Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Дед Мороз заезжал, извинялся». Семь историй о лучшем новогоднем подарке

Проект личных историй PostPost.Media попросил пользователей соцсетей рассказать о лучшем новогоднем подарке в жизни — неважно, как давно это было и кто его подарил: родители, друзья, случайный незнакомец или любимый человек. 

«Такие дела» публикуют семь воспоминаний о чуде. Орфография и пунктуация авторов сохранены.

Фото: Илья Питалев/РИА Новости

Олег Лекманов

Мне (безумному тогда ботанику) родители подарили бюст Пушкина, о котором я, одиннадцатилетний, просто грезил. И я этот бюст целовал в течение всей новогодней ночи, приговаривая: «Спасибо! Спасибо! Спасибо!»

Tony Dubinine

Я люто-бешено мечтал о коне. Не красном пластмассовом, а о Прекрасном Коне, белом, с гривой, с настоящими глазами. Ну вот конь ко мне и пришел на Новый год — наверное, мне было шесть, то есть год был 1984. Позвонили в дверь, родители почему-то отправили открывать меня, а за дверью никого не было — кроме коня, который стоял и меня ждал. Белый в яблоках, с белой гривой шелковой, с Глазами, а еще у него в спине была веревочка, за которую можно было дернуть — и конь ржал. Ростом где-то мне по колено он был, или выше, и ничего прекраснее человечество уж точно никогда не видело! И он пришел ко мне сам, Дед Мороз только в дверь позвонил.

Самое смешное, что родители потом рассказывали — мол, сосед дядя Коля, которого они попросили поставить коня, позвонить в дверь и быстро уйти в свою квартиру, забыл уйти и торчал там рядом, глупо улыбаясь и как бы портя весь сюрприз. Но штука в том, что я его вообще не видел!

Отчетливо помню этот шок — совершенно пустой подъезд и белый конь на пороге

Так что Дед все-таки все исправил по-своему, несмотря на промах дяди Коли!

Александра Балмассова

Это был первый год моей невероятной любви. И первый Новый год вместе. Я подарила какие-то хитрые экстремальные лыжи и железную дорогу мальчику, который мечтал о железной дороге и которого я прямо до дрожи в коленках любила. А он подарил мне телескоп. Я, тогда маленькая и глупая, была возмущена ужасно — никакой романтики, никаких цветов, кружева и бусиков. Спустя еще год он подарил мне обручальное кольцо, а спустя полтора мы разошлись. Мне кажется, что он так и не простил, что я не оценила телескоп. Долго потом этот телескоп стоял памятником моей несостоявшейся любви, а сейчас радует девочку лет семи. По-прежнему считаю его самым лучшим и запоминающимся подарком.

Марк Кантуров

Это был не «лучший» подарок, но я хочу рассказать именно эту историю, потому что для меня важно чувство, которое в ней. Мы жили в поселке, и жили, в общем-то, бедно. Но на Новый год нам всегда дарили сладкие подарки — мешки с конфетами (не знаю, покупали их родители или отцу на работе выдавали; были еще подарки в школе, на которые родители сдавали деньги, но то в школе, а то отдельно, от них). Один из немногих периодов в году, когда конфет было много и ими можно было объедаться. А еще мы тогда выписывали «Ридерз Дайджест». И вот то ли в этом «Ридерз Дайджест», то ли в «Бурде», то ли еще в каком каталоге мы с братом увидели фигурки троллей — больших таких кукол, пузатых, с носами картошкой и лохматыми волосами, — ну, вы, наверное, себе представляете.

Подобных игрушек у нас в поселке и в завидах не было, это было что-то из совсем другой жизни, и мне, конечно, захотелось такого тролля. Но стоили они, понятное дело, дорого, да еще были, кажется, в иностранном журнале — без вариантов. Даже не помню, говорил ли я родителям вообще, что хочу такого тролля, — прекрасно понимал, что они не могут себе этого позволить, да и организовать не смогут.

Новогодние подарки у нас в доме дарили так — ставили их ночью на стол в детской. И когда ты просыпался утром, подарок уже стоял. Конечно, ночью мы спали плохо. В тот раз я проснулся еще до рассвета, в комнате была темнотища, и контуры двух фигур еле-еле угадывались на столе: два темных пятна с неясными очертаниями. И мне показалось, что там стоят те самые два тролля. Это было чудо. Я был восхищен и поражен тем, что родители смогли их достать, и очень остро чувствовал, сколько любви в этом было. В комнате понемногу светлело, я лежал в кровати и пытался рассмотреть подарки, полный изумленного восторга и ощущения себя любимым.

Контуры постепенно проявлялись все яснее, я все никак не мог угадать, тролли это или нет, верить мне или нет

По мере того как темнота уходила, становилось все более ясно, что это вряд ли тролли, пока, наконец, не стало очевидно, что это два мешка с конфетами — больших хороших мешка, набитых вкуснотой. Здесь можно бы подумать, что я испытал разочарование. Но это не так. Наоборот, я с какой-то новой силой ощутил родительскую любовь: мне вдруг стало очевидно, что эти подарки наполнены любовью, и что если бы только родители могли, они бы и этих троллей нам тоже купили. И это было очень сильное, очень яркое ощущение. И этот новогодний подарок я помню отчетливее всех — хотя формально это был обычный мешок с конфетами.

Саша Смоляк

Это был первый Новый год, который я встречала в своей квартире в Израиле, мы уже почти год жили вместе с моим молодым человеком, и я ему рассказывала, что Дед Мороз — это, конечно, фигня, но я обожаю подарки на Новый год. Утро первого января, он просит проверить под подушкой. Я смотрю — керамический магнитик в виде обалденной коровы. Я в восторге, выскакиваю нацепить ее на холодильник. Прибегаю обратно, он хитро смотрит: «Проверь под подушкой еще раз, может, там еще что-то завалялось». Проверила. Красная бархатная коробочка. Внутри кольцо с бриллиантом. Тут я и разревелась…

Вставал ли он на колено прямо в кровати — не помню. А самое смешное было потом, когда мы пришли к его родителям на новогодний завтрак, я показываю его маме кольцо, и она так кивнула — ага, красивое. И я в шоке — а где реакция, где поздравления? А она не поняла, оказывается, что это было кольцо со смыслом, думала — просто подарок.

Екатерина Ракитина

Мне было семь, я обнаружила под елкой спортивный костюм, который и так бы купили, — и тихо проплакала все первое января у себя в комнате. А через неделю папа пришел с работы, сказал, что Дед Мороз заезжал, извинялся, что в суматохе забыл отдать часть подарка, и вручил мне плюшевую лису. Прекраснейшую плюшевую лису Асю с деревянной под плюшем головой, которая меня раз тыщу клюнула в лоб до синяков, но это не мешало нашей нежной многолетней любви.

Лев Рубинштейн

Мне кажется, что этот подарок был лучшим, по крайней мере по ощущению и по запоминаемости. Это всего лишь полевой бинокль. Он был привезен отцом с фронта. Но когда он был привезен, меня еще не было. А когда я уже был и когда я научился залезать в тот ящик письменного стола, где хранились важные отцовские вещи — самодельная финка, например, или ордена-медали, или опасная бритва в кожаном футляре, на котором было написано что-то готическим шрифтом по-немецки, — я, конечно же, выделил из всего прочего бинокль.

Мне было запрещено залезать в этот ящик (наверное, из-за опасной бритвы), но я залезал, вынимал этот бинокль и пытался с его помощью разглядеть что-то, что творилось в соседнем дворе. Однажды отец застукал меня за этим занятием, но вместо того чтобы… ну, понятно, он почему-то сказал: «А хочешь, я подарю тебе эту штуку на Новый год. Она все равно испорчена». Это он прибавил зря, конечно, но я не обиделся. Я был рад и счастлив. И хвастался перед приятелями настоящим полевым биноклем. Ну и что с того, что он показывал лишь мутные пятна. Теперь он лежит в ящике моего письменного стола вместе с оставшимися после отца реликвиями — самодельной финкой, опасной бритвой с немецкими готическими буквами, орденами-медалями, несколькими военными пуговицами…

Фото: Лев Рубинштейн

Фонд «Нужна помощь» и команда Inliberty приглашают выбрать новогодний подарок на ярмарке Rassvet Christmas Fair 21–22 декабря. Это большое мероприятие с участием российских благотворительных фондов, елочным базаром и разговорами о чуде. Ярмарка будет проходить с 12 до 20 часов на территории завода «Рассвет» на Пресне.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам
Все новости

Новости

Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: