Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Воронежской области брат с сестрой три года живут в лесу, чтобы не попасть в детдом

В Воронежской области два подростка, Светлана и Дмитрий, три года живут в лесу, опасаясь попасть в детский дом, рассказал «Таким делам» директор благотворительной организации «Моя жизнь после детского дома» Максим Данилов.

О детях, живущих в лесу, в организацию сообщила знакомая Данилова. Руководителю благотворительного проекта и социальному психологу удалось лично встретиться с подростками, однако гостям завязали глаза, чтобы они не запомнили дорогу к их убежищу.

Как рассказал Максим Данилов, 16-летняя Светлана общалась с ним настороженно и агрессивно. Она запретила своему брату, 14-летнему Дмитрию, разговаривать с незнакомыми людьми и взяла на встречу нож. Девушка отказалась от предложенных денег, но позволила купить себе сапоги и одежду.

Общественникам девушка рассказала, что их родители страдали от наркотической зависимости, били их и морили голодом. После их смерти брат с сестрой перебрались к бабушке, где жили в сарае. Когда она умерла, они решили уйти в лес, чтобы их не забрали в детский дом.

Несколько дней они пытались жить в лесу, но не смогли, поэтому начали скитаться по подвалам и даже пытались поселиться при храме, откуда их выгнали «попы», — рассказала девушка. Три года назад они вернулись в лес: вначале они построили шалаш, а спустя два года — деревянный дом.

«Дом приличный, девочка за ним ухаживает, у нее есть свой огород. Видно, что где-то дети делали: окно маленькое, есть щели в этом доме, сам дом немножко кривой», — рассказал Максимов.

Подростки живут на случайные подработки, воруют на вокзалах и попрошайничают возле церкви. Данилов предполагает, что подростков могут запугивать криминальные структуры или психологически неуравновешенные личности. По его опасениям, дети могут быть втянуты в преступления и даже быть причастны к издевательствам и насилию над другими людьми.

«Кто-то на самом деле выше сидит, — считает Данилов. — Это не так сильно выделялось, но на их руках я заметил следы, как будто их связывали или били. Когда я посмотрел на руки, это ее сразу взбесило. Очень много факторов, надо разбираться с этим».

Социальный психолог по итогам беседы с подростками заключила, что у детей ярко выраженное психологическое расстройство и заторможенное развитие. Светлану она сочла агрессивной, а ее брата — замкнутым.

«Светлана говорит, что боится идти в мир, что не примут ее. Дима по-другому мыслит. Говорит, я хочу пойти в мир, хочу снова пойти в школу, завести друзей. Кажется, что Светлана его держит», — поделился наблюдениями Максим Данилов.

Общественники попросили прокуратуру и социальные службы разобраться в ситуации. Сами дети опасаются огласки и полиции. Глава организации считает, что нужно находить родственников или приемных родителей, чтобы привести подростков к обществу. «В первую очередь им нужна психологическая помощь»,—подчеркнул он.

«Я уже боюсь города и людей, — цитирует Светлану портал «ТВ-Губерния». — Мне нравится жить в лесу, здесь я общаюсь с природой. А в городе меня никто не ждет. Честно говоря, мне страшно встречаться с родственниками. А вдруг они будут меня бить? А тут я командир, и мы ничего не боимся, только людей. Чтобы они к нам не подходили, нам приходится их пугать».

Согласно действующему законодательству, дети-сироты могут находиться в детском доме только до 18 лет, после чего государство обязано обеспечить их жильем. В 2015 году было установлено, что из 130 тысяч детей-сирот, имеющих основания для получения жилья, 11 тысяч человек не воспользовались своим правом.

Благотворительная организация «Моя жизнь после детского дома» существует с 2014 года. Ее основатель, Максим Данилов, сам был подопечным интерната, его проект направлен на помощь сиротам, выпускникам детдома и малоимущим.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: