Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Фото: Алена Шилоносова

Русиново — бывший поселок, а теперь улица в городе Ермолино Калужской области, куда с советских времен направляли инвалидов по зрению. Как сегодня живут и работают слепые и слабовидящие люди, которые считают, что ничем не отличаются от других, — в проекте фотографа Алены Шилоносовой

Русиново — это улица слепых и слабовидящих на выселках города Ермолино в Калужской области. До 1995 года это был отдельный поселок, куда направляли инвалидов по зрению из разных регионов Советского Союза.

В 1948 году здесь построили базовое предприятие для незрячих и слабовидящих. Основной деятельностью незрячих на производстве была сборка плат для телевизоров «Рубин». После перестройки развитие поселка прекратилось, строительство новых домов и реабилитационного центра было заморожено. Поселок присоединили к городу Ермолино, теперь это отдельная улица в пяти километрах от города.

В библиотеку инвалиды по зрению приходят за книгами, напечатанными шрифтом Брайля, и аудиокнигами на флешках. Иногда там проходят литературные вечера: библиотекарь приглашает лектора из соседнего Боровска для чтения вслух биографий писателей и их произведений. На фотографии — встреча, посвященная Александру Солженицыну
Фото: Алена Шилоносова
На производстве проложены резиновые дорожки — с первого этажа здания до цеха на третьем этаже.  Они служат ориентиром для незрячих
Фото: Алена Шилоносова

Сейчас цех производства «РУСиНовоПак» для незрячих занимается только сбором медицинской пипетки и считается убыточным для предприятия. В соседнем цехе люди без инвалидности производят картон, он помогает покрывать убытки цеха для незрячих.

Незрячие и слабовидящие живут в нескольких пятиэтажных домах, за ними по улице начинаются частные дома. Они хорошо знают, где и что находится, самостоятельно добираются до магазинов, на производство, на почту.

В 1942 году дом Виктора Сергеевича Соловьева в деревне Прудищи Калужской области
попал под бомбежку: вся семья  получила ранения стеклом. По
направлению Общества слепых Виктор оказался в Русинове в 1954 году. После
происшествия у него было остаточное зрение, но со временем оно пропало полностью
Фото: Алена Шилоносова

Я снимала Русиново и его жителей в январе этого года. Самыми сложными и в то же время самыми интересными для меня были портреты: не работали привычные техники портрета, отсутствие контакта глазами сильно усложняло задачу. Без взгляда было сложно понять состояние человека.

Другая сложность — усталость от внимания журналистов. По словам жителей Русинова, большинство материалов выходило с искаженной информацией и акцентом на ограничения, а не на то, что они такие же люди, как и все, и адаптированы к самостоятельной жизни. Это оставляло у жителей неприятный осадок и недоверие.

Производственный цех для инвалидов по зрению
Фото: Алена Шилоносова

Чаще всего в Русинове я общалась с пожилыми людьми. Многие сходу жаловались на возраст, работу, пенсию, здоровье, но никто — на отсутствие зрения: кажется, все относились к этому как-то обычно. Всего незрячих и слабовидящих в Русинове осталось 115 человек. Большинство из них — пожилые люди, которые переехали сюда в советские годы. Дети рождались уже с полноценным зрением и уезжали из Русинова.

Все дни, проведенные там, у меня крутилась мысль: каково это — ослепнуть в осознанном возрасте. И когда я мысленно примеряла этот опыт на себя, становилось страшно.

У Сергея Валентиновича Иванова зрение отсутствует с рождения: передалось по
наследству от слабовидящего отца. Когда у Сергея спрашивают, хотел бы  он быть зрячим,
он отвечает: «Как я могу хотеть того, чего я не знаю?»
Фото: Алена Шилоносова
Вид на местность в конце улицы
Фото: Алена Шилоносова
Агаджан Какаджанович Ханов, или просто Алек, как его называют местные жители. Живет в
Русинове с 23 лет. Потерял зрение после несчастного случая
Фото: Алена Шилоносова
На производстве есть ежедневная норма — 2400 пипеток за смену. Сотрудники говорят, что работы мало: кто-то выполняет норму до конца рабочего дня и уходит домой раньше. И рабочая неделя короче стандартной — только четыре дня
Фото: Алена Шилоносова
Резиновые дорожки — ориентир для незрячих на производстве
Фото: Алена Шилоносова
Прасковья Сергеевна Мареева потеряла зрение в 14 лет в 1943 году, когда от обстрела немцев в деревне Давыдово Калужской области рядом с ней взорвалась то ли мина, то ли снаряд. Врачи пытались восстановить ей зрение, но не смоглиФото: Алена Шилоносова
Инвалиды по зрению, которые живут в Русинове, самостоятельно не выезжают за пределы улицы: помогают дети и родственники. Они по привычке ходят в пару ближайших магазинов, где продавцы им подсказывают и не обманывают, а в новый магазин самообслуживания ходят редко — только с кем-то из родственников
Фото: Алена Шилоносова
Иван Сергеевич Хрипанов приехал в Русиново с семьей в 40 лет по направлению, когда
зрение полностью пропало
Фото: Алена Шилоносова
Работник в цехе по сбору пипеток
Фото: Алена Шилоносова
Настольный теннис «Шоудаун» для инвалидов по зрению  напоминает аэрохоккей, только ориентируются в игре на слух и осязание. Повязка на глазах уравнивает игру между участниками с остаточным зрением и незрячими
Фото: Алена Шилоносова
Наталья Вячеславовна Белопухова в Русинове живет с рождения. Проблемы со зрением передались по наследству от незрячих родителейФото: Алена Шилоносова
Рабочее место незрячего в цехе
Фото: Алена Шилоносова
Владимир Федорович Морозов переехал в Русиново в 27 лет после отслоения сетчатки
Фото: Алена Шилоносова
Лера живет в Боровске и добирается на автобусе самостоятельно, как и несколько других
членов общества слепых из Боровска и Балабанова. Проезд для инвалидов бесплатный.
Приезжают на работу, встречи с хором или поиграть в теннис
Фото: Алена Шилоносова
Александр Александрович разбирает елку после новогодних праздников
Фото: Алена Шилоносова
Прасковья Сергеевна Мареева
Фото: Алена Шилоносова
Напротив предприятия для незрячих находятся теплицы, где выращивают цветы. Здесь работают только люди без инвалидности
Фото: Алена Шилоносова
Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Еще больше важных новостей и хороших текстов от нас и наших коллег — «Таких дел». Подписывайтесь!

Читайте также

Помогаем

Учить нельзя отказать. Поставьте запятую Собрано 1 647 190 r Нужно 1 898 320 r
Гринпис: борьба с лесными пожарами Собрано 958 532 r Нужно 1 198 780 r
Помощь детям, проходящим лучевую терапию Собрано 1 893 433 r Нужно 2 622 000 r
Консультационная служба для бездомных Собрано 896 575 r Нужно 1 300 660 r
Службы помощи людям с БАС Собрано 3 105 202 r Нужно 7 970 975 r
Хоспис для молодых взрослых Собрано 1 954 283 r Нужно 10 004 686 r
Всего собрано
877 723 889 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

В библиотеку инвалиды по зрению приходят за книгами, напечатанными шрифтом Брайля, и аудиокнигами на флешках. Иногда там проходят литературные вечера: библиотекарь приглашает лектора из соседнего Боровска для чтения вслух биографий писателей и их произведений. На фотографии — встреча, посвященная Александру Солженицыну

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

На производстве проложены резиновые дорожки — с первого этажа здания до цеха на третьем этаже.  Они служат ориентиром для незрячих

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

В 1942 году дом Виктора Сергеевича Соловьева в деревне Прудищи Калужской области
попал под бомбежку: вся семья  получила ранения стеклом. По
направлению Общества слепых Виктор оказался в Русинове в 1954 году. После
происшествия у него было остаточное зрение, но со временем оно пропало полностью

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Производственный цех для инвалидов по зрению

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

У Сергея Валентиновича Иванова зрение отсутствует с рождения: передалось по
наследству от слабовидящего отца. Когда у Сергея спрашивают, хотел бы  он быть зрячим,
он отвечает: «Как я могу хотеть того, чего я не знаю?»

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Вид на местность в конце улицы

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Агаджан Какаджанович Ханов, или просто Алек, как его называют местные жители. Живет в
Русинове с 23 лет. Потерял зрение после несчастного случая

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

На производстве есть ежедневная норма — 2400 пипеток за смену. Сотрудники говорят, что работы мало: кто-то выполняет норму до конца рабочего дня и уходит домой раньше. И рабочая неделя короче стандартной — только четыре дня

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Резиновые дорожки — ориентир для незрячих на производстве

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Прасковья Сергеевна Мареева потеряла зрение в 14 лет в 1943 году, когда от обстрела немцев в деревне Давыдово Калужской области рядом с ней взорвалась то ли мина, то ли снаряд. Врачи пытались восстановить ей зрение, но не смогли

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Инвалиды по зрению, которые живут в Русинове, самостоятельно не выезжают за пределы улицы: помогают дети и родственники. Они по привычке ходят в пару ближайших магазинов, где продавцы им подсказывают и не обманывают, а в новый магазин самообслуживания ходят редко — только с кем-то из родственников

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Иван Сергеевич Хрипанов приехал в Русиново с семьей в 40 лет по направлению, когда
зрение полностью пропало

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Работник в цехе по сбору пипеток

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Настольный теннис "Шоудаун" для инвалидов по зрению  напоминает аэрохоккей, только ориентируются в игре на слух и осязание. Повязка на глазах уравнивает игру между участниками с остаточным зрением и незрячими

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Наталья Вячеславовна Белопухова в Русинове живет с рождения. Проблемы со зрением передались по наследству от незрячих родителей

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Рабочее место незрячего в цехе

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Владимир Федорович Морозов переехал в Русиново в 27 лет после отслоения сетчатки

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Лера живет в Боровске и добирается на автобусе самостоятельно, как и несколько других
членов общества слепых из Боровска и Балабанова. Проезд для инвалидов бесплатный.
Приезжают на работу, встречи с хором или поиграть в теннис

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Александр Александрович разбирает елку после новогодних праздников

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Прасковья Сергеевна Мареева

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0

Напротив предприятия для незрячих находятся теплицы, где выращивают цветы. Здесь работают только люди без инвалидности

Фото: Алена Шилоносова
0 из 0
Спасибо, что долистали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и фотоистории. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас поддержать нашу работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Поддержать
0 из 0
Листайте фотографии
с помощью жеста смахивания
влево-вправо

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: