппаратную 9-53. В тот день я не пришла. И получила эти четыре сообщения. Меня ждали. Прямо вот так – с обратным отсчётом. Но кто меня ждал? Четыре здоровых дядьки-коллеги. Я могла их сильно подвести сегодня, но завтра бы у них работала уже бы другая Настя. Подумаешь…

А теперь представь, что ты – волонтёр. И ты, допустим, опекаешь Марию Васильевну. Два раза в неделю. Ты приходишь к ней по средам и субботам. Она суетится, насколько позволяют ей артритные суставы. Причесывается красиво. И в кармане казённого, выданного на складе дома престарелых, халатика в голубых цветочках у неё шуршит кулёчек. С раскрошившимся слегка печеньем. Для тебя. Потому что сегодня среда. Или суббота. Она ждет именно тебя. Не потому, что ей ждать больше некого… Ну кого мы обманываем? Ей ведь действительно ждать больше некого. Кроме тебя… Да еще той, в плаще и с косой…

Она рассказывает тебе, как жила раньше. И как существует теперь. Ты стараешься не говорить о себе. Потому что врать такой славной Марии Васильевне не хочется. Но и правду рассказать ей тоже сложно, правду, которая состоит в том, что волонтёрская работа для тебя – это возможность договориться с собственной совести. Успокоить её, «закормить» добрыми делами… Ведь так? “Добрыми намерениями выложена дорога в ад” — эта фраза зачастую подходит для тех, кто пытается заниматься волонтерством без подготовки.

Так вот, «Даниловцы» расскажут, почему сделки с собственной совестью – это самый плохой мотиватор для волонтёра. Расскажут бесплатно. А когда ты будешь плакать от усталости или бессилия, там погладят по голове и нальют чаю, как это сделала бы моя Маша. Ну или наваляют тебе хороших …, как это сделаю я. Потому что “соберись, тряпка”…

«Даниловцы» расскажут, почему сделки с собственной совестью – это самый плохой мотиватор для волонтёра

У “Даниловцев” есть специальные психологи, которые готовят волонтёров к работе… Потому что без этой подготовки ты будешь рыдать в детдоме или орать на медиков в больнице.

А Мария Васильевна была на самом деле… В застиранном халате, она жила в богадельне с запахом супа в коридоре. И был волонтер, который пошел на сделку с совестью и уехал за границу. Он был хороший. Он испытывал огромное чувство вины. А Мария Васильевна испытывала огромное чувство ненужности…

В этом мире почему-то считается, что волонтёром может стать кто угодно. Потому что волонтёрство – это ж не за зарплату. Даже если ты чего-то не сделаешь, то тебе ничего не будет. Будет. Только не тебе, а тому, чью судьбу ты взял в свои руки. И обещал донести. Но не донёс.

“Даниловцы” учат нас, людей с улицы, становиться профессионалами

“Даниловцы” учат нас, людей с улицы, становиться профессионалами. Совершать добрые дела, а не довольствоваться добрыми намерениями. За пять лет работы через руки «Даниловцев» прошли две с половиной тысячи человек. И только 800 работают профессиональными волонтёрами.

А теперь слушайте. Одни мои туфли – это зарплата педагога-«даниловца», 5876 рублей. Столько заплатят тому человеку, который два с половиной часа на пальцах будет объяснять, почему волонтёр должен быть профессионалом. Платить, конечно, будут не ученики (это было бы странно), а сама школа. Поэтому я прошу у вас деньги для этой школы.

Нет, вам не надо отказываться от пары новых туфель. Я и сама не откажусь. Но если я и еще пять моих подружек переведём по 1000 рублей (а это два раза в кофейне посидеть), то мы оплатим 1 из 36 таких вот уроков педагога. И мы переведем. А вы?

Если я и еще пять моих подружек переведём по 1000 рублей, то мы оплатим 1 из 36 уроков педагога