Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

СК Кемеровской области проверит сообщения СМИ о пытках заключенных в ИК-37

СК по Кемеровской области начало проверку сообщений СМИ «об избиении» заключенного сотрудниками в одной из колоний. Ранее Meduza опубликовала статью о пытках в кемеровской ИК-37, нахождением в которой «пугают осужденных из других зон».

В ходе проверки будут изучены медицинские документы осужденного, после чего мужчину проверят судебно-медицинские эксперты. Также будут проанализированы видеозаписи с камер наблюдения, установленных на территории колонии и в помещениях исправительного учреждения, заявили в СК.

Как рассказала журналистам жительница Башкирии Оксана Хаттарова, ее мужа Руслана Курмангалеева перевели в ИК-37 после многолетних избиений и пыток в ИК-1. В частности, Курмангалеев сообщил, что осужденные, сотрудничающие с администрацией колонии, истязали и унижали его, заставляя отказаться от поданных ранее заявлений и жалоб. При этом руководство ИК-1 было в курсе происходящего. Хаттарова писала жалобы по факту пыток во ФСИН, следственный комитет, прокуратуру Кемеровской области и кемеровскую ОНК, но никто из них не выявил нарушений в ИК-1.

Сразу после этапирования в ИК-37 Курмангалеева избили несколько сотрудников колонии: в их числе начальник колонии Евгений Овчаров, замначальника по безопасности и оперативной работе Сергей Толканов, сотрудники по фамилии Скорип и Бекетов или Бекренев (осужденный не помнит точную фамилию — прим. ТД). Курмангалеева заставили полностью раздеться для обыска, забрали личные вещи и под угрозой изнасилования приказали мыть туалет, а потом посадили на 10 суток в штрафной изолятор.

Хаттарова рассказала, что лично слышала, как обращаются с прибывшими заключенными: оскорбляют матом, заставляют «бежать, приседать, вставать и опять бежать», в том числе людей с инвалидностью. Муж передал ей несколько письменных жалоб, но на выходе из колонии женщину обыскали и угрозами заставили отдать все бумаги. Женщина написала все жалобы заново, передала их в прокуратуру, ФСИН и СК. Была проведена проверка, нарушений не нашли.

По словам Курбангалеева, заключенных в ИК-37 называют не по имени, а присваивают названия разных животных: в частности, ему в нагрудный карман засунули фотографию страуса и при передвижении по колонии он должен был представляться не по фамилии и имени, а «я страус такой-то». Освободившийся из этой колонии Илья Паникоровский рассказал, что помимо картинок с животными всех заставляют хором петь о том, как они любят ИК-37.

Правозащитник Борис Ушаков рассказал, что в Кемеровской области 17 колоний и четыре СИЗО, из них ИК-37 считается самой жестокой. «Обычно туда помещают заключенных с целью отомстить и заставить отказаться от жалоб, которые они писали до этого, — рассказал правозащитник. —В ИК-37 многие мои заявители были не только избиты, но и изнасилованы».

12 сентября после очередного массового избиения ОМОНом 13 заключенных ИК-37 предприняли попытки суицида. Осужденный Михаил Красильников рассказал адвокату Екатерине Селивановой, что сотрудники Овчаров, Толканов и Марков изнасиловали его дубинкой, заставляя подписать заявление о сотрудничестве с администрацией колонии.

В июне члены Совета по правам человека при президенте РФ посетили ИК-7 в Омской области, где заключенные рассказали им о многолетних пытках со стороны сотрудников УФСИН. Люди жаловались на пытки током, изнасилования, истязания.

24 августа «Новая газета» опубликовала новые видео с избиениями в ярославской ИК-1, где ранее от пыток пострадал заключенный Евгений Макаров. Видео с пытками Макарова появилось 20 июля. После общественного резонанса и начавшегося расследования заместитель директора ФСИН Валерий Максименко извинился перед Евгением Макаровым за поступок сотрудников. По уголовному делу об избиениях арестованы 11 человек, от работы отстранены 17 сотрудников.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: