Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Эксгибиционистский шаг — заявить, что у тебя расстройство»: кто шел в колонне психоактивистов на Первомай

На первомайской демонстрации в Москве почти три десятка человек прошли с плакатами о вреде стигматизации психических расстройств. Полиция задержала их у начала Большого Москворецкого моста и увезла в отделения, задержания удалось избежать всего нескольким участникам колонны. «Такие дела» узнали, что хотели заявить психоактивисты своим шествием.

Фото: Илья Панин

В этом году традиционное шествие, организованное Федерацией независимых профсоюзов, замыкала колонна психоактивистов — художников и правозащитников, исследующих темы психических расстройств, ментальных особенностей и границ нормы. Они несли плакаты: «Лучшие друзья девушек — антидепрессанты», «Мы выходим из психо-“шкафа” и ждем принятия, а не 100 лет одиночества», «Я знаю свой диагноз, а ты?», «Аффективный класс», «Хватит нас романтизировать, обесценивать» и другие. Организатор движения «Психоактивно» Катрин Ненашева раздавала прохожим листовки о том, как вести себя, если твой близкий человек в депрессии, тревоге или панике.

Колонне удалось пройти Большой Москворецкий мост, от полицейского кордона с рамками металлоискателей до Васильевского спуска, когда активистов задержали полицейские и ОМОН — как отмечают свидетели, задерживали грубо, рвали плакаты. У силовиков не было одного ответа, почему идут задержания: кому-то сказали, что из-за содержания плаката, кому-то — что все мероприятие не санкционировано.

Задержанных разделили на автозаки и отвезли в ОВД «Басманный» и «Таганский». В автозаке полицейские заявили активистам, что им нужно было согласовывать содержание всех плакатов с организатором митинга — главой Московской федерации профсоюзов. Однако на сайте акции было указано, что присоединиться к демонстрации мог любой желающий.

«Нас попросили написать объяснительные и провели профилактическую беседу: всем выдали личного полицейского, который сказал, что информирует нас, что согласно законодательству нельзя участвовать в несогласованных акциях», — рассказывает Михаил Левин.

Через несколько часов всех отпустили без обвинений и штрафов. Задержанные отметили, что их опрашивали также сотрудники центра «Э» и снимали их плакаты.

Катрин Ненашева

художница, активистка, организатор движения «Психоактивно» и колонны на первомайской демонстрации

Фото: Илья Панин

Для тех, кто имеет психические заболевания, по-прежнему нет места для высказывания и действия. Организация колонны — это попытка создать поле для высказывания людей, которые имеют психические расстройства или ментальные особенности. Что это дает? По словам тех, кто был вчера с нами, общность дает [им] самое важное знание, что ты не один такой, у нас даже есть такой лозунг: «Ты не один такой на районе».

Считается, что люди с психическими расстройствами могут быть только потребителями чьей-то доброты, милосердия, толерантности, жалости. Но они вполне способны сами за себя высказываться и быть силой, в том числе социальной, политический и культурной.

Михаил Левин

организатор свободного движения людей с ментальными особенностями «Психоактивно» и колонны на первомайской демонстрации

Это немного эксгибиционистский шаг — заявить, что у тебя какое-то расстройство. Ребята шли с очень личными плакатами про свои особенности. Также [хотелось] заявить требования по реформе психиатрии, заявить про необходимость деинституциализации, про несогласие с планами запрета определенных лекарств.

Участие [в колонне] с профсоюзами, с другими трудящимися — важное высказывание о том, что мы тоже производим смыслы, идеи, труд. Это первая попытка чего-то подобного, поэтому нормально, что у нас нет единого кулака, требований, мнений. Как раз хотелось, чтобы собрались люди с любыми ментальными конфигурациями, показать эту многоголосость.

Саша Старость

художница, психоактивистка, организатор колонны «Психоактивно»

Фото: Илья Панин

У меня параноидная шизофрения, пять госпитализаций, из них три принудительные. В сфере психиатрии я занята в том числе и институционально — как синхронист, переводчик. Колонну [на первомайской демонстрации] позиционировали как русский аналог Mad Pride. Но мы в целом более инклюзивны, чем прайд, потому что в последние годы они очень сильно смещены в область антипсихиатрии, а это опыт не для всех. Да, есть система, она очень плохо устроена, в ней есть ПНИ, ПНД, в которых все идет не по плану и не по правилам, но это не дискредитирует саму идею психиатрии, наличие заболеваний и возможности их лечения.

Если бы мы даже стали согласовывать [нашу колонну], то [организаторы демонстрации] нашли бы причины, почему нас нельзя принять. Я абсолютно убеждена, что менты видят: идет колонна молодых людей, кто-то с татуировками, еще и лозунги несут. У них четкая ассоциация с молодежными бунтами, и первая реакция — надо сразу убрать.

Алена Агаджикова

медиахудожница, журналистка, фотограф, организатор колонны «Психоактивно»

У меня с детства несколько психических расстройств (ОКР, агорафобия с паническими атаками и тревожно-депрессивное расстройство), с которыми долгое время мне было некуда и не с кем пойти, потому что осведомленность людей в России о психическом здоровье где-то на уровне нуля. Поэтому я много пишу и говорю о видимости людей с аналогичными особенностями. Я хочу не бояться сказать: «Да, у меня есть психические расстройства». Хочу, чтобы люди вокруг внимательно относились к своему психосостоянию и предлагали помощь тем, кому сложно. Хочу, чтобы из российской речи ушел хейтспич, чтобы людей, которые делают глупые или плохие поступки, не называли психами, шизиками и не предлагали им психиатрическую помощь. Потому что это все не имеет ничего общего друг с другом. К счастью, в последнее время ситуация меняется. И именно благодаря психоактивистам, журналистам, блогерам, которые ведут просветительскую деятельность в области прав людей с психоособенностями и вывода темы психиатрии из серой зоны.

То, что случилось 1 мая, было беспрецедентно, конечно. Первый Mad Pride в России, и окончился он не так, как все ожидали. Мы пришли рассказать о том, что мы, люди с психическими расстройствами, есть. И окружающие — участники первомайского шествия — улыбались нам, хлопали, фотографировали. Несколько человек даже решили присоединиться к нашей колонне, прочитав наши плакаты. И тут, минут через двадцать, на нас побежала толпа омоновцев и росгвардейцев. Порвали плакаты, растяжку, отняли все транспаранты, начали тащить людей чуть ли не по асфальту, кого-то просто взяли под руки. У многих случились острые панические атаки, включая меня. К счастью, я всегда ношу с собой таблетки, иначе я бы просто отключилась там, на месте: так я реагирую на внезапно-стрессовые ситуации.

В автозаке моя паническая атака продолжалась, но уже не с такой интенсивностью, потому что я выпила транквилизатор. Но у меня тяжелая клаустрофобия, поэтому попросила выпустить меня из «клетки», которая закрывается снаружи. Благо ОМОН сразу согласился. Думаю, это связано с тем, что в ЕСПЧ были прецеденты, в которых провоз людей с клаустрофобией в «клетках» или «стаканах» квалифицировался как пытки.

Пока мы ехали до Басманного ОВД, правоохранители активно спрашивали меня, почему я так нервничаю, что такое «Психоактивно», кто мне поставил диагнозы, зачем мы вышли на улицу. Когда я подробно описала механизм панической атаки, один из омоновцев сказал: «Да это фигня, попробуй пять километров кроссом пробежать, там так сердце фигачит, будь здоров». Я сразу подхватила: «Это именно такие чувства, только представь, что ты не бежал эти пять километров, а те же ощущения начались у тебя ни с того ни с сего». Омоновцы переглянулись и протянули: «Да, это жесть».

Мирослава Подлесных

художница-керамистка, зоозащитница

Фото: Илья Панин

Для меня [ментальные особенности и психические расстройства] очень близкая тема, с которой достаточно долгий период я пыталась жить, не акцентируя на ней внимания. Но в итоге поняла: чтобы жить полноценно, надо принимать себя такой, какая есть. Поняла, что если есть желание менять мир вокруг себя, то надо двигаться, собирать вокруг себя людей, быть частью комьюнити, разделяющего твои ценности и взгляды.

Задержания особенно смешны, когда на фоне фраз дикторов про мир, труд, единство, май задерживают группу, которая только-только набирает силу заявить о себе, потому что им для этого требуются неимоверные усилия. Я знаю, что испытывает человек, находящийся в толпе, у которого какие-то социопатические расстройства. [Выйти на демонстрацию] — большое усилие над собой, большой шаг в сторону условного выздоровления.


Сообщество психоактивистов появилось в январе 2018 года. В числе их акций — проект «Психоактивно» для общения и творчества, проект «Я горю», посвященный эмоциональному выгоранию, а также бренд одежды и аксессуаров.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: