Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Надежда Конобеевская

Как спасали белого медвежонка в «Орто-Дойду» — единственном в мире зоопарке в условиях экстремально холодного климата

Пять лет назад участники программы «Медвежий патруль» Всемирного фонда дикой природы (WWF) России нашли на реке Колыме маленькую белую медведицу, которая потеряла маму. За следующие несколько лет она получила имя Колымана, выросла, стала самым известным медведем Якутии и родила дочь. Все это произошло в «Орто-Дойду» — единственном в мире зоопарке, который занимается реабилитацией животных в условиях экстремально холодного климата и вечной мерзлоты.

Мишка на севере

В апреле 2012 года в Нижнеколымском районе Якутии у Медвежьих островов, где Колыма впадает в Восточно-Сибирское море, патруль WWF обнаружил белого медвежонка — «исхудал, шатался, но шел». Инспекторы сообщили о находке в Министерство охраны природы Якутии и начали выкармливать маленькую медведицу кашей из риса и сгущенки: сначала заворачивали в тряпку на манер соски, затем кормили с ложечки. Назвали Колыманой — в честь места, где нашли. После всех разрешений трехмесячного медвежонка передали в зоопарк «Орто-Дойду».

Спасатели выкормили маленькую медведицу кашей из риса и сгущенки

«Мы за это время приготовили вольер. 24 апреля 2012 года ее привезли. В этот день снег пошел хлопьями: у нас говорят, что в дорогу это хороший знак, — говорит заведующая научно-просветительной работой зоопарка «Орто-Дойду» Наталья Сафонова. — Прилетели в Якутск из Черского, Колымана была в небольшой перевозке для домашних животных. Открыли крышку, выпустили в вольер — кругом журналисты, зрители. Вышла, начала все обнюхивать: ее «щелкают», а она ни вспышек не боится, ничего. А сама такая кроха!»

Карта «Орто-Дойду». Зоопарк находится примерно в 50 километрах от Якутска, поэтому все пришлось создавать с нуля — от теплого туалета до газопроводаФото: Надежда Конобеевская

Сотрудники «Орто-Дойду» обзванивали зоопарки один за другим — уточняли, чем кормить детеныша. Но прецедента так и не нашли: медвежата были, но старше, уже ели мясо.

В итоге нужную систему разработали сами. Колымана успела привыкнуть к рисовой каше — углеводам, а так как это хищное млекопитающее, нужна белковая пища, объясняют сотрудники. Сначала покупали детское питание, затем делали фарши из говядины и рыбы, давали пробиотик для животных, который разработал Якутский НИИ сельского хозяйства. Постепенно убирая кашу, увеличивали белковую часть. За месяц Колымана полностью перешла на белковую диету и начала расти.

По словам Натальи, среди животных тоже бывают пессимисты и оптимисты. Колымана — оптимистка. «Она не ходит из угла в угол, а придумывает себе игры — предметы подкидывает, ныряет, в трубу смотрит, как в подзорную. И свое имя знает, откликается на него».

Срединный мир

Республиканский зоопарк «Орто-Дойду» открылся в мае 2001 года при департаменте биологических ресурсов Министерства охраны природы Якутии. Тогда реабилитационный центр департамента передал зоопарку первые 12 видов животных, но сейчас «Орто-Дойду» — единственное на всю Якутию место, где реабилитируют диких зверей.

Сначала животных было мало, а хлопот много. Зоопарк находится далеко от Якутска, поэтому все пришлось создавать с нуля — от теплого туалета до газопровода. В первый год сами заготавливали веники, косили сено — «дня не хватало, чтобы все успеть, а лето наше короткое».

Сегодня на территории зоопарка «Орто-Дойду» живут около 500 животныхФото: Надежда Конобеевская

Со временем территория зоопарка увеличилась до 80 гектаров, число обитателей выросло до 500 особей. Хозяйство обширное и требует постоянного внимания.

«Вообще, зоопарк для Якутии — это впервые, до этого никто и представить не мог, что в местных условиях такое возможно. Противники этой идеи говорили — большая часть года приходится на зиму, как животных в — 60 °C содержать? И они в какой-то степени правы, поэтому здесь в основном аборигенные виды животных, — обводит рукой зоопарк Наталья Сафонова. — Они выдерживают эти условия, потому что обитают здесь. Не-аборигены тоже есть, переводим их на зиму в теплые помещения».

Оманский шипохвост — как раз такой «не-абориген», безмятежно греется под ультрафиолетовыми лучами в стеклянном ящике. Заведующий сектором энтомологии и герпетологии зоопарка Спиридон Протопопов объясняет, что ящерица водится на ограниченном участке побережья Омана (государство в Передней Азии — ТД). При этом шипохвост выглядит вполне довольным в 50 километрах от Якутска — как и десятки других рептилий и амфибий.

Содержанию зоопарков нигде не учат, сетует Наталья Сафонова. У нее самой образование биолога и психолога, училась в Якутске и Москве. Пошла на экспериментальный курс — хотела узнать что-то новое. Некоторое время работала в институте, но потом снова «притянуло к зверям». Наталья уже 14 лет здесь, но продолжает учиться на семинарах и стажировках вместе с другими сотрудниками зоопарка.

Это жизнь

Наталья Сафонова с рысятами, которые родились в зоопаркеФото: из личного архива

«Орто-Дойду» открывается в 10 утра. Но нужно подготовиться, поэтому машина выходит из Якутска в 7.30 и собирает сотрудников по окрестным селам. На месте каждый осматривает свой сектор, директор — весь зоопарк, после чего начинается рабочий день. Заканчивают поздно вечером, а на ночь остается дежурный зоолог.

Дни проходят в постоянной подготовке: к сезону размножения, линьке, зиме (в августе животные набирают запасы), к весне. Затем снова приходит короткое лето.

«Зоопарк — это жизнь. Проводишь здесь большую часть времени, круглосуточная работа, — говорит Наталья, наблюдая за вольером яков. — В первые годы работы мои дети говорили: «Мама, мы тебя вообще не знаем!» Это такой постоянный процесс — если не отдаваться этому делу полностью, работать здесь невозможно».

«Зоопарк — это жизнь. В первые годы работы мои дети говорили: «Мама, мы тебя вообще не знаем»»

Пока мы гуляем по «Орто-Дойду», она продолжает следить за зоопарком, поправляя копну волос редкого для якутов темно-медного цвета: проверяет траву в кормушке лосят, пробегает взглядом по вольерам.

Название зоопарка переводится как «срединный мир». В национальном эпосе существуют три мира: в верхнем живут боги, в нижнем — черти (абасы), в среднем — люди и звери.

Скорая помощь

Многих животных в «Орто-Дойду» принесли обычные люди. В этом году из Чокурдаха приехал двухмесячный овцебык Гога, которого бросила мать.

«Он слабенький; естественный отбор требует, чтобы слабые гибли, но инспекторам, которые обследовали территорию, было его очень жалко, — Наталья треплет Гогу по холке, пока тот исподтишка пытается сжевать край ее брюк. — Почти каждый год люди находят и привозят лосят. Часто звонят, спрашивают, как лечить или кормить зверей, консультируем по дежурному телефону. В общем, скорая помощь и Ноев ковчег: свой, якутский».

Большая часть обитателей зоопарка — животные-аборигены, верблюды — одно из исключений из этого правилаФото: Надежда Конобеевская

Признак удачной реабилитации — размножение животных. Лидеры здесь рыси, овцебыки, изюбри, яки и даже японские журавли, но главным событием все равно стало появление белого медвежонка: по данным WWF в России, сейчас на территории страны обитают всего семь-восемь тысяч белых медведей.

По подсчетам зоопарка, за время работы специалисты реабилитировали более 120 животных — от лосей до попугаев. В дикую природу выпустили примерно 50 подопечных. Еще семерых передали коллегам — например, олень Тихон из зоопарка уехал в бизонарий Усть-Буотама. Руководитель бизонария Семен Егоров рассказывает, что до приезда Тихона здесь, помимо 37 лесных диких бизонов с детенышами, жили еще три благородных оленя.
«Ему тут свободнее. Да и гарем здесь у него, одни самки», — улыбается Семен Егоров. За его спиной Тихон, который получил после переезда не только гарем, но и новое имя — Тимофей, стоит на лужайке у ограды и скромно сопит.

Фанаты и опекуны

Белый медведь Ломоносов — пара для Колыманы — приехал из Ленинградского зоопарка в декабре. Медвежат сразу поселили в один вольер, но в разные отсеки, у Ломоносова поддерживали привычные для Санкт-Петербурга — 15 °C, чтобы избежать температурного шока: в Якутии к этому времени было — 50 °C.

Посетители зоопарка поднимаются к вольеру белых медведейФото: Надежда Конобеевская

«Когда преграду между отсеками Ломоносова и Колыманы убрали, они так обрадовались! Начали вместе играть, кувыркаться, — улыбается Наталья Сафонова. — Они ведь одногодки, только Ломоносов примерно на два месяца старше. Но Колымана была лидером. Учила его с горки кататься, показывала всякие фокусы. Ей посетители хлопают с эстакады, а она еще больше старается — звезда!»

Колымана и ее семья — действительно звезды «Орто-Дойду»: есть даже свои фанаты. Дагмар и Франк Рацдак из Штутгарта более 10 лет ездили по зоопаркам мира с белыми медведями и помогали им. В Санкт-Петербурге увидели малыша Ломоносова, год спустя приехали в Якутию — проведать уже всю семью.

В зоопарк ежегодно приезжают около 80 тысяч гостей, говорят сотрудники — и все посетители разные.

«Якуты испокон веков выживали благодаря охоте и рыболовству. И вот сейчас тоже: идет мужчина по зоопарку — «Оо, утки, тут бы «скрадок» [укрытие для подкарауливания дичи]»», — смеется Наталья Сафонова.

Колымана и Хаарчаана играют в водеФото: Надежда Конобеевская

В основном посетители делятся на два лагеря — одни восхищаются, вторые сетуют на недостаток места в вольерах некоторых животных. В зоопарке отмечают, что работают над этим: деньги по госпрограмме от правительства республики с 2007 года пошли на вольеры белых медведей, овцебыка, дом птиц для зимовки, газификацию.

На очереди — большие вольеры для крупных хищных птиц и тигров, рысей и волков, бурых медведей и других видов, строительство зоны отдыха для посетителей.

Еще часть средств на свое содержание зоопарк зарабатывает сам. С остальным помогают «опекуны»: например, над белыми медведями шефствует крупная нефтегазовая компания, над рысями — один из региональных банков, а беркутам помогает местный аэропорт.

Хаарчаана

Колымане пять лет. Считается, что для появления потомства этого мало, однако 30 ноября она родила медвежонка и снова стала звездой, в том числе и федеральных новостей.

«Очень умное животное. Пока выкармливала дочку, учила всему, помогала только в первый раз, а потом ждала, пока сама справится, — вспоминают в зоопарке. — Потом, когда медвежонок научился бегать, стала перед сном ложиться у входа в берлогу, чтобы малыш не выбрался».

Колымана как прогрессивный родитель оберегает медвежонка от высоких технологий

Колымана как прогрессивный родитель оберегает медвежонка и от высоких технологий: когда один из посетителей на смотровой площадке выронил в вольер мобильный телефон, Колымана аккуратно отнесла его в угол вольера и придавила для надежности камнем. Телефон гостю вернули работающим, единственное напоминание — след от клыка.

Впервые Колымана вывела дочку в вольер 24 марта. В этот день вновь пошел снег, собрались журналисты — как и тогда, когда она сама приехала в Якутск.

Руководитель бизонария «Усть-Буотама» Семен Егоров фотографирует своих подопечныхФото: Надежда Конобеевская

«Назвали Хаарчааной: «хаар» по-якутски — снег, так что по-русски она Снежана. Но в тот же день где-то вымазалась вся, черная стала — не «Хаарчаана», а «Харачаана»», — смеются сотрудники: «хара» в переводе с якутского означает «черный».
Ломоносов вновь живет отдельно — самец может навредить медвежонку. Пока мы стоим на смотровой площадке, он спит в своем домике, поэтому сверху его не видно. Зато Колымана и Хаарчаана плещутся в бассейне под крики чаек и радостный визг посетителей.
Как только Хаарчаане исполнится полгода, она уедет в Ленинградский зоопарк к своей бабушке Усладе — маме Ломоносова. Отправить ее туда собираются в том самом ящике, в котором несколько лет назад из Санкт-Петербурга в Якутск приехал ее отец.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Вы можете им помочь

Материалы партнёров

Всего собрано
2 267 719 242
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Надежда Конобеевская
0 из 0

Карта «Орто-Дойду». Зоопарк находится примерно в 50 километрах от Якутска, поэтому все пришлось создавать с нуля — от теплого туалета до газопровода

Фото: Надежда Конобеевская
0 из 0

Наталья Сафонова с рысятами, которые родились в зоопарке

Фото: из личного архива
0 из 0

Колымана и Хаарчаана играют в воде

Фото: Надежда Конобеевская
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: