Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В Ингушетии движение «Антилирика» жесткими методами борется с «аптечной наркоманией». Это приводит к перестрелкам и покушениям

В Ингушетии действует волонтерское движение «Антилирика», которое борется с теневым оборотом сильнодействующих лекарств. Активисты выслеживают людей, которые употребляют психоактивные вещества не по медицинским показаниям, и передают данные о них в полицию и в семьи. «Антилирика» отслеживает оборот прегабалина (противоэпилептический препарат «Лирика»), и тропикамида (входит в перечень жизненно необходимых препаратов).

В конце августа в Назрани произошла стычка добровольцев «Антилирики» с толпой неизвестных. В ней участвовало более сотни человек, некоторые из них использовали травматические пистолеты. В Ингушетии это не первый случай конфликта с участием членов «Антилирики» — их машины обстреливали, а на руководителей ячеек совершались покушения. Почему борьба с теневым распространением психотропных препаратов приобрела в республике такой драматический размах, разбирались «Такие дела».

Фото: Денис Абрамов / РИА Новости

Что такое «Лирика»

Прегабалин («Лирика») обладает противосудорожным и противоболевым действием. Он считается одним из основных препаратов, используемых при лечении нейропатической боли. Учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер рассказывала, что прегабалин ежедневно должны получать более 500 тысяч человек в России.

Директор по методической работе хосписа «Дом с маяком» Наталья Савва говорит, что при нейропатической боли плохо действуют обычные обезболивающие и даже сильные анальгетики. «“Лирика” — препарат, который закрывает очень большой спектр пациентов. Если мы берем три ступени лечения такой боли у детей, на первой применяется либо габапентин, либо прегабалин», — говорит Савва. По ее словам, кроме этих двух лекарств с нейропатической болью может справиться только клонидин, выписываемый в исключительных случаях, и метадон, находящийся в России под полным запретом.

Чуть больше года назад в Назрани решили активно бороться с «аптечной наркоманией» — рекреационным употреблением и теневым оборотом сильнодействующих лекарств. На базе молодежного совета городской администрации появилось движение «Антилирика Назрань 06». Активисты «Антилирики» утверждают, что в Ингушетии для обезболивания при тяжелых болезнях и других состояниях прегабалин используют редко, а люди, которые приобретают препарат, употребляют его ради наркотического опьянения. Представитель движения Муса Оздоев заявляет, что препарат «легко заменить» и «необходимости в “Лирике” нет вообще».

Сейчас независимая группа «Антилирики» есть практически в каждом городе республики, также ячейки создали на Ставрополье, в Дагестане и даже в Новом Уренгое. Деятельность активистов одобрял бывший глава республики Юнус-Бек Евкуров. Добровольцы проводят «профилактические мероприятия» с потребителями психотропных препаратов — если узнают, что человек приобретал «Лирику», приходят в его семью. «Говорим, что, если вы сейчас за него не возьметесь, очень скоро он будет конченым человеком», — говорит Муса.

Как работает «Антилирика»

В «Антилирике Назрань 06» — около 25 человек. «Мы выявляем цепочки. Ловим наркомана — он закладывает подбарыгу. Ловим подбарыгу — он закладывает барыгу. А через барыгу выявляем всю цепочку распространения. Тогда мы уже подключаем ребят из [“Антилирики”] других городов», — объясняет Муса Оздоев. Методы выявления — контрольные закупки, наружное наблюдение, мониторинг соцсетей.

«Антилирика» сотрудничает с органами правопорядка: передает информацию о торговцах сильнодействующими лекарствами участковым и наркополицейским. По мнению Оздоева, представители МВД оказываются и по другую сторону баррикад, «крышуя» торговцев. «Часто бывает так, что мы выявляем барыгу, всю его цепочку и передаем правоохранительным органам, а он на следующий день спокойно гуляет и дальше продолжает свою деятельность», — говорит он.

Замначальника управления по контролю за оборотом наркотиков МВД Ингушетии Батыр Тохов утверждает, что центральный аппарат наркополицейских официальной работы с волонтерами не ведет, но есть сотрудничество на районном уровне. Тохов считает, что тяжелыми наркотиками и сильнодействующими лекарствами торгуют разные люди: «Если человек занимается “Лирикой”, он никогда в жизни не будет продавать героин. Он знает, что ответственности почти никакой нет и он может возить ее хоть килограммами», — утверждает полицейский.

Оздоев говорит об обратном: по его словам, у торговцев аптечными препаратами нередко находят и наркотики. Каналы поставки лекарств на улицы Назрани разные: иногда их в больших количествах выписывают по рецепту аптеки, но чаще всего это оптовые закупки в других городах — в Пятигорске, Владикавказе, Моздоке. «По закону правоохранительные органы много и не могут сделать против “аптечных барыг”. Они отбирают у них все, выписывают штраф, от 500 до пяти тысяч рублей в худшем случае», — жалуется Оздоев.

В конце года в России ужесточится наказание за нарушения при распространении трех рецептурных препаратов: прегабалина (противоэпилептическое средство, торговое название — «Лирика»), тапентадола (опиоидное обезболивающее) и тропикамида (офтальмологический препарат из перечня ЖНВЛП). Теперь нарушителям будет грозить до трех лет лишения свободы по статье 234 УК РФ.

Пока этого нововведения нет, главный инструмент «Антилирики» — общественное порицание. У проекта развитые аккаунты в Instagram (самая массовая соцсеть в кавказских регионах РФ — прим. ТД), где публикуют имена и фотографии торговцев аптечными психотропными веществами. В условиях тейповой системы этот инструмент эффективен, считает Оздоев: «Если братья или двоюродные братья барыги узнают, что он торгует, они его конкретно поломают».

Кто напал на членов «Антилирики» в Назрани

В ночь на 22 августа в Заводском районе Назрани 12 членов «Антилирики» выслеживали торговца низшего звена. Они подошли к нему «побеседовать и провести профилактические мероприятия», но мужчина сбежал. Активисты бросились в погоню, но на них напала группа неизвестных — Оздоев утверждает, что их было более 100 человек. Он упоминает видео стычки, на котором видно пламя из ствола — в «Антилирике» полагают, что среди нападавших был сотрудник органов, который стрелял из боевого оружия. Часть волонтеров и нападавших стреляли из травматического оружия.

В результате пострадали не менее восьми человек. Несколько участников потасовки пожаловались в полицию на разбой и избиение со стороны «Антилирики». Сами волонтеры заявления в полицию не пишут, аргументируя это тем, что это «не по-пацановски», говорит Оздоев. Он утверждает, что после нападения возбудили уголовное дело, но затрудняется сказать, по какой статье. В пресс-службе республиканского МВД «Таким делам» не прокомментировали этот вопрос.

Это не первое нападение на активистов. В феврале машину волонтеров обстреляли из боевого оружия. В апреле при схожих обстоятельствах было совершено покушение на волонтера Ису Мальсагова. За год добровольцы «Антилирики Назрань 06» изъяли более двух тысяч единиц препаратов и публично уничтожали их. После этого активисты нередко становились фигурантами заявлений о правонарушениях, в которых наркоторговцы — потерпевшие.

«Их подтягивают менты, которые это крышуют, мы им поперек горла встали», — заявляет Муса

Почему в республике борются с «Лирикой»

Батыр Тохов из республиканской наркополиции считает, что «Лирика» привлекает наркопотребителей из-за цены и небольшого привыкания. «Ни административного наказания, ни тем более уголовного за употребление “Лирики” и тропикамида нет, а героин идет намного дороже. Богатые и начинающие могут себе это позволить, а у наркоманов со стажем нет возможности купить героин, поэтому они глушат зависимость “Лирикой” и тропикамидом», — заявляет Тохов. С ним соглашается и председатель координационного совета неправительственных организаций Ингушетии Магомед Муцольгов. Он указывает, что доставка лекарств — наиболее оптимальный вариант для наркоторговцев, «когда пограничные посты между республиками круче, чем на границах некоторых стран».

Уличная продажа «Лирики» — крайне выгодный бизнес, считает Муса Оздоев. По его словам, торговцы часто бесплатно раздают психотропные вещества на улице молодым людям и начинают требовать с них деньги только после второй раздачи. Руководитель правозащитного центра «Мемориал» в Ингушетии Тимур Акиев говорит, что и в употреблении «Лирики», и в борьбе с этим участвуют только молодые люди до 35 лет.

«Молодежь наедается на свадьбах, на выпускных вечерах этих таблеток. Возникает преступность, деградация, болезнь. Большая проблема, которая становится не только твоей личной проблемой», — считает Магомед Муцольгов. Представитель полиции Батыр Тохов рассказывает, что МВД проводит профилактические беседы об «аптечной наркомании» в школах и университетах.

Что думают в республике о деятельности «Антилирики»

Опрошенные «Такими делами» ингушские общественники положительно относятся к деятельности «Антилирики» и отмечают снижение теневой торговли и потребления аптечных наркотиков. «Как только они активизировались, “Лирика” и другие психотропные вещества потихоньку сходят на нет. С этими названиями теперь связан позор и для барыг, и для тех, кто употребляет, это минус для всего рода и семьи», — говорит ингушский общественный деятель Джамалейл Хамхоев и добавляет, что активисты — «красавчики».

«Мы очень маленький народ. Когда власти и правоохранительные органы не занимаются ситуацией, в дело защиты национальных интересов включается общество. Главное для власти в таких случаях — не мешать или помогать», — рассуждает Магомед Муцольгов.

Массовое нападение на членов «Антилирики» Джамалейл Хамхоев объясняет не неприятием движения, а особенностями местного менталитета: «В таких районах все друг друга знают и стоят за друзей горой, кем бы они ни были». «Чуть-чуть они переходят грань, слишком много на себя берут», — признает Хамхоев, имея в виду инцидент в Заводском районе. «Конечно, нужно более профессионально работать, задерживать без жестокости. Но нужно иметь в виду, что это люди без специальной подготовки, просто наши сограждане», — добавляет Муцольгов.

29 августа активисты отчитались в закрытом Instagram об очередном задержанном ими в ночь 26 августа «подбарыжке», которого «удалось настигнуть», спустив шины его авто и повредив двигатель. В этом и других аккаунтах можно найти немало подобных постов, на которых видно, что члены «Антилирики» задерживают и обыскивают подозреваемых с применением силы.

Житель республики, попросивший не называть его имени, следит за деятельностью движения и не одобряет активно применяемое активистами насилие и шантаж оглаской. По его мнению, разглашением имен торговцев психотропными препаратами и обысками должны заниматься не волонтеры, а исключительно правоохранительные органы. «Если они попробуют мою машину обыскать на углу, я просто пошлю их на хрен» — говорит ингуш.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: