Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Детям предложили делать мультфильм. Кто же от такого откажется?» Как внуки репрессированных анимируют истории своей семьи

30 октября выходит новый документальный мультфильм «Братья Эппле» из проекта «Хорошо помню», где потомки репрессированных рассказывают свои семейные истории через детские рисунки.

Команда проекта «Хорошо помню» сложилась в 2018 году в Петрозаводске во время съемок документального фильма о деле Юрия Дмитриева. Мультипликаторы Юрий Михайлин и Александра Кононова предложили режиссеру фильма Юлии Вишневецкой добавить в него анимацию.

Основой анимационного эпизода стали рисунки внука Дмитриева, которому помогали мультипликаторы. «Это очень интересный был опыт, когда снимаешь анимацию на основе реальных событий и с участником этих событий», — рассказывает Александра Кононова. Анимационный эпизод вошел в фильм и также был смонтирован в отдельный мультик.

«Мы поняли, что в первую очередь это соединение анимации и документальных съемок подходит для работы с темой памяти, — объясняет Александра. — Есть визуализация невидимого, и есть документальная сторона, которая фиксирует нынешний день и участников событий, о которых мы рассказываем, сегодня. Снимать про память истории репрессий, наверное, вытекло просто потому, что мы были в Петрозаводске, занимались Сандармохом. Поэтому эта память у нас стала памятью о репрессиях. И потом, про болезненную память говорить проще, интереснее. С ней всегда есть вопрос, что делать сегодня и как».

«История бабушки Зори»

«История бабушки Зори»Фото: Юрий Михайлин

В 2018 году вышел и первый мультфильм, снятый специально для документального проекта. Мультипликаторы на выходных или на школьных каникулах приходили в семьи, согласившиеся поделиться своими историями, и вместе с детьми обдумывали, что будет происходить в кадре.

Мультфильм «История бабушки Зори» был основан на воспоминаниях бабушки Юлии Вишневецкой. Ее отца в 1937 году расстреляли, а мать отправили в лагерь. «Пока я росла, я не могла даже вспоминать о нем (об отце)», — рассказывает в мультфильме закадровый голос Зори Вишневецкой.

Прежде чем приступать к рисованию, детям нужно было провести поисковую работу. «Если надо было нарисовать советскую квартиру, мы буквально заходили в “Яндекс.Картинки” и вводили это. Если надо было рисовать персонажа, то мы искали фотографии, и это было очень интересно, потому что ходили к нашей прабабушке, очень много искали, изучали. Это был процесс не столько рисования, сколько поиска информации об этом всем», — рассказывает Малка Вишневецкая, одна из трех детей, работавших над мультфильмом. Ей тогда было 12 лет.

Мать бабушки Зори выпустили из лагеря после смерти Сталина, и дети придумали, что в этот момент у его портрета в газете отпадут усы.

После эти летающие усы преследовали женщину, пока она возвращалась домой

«Это такой символизм. Маму бабушки Зори преследуют эти мысли, воспоминания. Следы остаются. Но она их отгоняет», — объясняет Малка Вишневецкая.

Подросток рассказывает, что раньше и не знала историю, которую они рассказали в мультфильме. «Я совсем не знала, какие у меня есть родственники, я об этом не задумывалась. Стала представлять, в какое время они жили, как появились их правнуки, как сложилось, что родителей Зори забрали до того, как она родилась, или что ее растили моя дядя и тетя. Такие детали. Больше я тогда задумалась, как это пришло к моменту нашей истории».

Через полтора месяца после выхода мультфильма бабушка Зоря умерла. Она успела посмотреть мультик про себя.

«Как пропал Борис Фомич»

«Как пропал Борис Фомич»Фото: Юрий Михайлин

К переводчику Наталье Мавлевич создатели проекта обратились, когда она выложила в социальной сети кусочек воспоминаний своего покойного отца. «Его племянник, мой двоюродный брат Наум маленьким мальчиком присутствовал при аресте отца, и это было последнее, что он запомнил о своем отце. Потом отец канул, и, только когда заработал “Мемориал”, ему удалось узнать, что с ним стало на самом деле, что он был расстрелян, — рассказывает Наталья Мавлевич. — Такая сценка, как семья ничем непримечательных людей, советских служащих в один момент разбивается. В нее вмешивается террор. Но, когда происходит обыск, папа сажает мальчика и играет с ним в шахматы, чтобы ему не было страшно».

Мультипликаторы предложили Наталье Мавлевич и ее внукам принять участие в съемках нового мультфильма. Она решила, что это будет полезным для детей: «В наше время, когда уже скоро, по-моему, закон о реабилитации жертв политических репрессий сменится законом о реабилитации палачей, очень важно сделать детям такую прививку».

Новый фильм тоже был нарисован детьми, но отличался от предыдущего — он стал цветным.

«Это все идет от семьи, как дети видят, как они привыкли рисовать, — поясняет Александра Кононова. — Про бабушку Зорю получился фильм черно-белый, он полностью нарисован карандашом, потому что детям было так комфортно. Следующий, наоборот, был яркий по цветам, потому что было комфортно работать с цветом. Придумали из обоев вырезать голубой стол, он стоит в интерьере. Основные опорные точки изображения идут от детей. Иногда это нужно просто выловить из их изображения».

Что должно быть в квартире дяди Натальи Мавлевич и его жены, съемочная группа решала, ориентируясь на оставшиеся о них воспоминания. Любили книги и музыку — будут книжная полка, патефон и пианино.

Дети не могли придумать, как нарисовать энкавэдэшников, забирающих отца — главного героя, и тогда в ход пошли три картофелины с нарисованными на них рожами

Они остались от домашнего спектакля — накануне в квартире разыгрывали сказку Маршака «Старуха, дверь закрой». Там картофелины играли грабителей.

Мавлевич говорит, что у нее на протяжении всей работы над мультиком «стоял ком в горле». Для детей, которым на тот момент было семь и девять лет, процесс был в первую очередь увлекательным.

«Детям предложили делать мультфильм. Кто же от такого откажется? Прямо в доме у бабушки открывается мультипликационная студия. Это страшно интересно, о чем бы мы ни делали этот мультфильм», — вспоминает Наталья Мавлевич. Она надеется, что проделанная работа пробудит в детях воображение и сочувствие: «Не думаю, что уже сейчас они могут сказать, что поняли всю трагедию большого террора. Это придет потом».

«Братья Эппле»

«Братья Эппле»Фото: Юрий Михайлин

Над мультфильмом «Братья Эппле» мультипликаторы с семьей филолога Николая Эппле работали два года, он снят при поддержке Фонда Памяти. Мультик оказался длиннее, материала для него — больше, а анимацию создатели проекта «Хорошо помню» решили усложнить.

Предки Николая Эппле происходили из купеческой семьи немцев, оказавшихся в Москве в середине XIX века. В 1941 году деда, тоже Николая, его брата и сестру с их семьями депортировали в Казахстан. Мужчин отправили на лесоповал.

«В начале 1944 года дед погиб в лагере при невыясненных обстоятельствах. Об этом упоминает в письмах его брат Лев. В семье существовала легенда — не знаю, откуда она взялась, — что он за кого-то заступился на лесоповале и его застрелил вохровец. Документальных свидетельств его смерти не сохранилось, или я их не нашел. Нет даже документов о его депортации — ответы на все запросы в ФСБ и МВД отрицательные (а поэтому и нет оснований для реабилитации). Есть только карточка в архивах Севураллага, что он там был и “выбыл” в начале 44-го. Так обычно писали, когда человек погиб не в результате приговора, а из-за болезни, несчастного случая, был застрелен охраной», — рассказывает Николай Эппле.

Его отец о депортации семьи знал очень мало и даже всегда называл ее эвакуацией, как учила мать. Она боялась рассказывать о произошедшем с мужем. Узнать более полную историю удалось от других родственников и из воспоминаний дяди Льва Эппле, который вернулся из лагеря живым и в дальнейшем стал известным художником-иллюстратором.

Увидеть, как жила семья, когда братья еще были маленькими, удалось с помощью стереофотографий, сделанных на стекле, которые в начале XX века пользовались популярностью в состоятельных семьях. Снимки стали частью мультфильма.

«Сначала художники-аниматоры пытались их проецировать на белую поверхность и фотографировать эти проекции, но потом стало ясно, что интереснее перенести всю историю в анимационный формат. И ребята нарисовали стекла, чтобы был переход, переключение в нарисованную реальность, — это, по-моему, удачно получилось», — вспоминает Николай Эппле.

Сегодня он понимает, что мультфильм помог ему заполнить пустоты в воспоминаниях о погибшем дедушке: «Память держится за визуальные образы. Одно дело — знать, это рациональное, другое — помнить. Лагерный период был в этом смысле такой зияющей дырой в семейной памяти. Вот множество дореволюционных фотографий, вот семья деда, маленький отец, потом пустота, а потом уже студенческие фото отца. А мультфильм в каком-то смысле восстановил тот кусок реальности, который никогда не существовал визуально. Посмотрев его, я вдруг понял, что эти образы заняли место отсутствующих фотографий, и теперь у меня в голове словно бы восстановилась память об этом периоде, “до” и “после” снова “сшились” воедино.

Я теперь в каком-то смысле действительно знаю, как все было на этом лесоповале

Такая странная история».

Николаю Эппле мультфильм не кажется «чернухой»: «Принято считать, что тема репрессий — это нечто, что надо, конечно, знать, но приближаться к этому можно только через силу, потому что “надо”. И хотя в этом фильме есть, конечно, тяжелые эпизоды, но мне нравится, что тональность истории, скорее, светлая. Там много живого, уютного, веселого даже. И много любви. Это очень правильная, по-моему, тональность. Спасение памяти, выведение из беспамятства, небытия, смерти в жизнь — это же, в принципе, здорово очень».

Александра Кононова рассуждает о проекте в похожем ключе: «Прошлое привычно хранится в какой-то коробке, альбоме, но на самом деле оно гораздо больше участвует в жизни, и оно может быть ближе к тебе, если ты будешь вникать и использовать воображение. Давно умершие люди, которых ты никогда не видел, все равно члены твоей семьи. Ты можешь почувствовать с ними единство, можешь увеличить свою семью и свой личный опыт, если познакомишься с этими людьми и будешь узнавать про них с воображением. Мне кажется, это соединение такое важное и недооцененное».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: