Перед «Публикацией»

Фото: Алина Иноземцева

13 апреля в рамках фестиваля документальной фотографии «31 days fotofest» в Центре современной фотографии открывается выставка «Публикация»

На выставке в FOTODOC собрано семь совершенно различных фотопроектов (шесть отечественных и один французский) — от документальных социальных исследований до экспериментов в других жанрах.

В экспозицию вошли серии, отобранные независимыми экспертами — издателями, фотографами и фоторедакторами, среди которых была и заместитель визуального директора портала ТД Анастасия Сварцевич.

Выставка «Публикация» проходит в Центре Документальной фотографии «FOTODOC» (Москва, улица Земляной вал, дом 57, строение 6). Она продлится до 8 мая и будет работать ежедневно с 13.00 до 20.00, кроме понедельника и вторника.

Вход свободный.

Мама

Фотограф:  Кристина Бражникова

Светлане Трубниковой 48 лет. Пять лет назад ей ампутировали обе ноги ниже колена, затем она почти потеряла зрение. Сначала ее забрала к себе старшая дочь, но из-за крайне стесненных условий Светлана решила вернуться в свой дом. И тогда хозяином в доме стал ее сын Игорь, которому на тот момент было всего 11 лет. Им помогают родственники и соседи, со временем их стали поддерживать соцработники и местные власти, но большая часть забот по дому лежит на пятнадцатилетнем парне.

После того, как весной 2014 года об этой семье рассказали в программе «Пусть говорят» и написали в некоторых СМИ, им стал помогать благотворительный фонд Елены Ростропович. Он оплатил курс реабилитации в немецкой клинике, где Светлане подобрали хорошие протезы, так что теперь она может сама передвигаться по дому. Сейчас она ждет операции по пересадке роговицы, после которой, возможно, к ней частично вернется зрение. Неизвестный благотворитель купил им квартиру с удобствами в городе, куда они переехали в сентябре 2015 года.

Кристина Бражникова, «Мама»
Кристина Бражникова, «Мама»
Кристина Бражникова, «Мама»

Фото на память

Фотограф:  Александр Васюкович  

Когда я работал на востоке Украины, многие солдаты просили меня сфотографировать их на память. Я снимал и отправлял фотографии людям, которые на них изображены, их детям, женам, друзьям.

В Интернете мы каждый день видим разные фото «на память». Но за фотографией человека, который ушел на фронт, стоит совершенно другая история.

Сухие цифры о количестве погибших уже не производят впечатления — это статистика. Но когда, глядя на фото, ты уже знаешь обстоятельства и место смерти, знаешь то, что произошло с родными и близкими после того, как был сделан этот кадр, все воспринимается совсем иначе.

И на какой бы стороне ни воевали солдаты, изображенные на этих фотографиях, история повторяется для всех, на любой войне.

Александр Васюкович, «Фото на память»
Александр Васюкович, «Фото на память»
Александр Васюкович, «Фото на память»

Летучие мыши

Фотограф: Александра Кулак

Фотографии были сделаны в нескольких мексиканских колониях меннонитов: La Honda, Rio Verve и Salamanka. 

Из религиозных соображений меннониты отказываются брать в руки оружие. Их пацифизм породил специфическую форму пассивного протеста: каждый раз, когда государственные власти пытались заставить меннонитов проходить службу в армии, они просто эмигрировали. Многовековая история их миграций огромна: от Голландии и Германии, через Россию, Канаду, США, до рассеивания по странам Латинской Америки: Мексике, Гватемале, Бразилии.  Это закрытое общество, отрицающее современные достижения цивилизации и средства коммуникации: электричество, мобильную связь, автомобили и фотоаппараты.

Александра Кулак, «Летучие мыши»
Александра Кулак, «Летучие мыши»
Александра Кулак, «Летучие мыши»

Аут. Ксеня

Фотограф: Алина Иноземцева

История Ксени похожа на многие другие. В три года родители обнаружили у девочки первые признаки аутизма: выпадение из окружающего пространства, отсутствие речи, невозможность установить контакт и многое другое. Родители стали делать все, что возможно в этой ситуации: сенсомоторная коррекция, работа с психологом, массажи, индивидуальное обучение (на данный момент Ксеня осваивает программу первого класса). В пять Ксюша заговорила, начала задавать вопросы, научилась устанавливать зрительный контакт, вести диалог. Сейчас Ксене десять лет. Состояние девочки улучшается с каждым годом, усложняется речь, стабилизируется поведение, оттачиваются навыки. Ксеня родилась в музыкальной семье. С семи лет она ходит в музыкальную школу, поет и играет на фортепиано.

Диагноз и инвалидность Ксеня получила в семь. Она одна из немногих детей в России с подтвержденным диагнозом «аутизм». Врачи ставят его очень неохотно. Признаки аутизма до сих пор не всегда распознаваемы, а пособие готов выделить далеко не каждый регион России.

История Ксени — свидетельство того, что аутизм не приговор. Это требует невероятных усилий: терпения, любви, веры и, конечно, денег. Но то мгновение, когда твой ребенок впервые поворачивает голову, откликаясь на свое имя, того стоит.

Фото: Алина Иноземцева
Алина Иноземцева «Аут. Ксеня»
Алина Иноземцева «Аут. Ксеня»
Алина Иноземцева «Аут. Ксеня»

Сказы

Фотограф: Федор Телков

Урал — это не только географическое понятие, граница между Европой и Азией, но и место соединения культур разных народов. В Средние века тут пересеклись языческая, мусульманская и христианская культуры, но не истребили друг друга, а образовали новую форму. Русские, татары, башкиры, украинцы, удмурты, зыряне, марийцы, манси — все они и по сей день живут на Урале по соседству.

С XVII века Урал превратился в индустриальный центр страны. Заводская цивилизация стала новым слоем в истории Урала.

Однако сегодня мифы и реальность, прошлое и настоящее Урала сосуществуют, образуют особый уральский мир, не похожий ни на один другой. Горы, реки, леса и люди хранят древние языческие образы.

У проекта есть три основные отправные точки: мансийская и башкирская мифологии, произведения П.П. Бажова и заводская культура.

Федор Телков, «Сказы»
Федор Телков, «Сказы»
Федор Телков, «Сказы»

«Уход»

Фотограф: Алексей Курбатов 

Эта история обо мне и моем дедушке. О столкновении поколений. О трагических отношениях между ними. О понимании и непонимании. О любви и эгоизме. И о памяти. Именно она помогает человеку понять себя и стать лучше.

В конце 2012 года я переехал к своему дедушке. Он уже несколько лет жил один, с каждым днем он становился все слабее и нуждался в помощи.

Дедушка умер 1 мая. Я могу лишь надеяться, что в свои последние дни он чувствовал, что он не один.

Мы делаем вид будто этого нет

Алексей Курбатов, «Уход»
Алексей Курбатов, «Уход»
Алексей Курбатов, «Уход»

Иностранный легион

Фотограф: Гийом Шовен

Первая неожиданность в Легионе: разнообразие национальностей и рас, в части всего три француза на десяток славян и несколько азиатов и южноамериканцев: непальцев, монголов, индийцев, японцев, китайцев, колумбийцев, уругвайцев. Из семи тысяч наемников, служащих в Легионе (отбирают одного из десяти претендентов), большая часть родом из России или из бывших советских республик.

Для большинства солдат главные мотивы службы — потребность в стабильности, желание заработать, тяга к приключениям, любопытство, бегство от личных трагедий.

Легионеры всегда на передовой, в горячих точках. С 1831 года их призвание «останавливать войны», освобождая от этой участи французов.

Гийом Шовен, «Иностранный легион»
Гийом Шовен, «Иностранный легион»
Гийом Шовен, «Иностранный легион»

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 340 861 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: