Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Семен Дунаев из Челябинска — 22-летний инструктор по плаванию, у которого нет руки

Семен Дунаев — студент и инструктор по плаванию, у которого из-за онкологического заболевания в детстве была ампутирована рука. Из-за своей физической особенности он недавно получил отказ в работе, хотя его опыт соответствовал требованиям. Семен рассказал «Таким делам» о своей жизни, мечтах и том, как в Челябинске относятся к людям с инвалидностью.

Урок плавания учеников начальных школ Московского районаФото: Петр Ковалев/ИТАР-ТАСС/Интерпресс

О себе и спорте

Мне 22 года, я родился в городе Снежинске, но уже четвертый год живу в Челябинске, где обучаюсь по направлению «физическая культура» в Институте спорта, туризма и сервиса при Южно-Уральском госуниверситете.

Семен ДунаевФото: Ольга Каминина

Давно, в начальной школе, мне нравился гандбол. Когда остался без одной руки, около четырех лет профессионально занимался плаванием — туда я пошел, чтобы укрепить здоровье после лечения. Вообще я не хотел заниматься спортом, но увлекся после того, как фонд «Подари жизнь» пригласил меня в Москву на Всемирные детские игры победителей.

Моим первым тренером была Ольга Осипова, она привила мне любовь к плаванию, за что ей большое спасибо. Я стал ездить на различные соревнования, завоевывать награды. Это очень сильно повлияло на то, что я принял себя таким, какой есть, и перестал себя стесняться.

Об операции

Без одной руки я живу с 12 лет. В 2009 году у меня нашли онкологическое заболевание и в том же году ампутировали правую руку. От операции напрямую зависели мои шансы на выживание.

Я очень хорошо помню тот момент, очень тяжело переживал эту ситуацию. Все-таки я был ребенком, такой возраст — не до конца сознательный. Я понимал, что стану не таким, как все ребята, как мои друзья-одноклассники. Задавался вопросом: почему именно я? Почему это случилось именно со мной?

меня очень сильно поддерживали родители. Они постоянно говорили, что я сам как личность не изменюсь, изменится только моя внешность

Благодаря им я справился.

Жизнь действительно разделилась на до и после операции. Мои друзья поначалу относились настороженно, они ведь тоже были еще совсем детьми. Они навещали меня, им хотелось со мной повидаться, но они не знали, как себя вести, потому что не сталкивались раньше с подобной ситуацией. Кроме них, меня поддерживали учителя.

С течением времени, поскольку я вернулся в школу, к обычной жизни и не обращал внимания на свою особенность, отношения с друзьями стали прежними. Сейчас часто бывают такие моменты, когда я прошу их о какой-то физической помощи, а они не понимают, почему я не могу это сделать, — элементарно забывают, что у меня одна рука, а не две.

Об отношении общества к людям с инвалидностью

Примерно полтора месяца назад знакомая пригласила меня поработать инструктором по плаванию в бассейне. Она предложила мою кандидатуру своему руководству, описала мой опыт, и они согласились провести собеседование. Однако позже знакомая уточнила, что у меня нет одной руки. После этого они решили даже не встречаться со мной, сказав, что «такой» инструктор им не подходит. Больше они никак не объяснили свою позицию.

Обычно я не чувствую к себе какого-то особого отношения от посторонних людей. До отказа в работе в той организации со мной ничего подобного не происходило. Когда я начал заниматься плаванием и ходить в бассейн, маленькие дети часто обращали внимание на то, что у меня нет руки, показывали пальцем. Было неприятно, но я постепенно привык, сейчас мне наплевать. У этого есть и обратная сторона: люди оказывают мне снисхождение, пытаются требовать меньше, хотя я всегда готов быть наравне и не люблю отделять себя от остальных.

Отношение к людям с ограниченными [физическими] возможностями в России нельзя назвать правильным в отличие от Европы, где их считают полноправными членами общества. Я не замечал у нас никакой отрицательной реакции на людей с инвалидностью, но большинство пытается остаться в стороне, сделать вид, что это их не касается. Почти никогда не помогают. В целом ощущение, что в России люди с инвалидностью — это отдельный слой общества. 

О быте

У меня удален плечевой сустав, плечо неактивно, я не могу им «крутить». В этой ситуации, как мне сказали врачи 10 лет назад, возможен только косметический протез. Он мне не понравился, потому что создавал дополнительные неудобства и отвлекал — это лишний вес, плюс его нужно было постоянно контролировать второй рукой. Возможно, сейчас технологии шагнули вперед, но я не интересовался.

Протез я не ношу

В быту у меня нет никаких проблем, я могу делать все самостоятельно, в том числе водить автомобиль, не говоря уже о том, чтобы одеться или сходить в магазин. В физическом плане трудности возникают, только если нужно поднимать что-то тяжелое или балансировать с вещами в одной руке.

Об увлечениях и работе

Последние несколько лет я занимаюсь организацией различных спортивных мероприятий для детей, победивших онкологические заболевания. Я сам был таким же, поэтому мне доставляет огромное удовольствие им помогать. Раньше я принимал участие во Всемирных детских играх победителей, а когда в силу возраста уже не мог, то стал на них волонтером-вожатым. В Челябинской области седьмой год подряд проходит региональный этап этих состязаний, и я третий год вхожу в оргкомитет — это мое основное занятие, помимо учебы.

Зимой появилось новое увлечение — начал кататься на сноуборде. В этом году я заканчиваю вуз и в дальнейшем собираюсь работать в челябинском движении помощи детям с онкологическими заболеваниями «Искорка Фонд».

О любви и семье

Безусловно, я мечтаю когда-нибудь создать семью, если рядом окажется достойный человек. Сейчас такого человека нет, поэтому я пока сосредоточен на саморазвитии. Для меня в первую очередь важны честность и открытость, хочу, чтобы были общие интересы, совпадало чувство юмора, чтобы мы смотрели в одном направлении. Любопытно, но начинаю понимать, что в своих поисках опираюсь на пример родителей. Я считаю, что мне очень повезло с моей семьей. Родители живут в Снежинске и до сих пор меня поддерживают во всем. Иногда даже обижаются, когда мне хочется больше самостоятельности.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: