Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Это может быть угрозой всем расследователям». В Москве экс-журналиста «Ъ» Ивана Сафронова задержали по подозрению в госизмене

7 июля в Москве задержали советника главы «Роскосмоса» и бывшего журналиста «Ъ» и «Ведомостей» Ивана Сафронова. Пресс-служба «Роскосмоса» сообщила, что Сафронову предъявлено обвинение по статье 275 УК РФ (государственная измена), возбуждено уголовное дело (в суде «РИА Новости» сообщили, что Сафронов находится в статусе подозреваемого). По версии ФСБ, журналист работал на одну из спецслужб НАТО. 

Кто такой Иван Сафронов, о чем его тексты и что могут счесть гостайной, постарались разобраться «Такие дела».

Иван СафроновФото: Петр Кассин / Коммерсантъ

Что думают коллеги о деле против Сафронова?

Все коллеги Сафронова, с которыми общались «Такие дела», считают, что журналист — настоящий патриот России и предъявленные репортеру обвинения в госизмене безосновательны.

«Я могу сказать, что Ваня — как раз патриот и “государственник” в хорошем смысле этих слов, если он еще остался, — уверен Александр Черных, который проработал с Сафроновым в “Ъ” девять лет. — Не из тех людей, которые на публику рвут рубаху и требуют запретить мороженое с радугой. Ваня любит именно страну и людей, которые в ней живут. И темы армии, космоса, о которых он писал в “Ъ”,  искренне для него важны, он искренне переживает за их состояние. Он очень правильный человек, с принципами и характером. Называть такого человека изменником — это просто какой-то бред».

Ваня любит именно страну и людей, которые в ней живут

Бывший замредактора ИД «Коммерсантъ» Глеб Черкасов отметил, что знал Ивана Сафронова десять лет, а до этого, с 1997 года, был знаком с его отцом, Иваном Сафроновым-старшим. По его словам, Сафронов-младший очень быстро проделал путь от стажера до «очень серьезного, основательного корреспондента». «Если бы не известные события, то его бы ждала очень серьезная, большая карьера в “Коммерсанте”. Там огромный потенциал», — говорит бывший коллега журналиста. 

Черкасов также отметил, что не верит в предъявленные Сафронову обвинения и «теряется в догадках» по поводу произошедшего. Он связал обвинения, предъявленные репортеру, с его журналистской деятельностью в «Коммерсанте». «Я подтверждений никаких этому [связям с НАТО — именно в этом журналиста обвиняет ФСБ] не видел. Иван столько работал на газету, на издательский дом «Коммерсантъ», что вряд ли у него могло остаться время на что-то еще. Совершенно не вяжутся вот эти обвинения с Иваном», — сказал бывший замредактора ИД «Коммерсантъ». 

Другая бывшая коллега Ивана по «Ъ», Екатерина Гробман, также не верит предъявленным журналисту обвинениям: «Мы работали с Ваней Сафроновым вместе несколько лет. Я знаю его как прекрасного, честного журналиста, который не просто лучше всех разбирается в своей теме, но и искренне любит ее. Ваня — человек, которого в исключительно хорошем смысле я могу назвать патриотом, оттого предъявленные обвинения кажутся просто абсурдом».

Корреспондент «Медузы» Иван Голунов написал в своем телеграм-канале, что хоть подробности дела Ивана Сафронова еще неизвестны, но после него журналистика в России будет другой: «И громкая история с заметкой Ивана про отставку Валентины Матвиенко, и пусть даже заметка про поставки вооружения в Египет — это все истории, написанные на информации от источников. Наверное, было бы правильно работать на предотвращение утечек, а не преследовать журналистов, которым удалось добыть информацию”.

«Даже если ты принципиально не работаешь с источниками, то влететь на гостайну вообще не составляет проблем», — добавил Иван Голунов.

С тем, что нарушить гостайну достаточно просто, согласен и сооснователь Baza Никита Могутин. «Ивана Сафронова из “Коммерсанта” взяли за госизмену, и как журналист, часто копающийся в документах, могу сказать: статья о государственной тайне в России — это очень страшно и мрак, — отметил Могутин в своем телеграм-канале. — Нарушить ее гораздо проще, чем нет. Узнал о гостайне — нарушил, случайно узнал о гостайне — нарушил, мимо проходил, когда кто-то узнал о гостайне, — нарушил, рассказал о том, что случайно узнал, — нарушил. Иногда ты даже не знаешь, что узнал гостайну, — но уже ее нарушил. Сама по себе гостайна — это уже гостайна, гостайна, гостайна, гостайна, тайна, гос».

Нарушить гостайну гораздо проще, чем нет

В поддержку журналиста выступили The Bell, «Ъ«,  Znak.com, а также «Новая газета» и Профсоюз журналистов, «Медуза«, «Дождь» и РБК. Редакции собирают ходатайства председателю Лефортовского районного суда Москвы с просьбой назначить ему меру пресечения, не связанную с заключением под стражу.

Что говорят правозащитники?

Наказание за госизмену составляет до 20 лет лишения свободы. Правозащитники «Апологии протеста» и «Правозащиты Открытки» объяснили ТД, что материалы по таким делам находятся под грифом «совершенно секретно», поэтому узнать детали практически невозможно. 

«Госизмена является тяжким преступлением с большими сроками, наказаниями и практически стопроцентной вероятностью заключения в СИЗО, — объяснил руководитель “Апологии протеста” Алексей Глухов. — Как правило, такие дела сразу же подпадают под охраняемую законом тайну. И с самого человека, и с адвокатов собирают подписки о неразглашении данных предварительного расследования. Поэтому получить хоть какую-либо информацию из дела будет очень тяжело, не считая той официальной информации, которая будет выдаваться непосредственно ФСБ».

Координатор «Правозащиты Открытки» Валя Дехтяренко подчеркнула, что бывают и исключения, когда дело не доходит до суда: «Дело Светланы Давыдовой, которую защищал наш адвокат Сергей Бадамшин вместе с адвокатом “Команды 29” Иваном Павловым, было прекращено».

По сведениям Глухова, в последнее время журналистов редко преследовали по делу о госизмене. Чаще это обвинение, как отмечает Глухов, касалось ученых. Так в июне в госизмене в пользу Китая обвинили 78-летнего ученого Валерия Митько; бывшего начальника Центра теплообмена и аэрогазодинамики (ЦТА) Центрального научно-исследовательского института машиностроения (ЦНИИМаш) Романа Ковалева приговорили к семи годам колонии строгого режима по делу о госизмене. Ковалев был учеником 75-летнего Виктора Кудрявцева — бывшего сотрудника ЦТА ЦНИИМаш, которого тоже обвинили в госизмене. По версии следствия, Кудрявцев передал бельгийскому научному институту информацию о российских гиперзвуковых разработках. В сентябре 2019 года ученого отпустили из СИЗО.

Валя Дехтяренко уверена: дело было возбуждено из-за журналистской деятельности Ивана Сафронова. Адвокат Дмитрий Джулай пока что не выдвигает никаких версий, однако оговаривает, что если задержание связано с журналистской деятельностью, то это можно расценивать как давление. «Не зная материалов дела, невозможно ответить на этот вопрос», — подчеркнул адвокат.

«Если [обвинение Ивана Сафронова] связано с журналистской деятельностью или с поиском открытой информации, то такое уголовное дело выглядит абсолютно неосновательно, потому что в Конституции у нас не запрещено собирать информацию любыми законными способами, — прокомментировал Алексей Глухов. — Если эти данные [были собраны] в открытых источниках, то тут нет никакого преступления. Надо дождаться, что скажет в итоге защита, потому что совершенно непонятно, по каким основаниям следователи ФСБ решили, что журналист совершил государственную измену».

Если в итоге подтвердится, что дело было связано с журналистским расследованием, тогда «любого исследователя в России можно будет привлечь к уголовной ответственности», заключает правозащитник. 

Кто такой Иван Сафронов?

Иван Сафронов — бывший журналист «Коммерсанта» и «Ведомостей». Он писал о работе оборонно-промышленного комплекса, космической промышленности. С конца мая журналист работал в «Роскосмосе» — занимался информационной политикой и курировал некоторые спецпрограммы. До увольнения из «Коммерсанта» входил в кремлевский пул журналистов, освещающих деятельность президента России Владимира Путина.

Сафронова уволили из «Ъ» в мае 2019 года после девяти лет работы из-за статьи о возможной отставке спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. В заметке, опубликованной 17 апреля, говорилось о том, что Матвиенко может оставить свой пост и возглавить Пенсионный фонд России. 

После увольнения Сафронова и заместителя редактора отдела политики Максима Иванова, заявления об отставке написал весь отдел политики издания. Тогда журналисты «Коммерсанта» опубликовали заявление, в котором говорилось, что впервые за 30-летнюю историю издательский дом не сможет информировать читателей о российской политике. 

21 мая 2019 года на «Ъ» завели дело по административной статье о разглашении гостайны; суть претензий в карточке дела не была указана. Суд не стал рассматривать материалы, но примерно в то же время с сайта издания была удалена заметка о контракте на поставку в Египет российских истребителей «Су-35 укрепят египетскую силу» от 19 марта 2019 года, авторами которой были Иван Сафронов и Александра Джорджевич.

«Открытые медиа» со ссылкой на источник в спецслужбах пишут, что Сафронова несколько раз опрашивали в ФСБ, в том числе в связи с этой заметкой. Источник «Интерфакса» сообщает о том, что в 2019 году журналиста вызывали на беседу в ФСБ, но «речь об уголовном деле тогда не шла». РБК со ссылкой на знакомого Сафронова также передает, что после выхода заметки о поставках оружия в Египет корреспондента вызывали на беседу в ФСБ. 

В «Ведомостях», куда Сафронов пришел в июле 2019 года, журналист писал о катастрофе атомной подлодки «Лошарик», тайном присвоении гендиректору «Ростеха» Сергею Чемезову звания Героя России, инцидентах с устаревшей ракетой на военных учениях «Гром-2019» и первом крушении истребителя Су-57. В июне 2020 года он уволился из «Ведомостей» вместе с пятью заместителями главного редактора — в знак протеста против назначения главным редактором издания Андрея Шмарова.

Читайте также Госизменницы  

18 мая 2020 года Сафронова назначили на должность советника главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Журналист занимался информационной политикой корпорации и курировал несколько спецпрограмм. Он прошел проверку перед приемом на работу в госкорпорацию, но допуска к гостайне не имел.

Отец корреспондента — Иван Сафронов-старший — тоже работал в «Ъ» в качестве военного обозревателя. В марте 2007 года он погиб, выпав из окна лестничной площадки в подъезде своего дома на Нижегородской улице в Москве. Прокуратура возбудила уголовное дело о доведении до самоубийства, но следствие не нашло криминальный след в гибели Сафронова. «Коммерсант» пытался провести собственное расследование, в котором сотрудники издания пришли к выводу, что причин для самоубийства не было.

Незадолго до смерти Сафронов-старший сообщил коллегам из «Ъ», что у него есть информация о подписанных контрактах между Россией и Сирией на поставку зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1», истребителей МиГ-29 и оперативно-тактических ракет «Искандер-Э». Он заявил, что в случае огласки этих данных может произойти международный скандал, а ФСБ обязательно возбудит против него уголовное дело за разглашение гостайны.

Что произошло 7 июля?

Утром 7 июля Ивана Сафронова задержали возле его дома в Москве. Видеозапись задержания предоставила ФСБ и сообщила, что в отношении бывшего журналиста возбуждено уголовное дело по статье 275 УК РФ (государственная измена). ФСБ обвинила Сафронова в работе на одну из спецслужб НАТО и в том, что он «собирал и передавал представителю спецслужбы сведения о военно-техническом сотрудничестве, обороне и безопасности России, составляющие гостайну».

Сейчас Сафронов находится в статусе подозреваемого, по данным «РИА Новости», обвинение ему еще не предъявили. Источник «Интерфакса» пишет, что сам Иван на допросе отрицает подозрение в госизмене. «Роскосмос» пишет, что обвинение в госизмене уже предъявлено.

В пресс-службе «Роскомоса» подчеркнули, что задержание не связано с работой Ивана в госкорпорации. При этом в Кремле отмечают, что задержание Сафронова также не связано и с его журналистской деятельностью. 

ТАСС со ссылкой на источник в правоохранительных органах пишет, что материалы по делу Сафронова засекречены, а судебные заседания будут проходить в закрытом режиме. В квартире, где проживает Сафронов, прошел обыск, оперативники изъяли документы на его рабочем месте в «Роскосмосе», сообщили «Открытые медиа».

Днем 7 июля силовики также пришли с обыском домой к главному редактору журнала «Холод» Таисии Бекбулатовой, которая была знакома с Сафроновым. Ее повезли на допрос в качестве свидетеля.

В Москве возле здания местного управления ФСБ проходят одиночные пикеты в поддержку Сафронова. На момент публикации задержали восемь человек: главу международного отдела «Коммерсанта» Елену Черненко, журналистов «Коммерсанта» Киру Дюрягину, Александра Черных и Марианну Беленькую, журналистку «Проекта» Ольгу Чуракову, бывшего журналиста «Новой газеты» и однокурсника Ивана Сафронова Никиту Гирина, бывшую журналистку «Коммерсанта» Анну Зиброву, корреспондентку издания «Батенька, да вы трансформер» Галину Сахаревич, журналистку Reuters Полину Никольскую.

Авторы: Анастасия Жвик, Екатерина Красоткина. При участии Екатерины Евстигнеевой

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: