Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Как тут можно не рисковать?!»

Фото: Bret Hartman/TED

Сегодня издательство фонда «Нужна помощь» выпускает в России книгу Дэна Паллотты «Неблаготворительность». О главных вызовах этой книги мировому сообществу, о том, почему благотворительные организации должны научиться рисковать, тратить деньги на рекламу и талантливых специалистов, с автором поговорил председатель совета фонда Митя Алешковский

Митя Алешковский: Здравствуйте, Дэн! Ответ на первый вопрос будет особенно важен для тех, кто не читал вашу книгу и не смотрел вашего выступления на TED. Я абсолютно уверен, что вам его задавали тысячу раз, но… в чем радикальное отличие вашей теории от общепринятых благотворительных норм?

Дэн Паллотта: Общепризнанные благотворительные нормы настоятельно рекомендуют как можно меньше тратить на рост благотворительных организаций, на их таланты и маркетинг. Эти организации, по мнению общества, должны брать на себя как можно меньше рисков. А мой опыт заключается в том, что благотворительные организации способны сделать куда больше, если позволить им тратить деньги на талантливых специалистов и на маркетинг, чтобы они могли рассказать донорам и общественности о том, что они делают. Надо позволить благотворительным организациям тратить больше денег на рост и развитие, потому что расходы на рост — это еще один способ сообщить: «Мы хотим больше денег, чтобы привлечь больше людей. Мы не хотим, чтобы вы были единственным донором. Мы хотим привлечь других доноров, хотим привлечь как можно больше людей к этим проблемам». Согласно общепринятым нормам, важно следить за тем, сколько денег благотворительная организация тратит на административные расходы. А я считаю, что вы должны спрашивать, насколько она эффективна! Согласно общепринятым нормам, надо следить за тем, сколько денег получает руководитель благотворительной организации. А я считаю, что нужно спрашивать, насколько ценен его вклад в работу организации. Размер оплаты труда в данном случае зависит от важности того, что он делает.

МА: Сколько, по-вашему, может получать сотрудник НКО? Может получать миллион долларов? Или два?

ДП: Это как ответить на вопрос, сколько денег должен был получать Стив Джобс. Мы позволяем таким людям зарабатывать, исходя из того, насколько они ценятся в обществе, какой вклад они внесли. В благотворительности должно быть так же. Человек не должен быть ограничен в средствах, которые он получает, если его работа ценна.

МА: В книге вы говорите, что общество не позволяет благотворительным организациям оплачивать рекламу и это не дает им возможности конкурировать за деньги покупателей продукции таких компаний, как «Кока-Кола» или «Бургер Кинг». Как вы считаете, способна ли платная реклама привлечь в благотворительность эти деньги, отняв их у «Кока-Колы»?

Дэн Паллотта выступает на TEDФото: James Duncan Davidson/TED

ДП: Я верю, что деньги можно найти. Не бывает так, чтобы одни деньги были предназначены именно для того, чтобы тратить их на благотворительность, а другие — на газировку. У вас есть деньги, и вы можете потратить их как хотите и на что хотите. Используя рекламу, компании Apple, «Кока-кола», Disney как бы говорят: «Отдайте нам свои деньги», а от благотворительных организаций вы такого не слышите. Но если мы позволим благотворительным организациям сказать: «Эй, мы делаем добро для людей в России, смотрите, что мы делаем для этого парня или той семьи» — это остановит кого-то и заставит его задуматься о том, чтобы отдать побольше денег на благотворительность. Ситуация с iPhone X является примером. Apple запустила этот проект, у них есть возможность сказать, почему этот продукт хорош и для чего он существует. Но от благотворительных организаций ожидается, что они будут рассказывать широкой публике обо всем хорошем, что они делают, не тратя денег на рекламу. Из-за этого благотворительность сталкивается с массой препятствий и проблем. Однажды кто-то меня спросил: «Как нам создать „общество заботы“?» [от англ. community of care. — Прим. «ТД»] Я сказал: «Так же, как мы построили общество потребления: мы вложили в него значительные средства, мы вкладываем миллионы долларов в людей, покупающих компьютеры, сладости, кока-колу, гамбургеры. И если вы думаете, что мы хотим, чтобы люди тратили больше на благотворительность без возможности инвестировать в нее, то вы сошли с ума!»

МА: Вы утверждаете, что долгосрочные программы в благотворительности могут быть так же эффективны, как и в бизнесе. Удалось ли вам найти подтверждение этому? Почему человек не должен помочь здесь и сейчас, а должен ждать, пока его деньги принесут пользу?

ДП: Что бы вы выбрали: дать человеку тарелку бесплатного супа сегодня или получить общество, в котором люди больше не нуждаются в бесплатном супе? Есть еще третий вариант: привлекать деньги на то, чтобы благотворительные организации могли вкладывать средства в свой рост, в том числе в долгосрочной перспективе, но при этом продолжать тратить деньги на то, чтобы люди могли получить бесплатный суп уже сегодня. Если на все, что мы делаем, мы будем смотреть как на краткосрочную потребность, это всегда и будет краткосрочной потребностью.

Если на все, что мы делаем, мы будем смотреть как на краткосрочную потребность, это всегда и будет краткосрочной потребностью

МА: Вы говорите, что благотворительные организации лишены обществом права на риски в реализации своих программ. Но как можно рисковать, если на кону человеческая жизнь?

ДП: А как можно не рисковать в такой ситуации?!

МА: Но если у нас есть ресурс, который может сохранить чью-то жизнь в данный момент, но при этом у нас старые механизмы, как мы можем использовать что-то новое, непроверенное, почему мы должны рисковать?

ДП: Я приведу вам пример. Речь идет об американской организации Wounded Warrior Project, которая помогает ветеранам военных действий. В 2015 году ими было потрачено 74 миллиона долларов на фандрайзинг. Вы могли бы возразить, что эти деньги должны были быть потрачены на ветеранов, которые в них нуждаются. Все верно, за исключением того, что они потратили 74 миллиона долларов на фандрайзинг, но смогли получить 260 миллионов долларов, которые направили на помощь ветеранам. Если бы они ничего не тратили на фандрайзинг, у них не появилось бы средств на помощь. Вот почему вы должны рисковать: если это сработает, вы поможете миллионам людей, а если нет, вы никому не поможете. И если вы не рискуете, все будет по-прежнему.

МА: Может ли готовность рисковать научить организацию расти или не делать ошибок в будущем?

Дэн Паллотта выступает на TEDФото: Bret Hartman/TED

ДП: Если тысячу раз попробовать что-то сделать и потерпеть неудачу, то можно понять, почему у вас не получилось. А затем найти способ, благодаря которому у вас все получится. Исследователи, изучающие рак, все время рискуют и тратят много денег на эксперименты. Если вы не будете делать так же, то не найдете верного пути.

МА: В своей книге вы рассказываете о том, как коммерческий сектор монополизирует рынки капитала, в то время как благотворительные организации вынуждены просить о пожертвованиях, чтобы выжить. Как часто вы встречали людей, готовых инвестировать деньги в решение социальных проблем?

ДП: Я знаю много таких людей. В США существуют «советы», созданные рядом благотворительных организаций, и в таких советах все деньги, которые им удается собрать, идут именно на рост и развитие этих организаций, а не на их программы. Это можно считать примером инвестирования в развитие благотворительности.

МА: А что насчет частных доноров? Я знаю некоторых миллионеров в России, которые инвестируют в благотворительность, в том числе дают средства на административные расходы организаций, и хотели бы получать от этого прибыль, но таких людей лишь несколько на все наше многомиллионное население.

ДП: В Штатах их тоже относительно немного, потому что немногие понимают эти идеи. Но если подумать… В моей книге есть пример. Мы запустили нашу кампанию 3-Days Breast Cancer с инвестициями в размере 350 тысяч долларов, а через пять лет мы превратили эту сумму в более чем 325 миллионов долларов in revenue, или 194 миллиона чистой прибыли после всех расходов. Поэтому если кто-то дает деньги на новый проект, на проект, в котором множество рисков, и хочет получить в итоге троекратную прибыль в случае успешного развития проекта, то это нормально. Инвестиции окупятся, а у организации останется еще немало средств на сам проект.

МА: Как много врагов и противников было у ваших теорий? Где вы встречали наибольшее противодействие?

ДП: Люди, которые не соглашались с идеями, приведенными в моей книге, просто ее не читали. Когда кто-то спрашивает меня о самом существенном аргументе «против», который я когда-либо получал в отношении своей книги, я отвечаю: «Я такого не слышал. Слышал много весомых мнений, но никаких действительно сильных аргументов против».

МА: Ваше знаменитое выступление на TED помогает продвижению ваших идей?

Дэн Паллотта выступает на TEDФото: Ryan Lash/TED

ДП: Очень помогает. Его посмотрели уже более 4,2 миллиона человек, и оно было переведено на 25 разных языков. Я получил огромное число сообщений с благодарностью. Некоторые писали, что показали это видео членам совета директоров и это в корне изменило их взгляд. Другие писали, что показали видео инвестору и тот решил сделать крупное вложение, хотя ранее вовсе не планировал, потому что был недоволен размерами административных расходов. Примерно через три месяца после того, как вышло мое выступление, три крупнейших наблюдательных органа в США [органы, следящие за деятельностью и расходами НКО. — Прим. «ТД»] выпустили очень важный пресс-релиз, разошедшийся по всей стране. В нем говорилось, что не стоит обращать все внимание на административные расходы и что многим организациям нужно больше тратить на свои административные расходы. Важно не уменьшение административных расходов, а увеличение производительности этих организаций. И это очень важный результат, которого удалось добиться.

МА: TED запустили в России проект, который называется «Телеканал Дождь», и это главный оппозиционный канал в России. Они предоставляют аудитории реальную информацию, честные новости. У меня там много друзей, и я отправил им ваше видео и сказал, что они будут идиотами, если не будут его показывать. И они делали это много раз. Миллионы россиян видели это видео и знают, кто вы такой.

ДП: ЗдОрово, это очень здОрово!

МА: В каких странах и отраслях вы встретили наибольшее понимание своих идей? Ожидаете ли вы, что к вашей книге проявят интерес в России?

ДП: Я вижу, что большинство людей принимают эти идеи, и именно поэтому продолжаю работу. Сначала люди бывают не согласны, но после разговора со мной или после просмотра выступления они подходят и говорят, что эти идеи правильные; они перестают задавать вопросы об административных расходах. Кеннеди сказал, что всегда есть 25% людей, которые не согласны со всем на свете. Но иные могут передумать.

Кеннеди сказал, что всегда есть 25% людей, которые не согласны со всем на свете. Но иные могут передумать

МА: В книге вы много пишете о пуританах и пуританской морали, но даже в странах с другим вероисповеданием все равно существует сходство с тем, что описано в вашей книге. По всей России да и много где в мире у людей есть одна проблема: они думают о благотворительности так, как будто на дворе 19 век. Почему в странах, которые не были основаны пуританами, все происходит так же?

ДП: Тому есть две причины. Первая: в Америке самые передовые идеи в области благотворительности, мы заразили другие страны нашими идеями. Вторая: не только пуритане могут себя ненавидеть. Где бы вы ни встретили понятие первородного греха — понятие, согласно которому «я» есть зло и это «я» необходимо отрицать, укрощать, — там благотворительность становится эпицентром этого отрицания, самобичевания. Понятие первородного греха тесно связано с понятием вины. Если есть вина, нужен способ ее искупить. А что, как не благотворительность, идеально подходит для этого?

МА: Видите ли вы разницу в восприятии ваших идей людьми разных поколений?

ДП: Нет.

МА: То есть они убеждают всех?

ДП: Да. Самое интересное, что молодые люди приходят к активизму, думая, что это что-то новое, новый путь, а это старый путь, просто появляются новые люди. И молодежь приходит, имея свои предрассудки и стереотипы. Но они меняют свое мнение, когда слышат то, о чем я говорю. Но чаще всего я вижу, что они более привержены старым идеям, чем старшее поколение.

Дэн Паллотта выступает на TEDФото: Bret Hartman/TED

МА: 10 лет назад вы объявили о революции, о свержении старых устоев в благотворительности. В своей книге вы пишете: «Я хочу поднять восстание, поставить под сомнение все, чему нас учили, — все, что мешает нам бороться со страданием и нуждой». Какие результаты этой борьбы вы видите сейчас? Чего удалось добиться?

ДП: Очень многого. Но нам еще есть к чему стремиться. Хотя я вижу прогресс. То, что три наблюдательных органа сказали людям, что нужно смотреть не на административные расходы, а на вклад организации, это уже революция.

МА: Эта революция происходит по всему миру или только в Штатах?

ДП: Вам придется самим сотворить революцию в России, меня на всех не хватит.

МА: У меня остался всего один вопрос. Назовите, пожалуйста, пять книг, которые вы считаете необходимым прочитать любому, кто хочет изменить мир?

ДП: Я думаю, что людям обязательно стоит прочитать: «Проект Голод» Вернара Эрхарда… Мою «Неблаготворительность» [смеется], «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд, «Народную историю США» Говарда Зинна, «Иллюзии» Ричарда Баха, а также «Линкольн» Дэвида Дональда. Это лишь короткий список того, что я бы рекомендовал к прочтению.

МА: А теперь в самом деле последний вопрос. Что вы посоветуете вашим последователям, когда они будут сталкиваться с резким отрицанием ваших идей? Чем им поддерживать себя, когда им будет тяжело?

Окружайте себя только теми людьми, которые разделяют ваши ценности

ДП: Окружайте себя только теми людьми, которые разделяют ваши ценности. Окружайте себя теми, кто при просмотре этого выступления на TED аж подпрыгнет в знак согласия. Окружайте себя теми, кто, прочитав «Неблаготворительность», тут же захочет поделиться этими идеями с другими. Жизнь слишком коротка, чтобы пытаться убедить в своих идеях тех, кого невозможно убедить ни в чем. Двигайтесь дальше, ищите тех, кто с вами согласен. Необходимо окружать себя позитивной энергией, людьми, полными энтузиазма, людьми, которые вас восхищают и вдохновляют.

МА: Спасибо вам большое. Ваша книга изменила мой мир и мир людей, которые меня окружают.

ДП: Спасибо! Держите меня в курсе новостей о книге, и я надеюсь, однажды мне удастся побывать в России.

— Купить книгу «Неблаготворительность»

Такие дела — мы пишем о социальных проблемах, чтобы решить их Поддержите нашу работу

Помогаем

Spina bifida Собрано 5 206 089 r Нужно 5 573 796 r
Центр соцадаптации cв. Василия Великого Собрано 3 534 795 r Нужно 3 956 089 r
РЭЙ: фонд помощи бездомным животным Собрано 1 790 671 r Нужно 2 019 360 r
Поддержка лабораторий НИИ им. Р.Горбачевой Собрано 28 391 142 r Нужно 32 258 072 r
Равный защищает равного Собрано 903 243 r Нужно 1 036 140 r
МойМио Собрано 9 403 919 r Нужно 11 055 000 r
Не разлей вода Собрано 992 751 r Нужно 1 188 410 r
Последняя помощь Собрано 47 600 672 r Нужно 60 020 000 r
Всего собрано
540 058 217 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: