Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Правозащитники рассказали о массовых нарушениях полиции в ходе разгона марша 12 июня в Москве

Сотрудники правозащитного центра «Мемориал», проекта «ОВД-Инфо», движения «За права человека» и Московской Хельсинкской группы (МХГ) представили доказательства массовых нарушений прав человека со стороны полиции в ходе разгона несогласованного марша 12 июня в Москве. Зафиксированные нарушения носили как систематический, так и вопиющий характер, передает корреспондент «Таких дел». Пресс-конференция также транслировалась онлайн.

Люди, которые выходят на акции, — это «свободные люди, которые ищут новые смыслы», а чиновники, которые согласовывают эти акции, — люди «несвободные», они «действуют по регламенту и не могут реагировать на срочный запрос людей высказаться», заявила Светлана Астраханцева из МХГ.

«В моменте согласования очень важен разговор власти с организатором, а сейчас фактически процедура превратилась в разговор просителя и того, кто запрещает проводить публичные акции. В нашем случае [марш 12 июня. — Прим. ТД] процедура не была согласована. Но улицы Москвы, на которые выходят люди, являются публичным пространством. Это такой же легитимный способ использования публичного пространства, как езда машин или хождение пешеходов», — подчеркнула Астраханцева.

Маршрут марша был специально проложен в обход, чтобы не создавать помех тем, кто пришел на фестиваль, этот маршрут также был опубликован до начала акции. По мнению Астраханцевой, это свидетельствует о том, что инициаторы марша не хотели препятствовать праздничному фестивалю, посвященному Дню России.

Нарушения в ходе марша

Силовики с самого начала и на протяжении всего маршрута перекрывали путь людям под предлогом того, что они мешали движению машин и пешеходов, утверждает Астраханцева.

«Вместо того чтобы обеспечить акционерам безопасный проход, они поставили им ограничение, что является нарушением, — сказала эксперт МХГ. — <…> Люди имеют право выходить на улицы даже без согласования, а правонарушителями их делает тот самый спектакль, который устраивают сотрудники, призванные контролировать безопасность подобных действий».

Согласно российскому законодательству, акцию не имеют права разгонять, пока она мирная. Однако в какой-то момент участников марша начали обливать водой из машин, что создавало дополнительные очаги напряженности, пугало людей.

В толпе сотрудники полиции и Росгвардии действовали жестко и хаотично, создавая риски для жизни и здоровья граждан: вклинивались в скопления участников марша на узких тротуарах и вблизи лестниц, спонтанно задерживали людей, в том числе случайно проходивших мимо, рассекали и блокировали толпу.

Действия полиции и Росгвардии, как указывают правозащитники, были деструктивны и вместо предотвращения эскалации провоцировали конфликт; граждане при этом не имели никакой возможности договориться с правоохранительными органами — их просто игнорировали.

Правозащитники осудили применение полицейскими физической силы во время задержаний на марше. Всего было задержано около 550 человек.

«На одной из фотографий видно, как на одного мирного человека, который лежит на земле, трое обученных человек применяют сразу три болевых приема. Это применяется к мирным людям. Мне иногда даже стыдно за полицейских. Выход на улицы не является преступлением», — сказала координатор «ОВД-Инфо» Алла Фролова.

«Непонятен мотив такой жестокости по отношению к мирным гражданам, — согласилась с ней Астраханцева. — В ответ на совершенно неочевидную, а очень потенциальную угрозу, предположив, что они могут нести какую-то угрозу, сотрудники органов безопасности нарушили все возможные нормы и причиняли гражданам физическую и моральную боль, совершенно необоснованную и немотивированную». 

Нарушения после задержаний

Фролова отметила, что после задержаний людей часами держали в автозаках, на улице около отделений полиции, в самих ОВД. Фролова сообщила, что в некоторых ОВД вводили план «Крепость», согласно которому в здания никто не должен входить и выходить. Однако этот план предусмотрен в случаях нападения на здание полиции.

«То есть вы все, мирно протестующие, являетесь нападающими, — подчеркнула Фролова. — План “Крепость” — достаточно серьезная вещь, <…> но получается, что его вводят при массовых акциях. Адвокатов не пускают, но при этом очевидцы замечали доставщиков пиццы и других людей. Это делается для того, чтобы [задержанный] человек был в шоке, чтобы ему никто не мог помочь ни морально, ни юридически, чтобы на него могли надавить, запугать».

Людей, задержанных в центре, разводили в совершенно другие ОВД, например в Северное Измайлово, при этом местные сотрудники полиции не имели полномочий разбираться с этими задержанными — составляя рапорты, они фальсифицировали данные. Все рапорты писались по одному шаблону, и, судя по ним, всех участников акции, доставленных в один отдел, задержали двое полицейских. Протоколы полицейские составляли без участия задержанных и предоставляли им на подпись спустя несколько часов с уже готовым определением о передаче дела в суд.

Среди задержанных было около 40 журналистов, из них человек 10-12 были на задании, а остальные пришли в частном порядке и их правовой статус ничем не отличался от прав других протестующих. Однако в Москве была явная тенденция отпускать журналистов без протокола, в то время как в Санкт-Петербурге «поступила команда» задерживать как можно больше журналистов, указал сотрудник «Репортеров без границ» Андрей Жвирблис.

«В силу того что обстановка меняется, а журналист действует по обстановке, редакционное задание не обязательно должно быть оформлено на бумаге», — отметила журналистка Ирина Яценко.

Заяви о незаконном задержании

Правозащитники призвали всех, кто был задержан на мирной акции 12 июня, писать жалобы в адрес уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой и требовать привлечения к ответственности тех, кто превышает свои должностные полномочия и незаконно задерживает граждан.

На сайте движения «За права человека» размещена анкета, которую также необходимо заполнить всем несправедливо задержанным. На основании этих анкет правозащитники составят жалобы и направят их в соответствующие органы. Уже поступило порядка 30 анкет.

«Когда были самые массовые задержания, в марте 2017 года, Москалькова у себя на сайте написала, что к ней по причине нарушения своих прав обратилось всего 12 человек. Если проблема не озвучена — проблемы нет. Если мы не положим на стол 500 жалоб, мы не добьемся положительных изменений», — резюмировала Яценко.


12 июня в Москве и Санкт-Петербурге прошел несогласованный марш в поддержку журналиста Ивана Голунова, обвиненного в покушении на сбыт наркотиков, а также против фабрикации уголовных дел. Голунов был освобожден 11 июня, однако журналистское сообщество и неравнодушные граждане решили не отказываться от проведения акции, которая завершилась массовыми задержаниями.

Подготовлено при участии Екатерины Тимофеевой

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: