Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Я хожу ко всем». Почему исключение Марины Литвинович из ОНК ударит по гласности о нарушениях прав заключенных

На этой неделе Совет Общественной палаты РФ должен решить вопрос об исключении Марины Литвинович из состава Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы. Формальных причин несколько: неоднократное нарушение кодекса этики комиссии, разглашение информации, полученной от заключенных и их адвокатов, распространение данных, порочащих институт общественных наблюдателей, и даже его политизация. Марина Литвинович отрицает обвинения, а коллеги, голосовавшие против ее исключения, уверены: от общественного контроля снова стараются отстранить независимых правозащитников.

Марина ЛитвиновичФото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Единственные в своем роде

ОНК — это орган общественного контроля за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. В России этот институт существует с 2008 года. Члены наблюдательных комиссий получили право посещать задержанных и заключенных в СИЗО и колониях, спецприемниках, изоляторах и отделах полиции, а с прошлого года общественный контроль охватил и пациентов психиатрических больниц.

Марина Литвинович была одним из самых активных членов московской ОНК последнего состава. Только за 2020 год она более сотни раз посетила заключенных в московских СИЗО, отделах полиции и изоляторах временного содержания.

«Я хожу ко всем — к бывшим губернаторам и членам Совета Федерации, к оппозиционерам и гражданам бывших союзных республик, у которых нет ни родственников, ни денег, ни адвокатов, — рассказывает правозащитница. — Моя задача — проверять, кормят ли их, есть ли у них на чем спать, что надеть, не бьют ли их. Долг члена ОНК — защищать права заключенных, невзирая на их статус, происхождение, возможности или что-то еще».

Если во время визита член ОНК обнаруживает нарушения прав человека, он заносит их в специальный журнал вместе со своими замечаниями и предложениями.

«Например, в московских СИЗО большинство вопросов мы решаем прямо на месте, — говорит Марина. — У нас получилось наладить хорошее взаимодействие с учреждениями, относящимися к УФСИН Москвы. К сожалению, нельзя сказать того же об учреждениях, находящихся в ведении столичного МВД, о “Кремлевском централе” и о СИЗО Лефортово».

Наблюдательные комиссии — уникальное российское явление. Почти нигде в мире не существует общественных институтов, на постоянной основе отслеживающих происходящее в местах принудительного содержания.

«Это именно наш опыт, то, чем мы по праву можем гордиться, — считает Марина Литвинович. — И он хорошо зарекомендовал себя, так что другие страны подумывают, как его перенять. Но сейчас ОНК пытаются ослабить, выдавив оттуда независимых правозащитников. И это удар по самой сути, самой идее наблюдательной комиссии».

Без предупреждений и обсуждений

5 марта на внеочередном заседании ОНК Москвы большинство членов комиссии проголосовало за исключение из ее состава Марины Литвинович. Поводом к голосованию послужило декабрьское интервью правозащитницы телеканалу «Дождь».

По мнению одного из членов ОНК, в беседе с журналистами Марина Литвинович разгласила данные следствия по делу Любови Соболь о проникновении в жилище.

Правозащитница уверена: решение об исключении не было самостоятельным. По ее мнению, ее деятельность вызвала неудовольствие даже не у коллег, а у «кого-то повыше».

«Это не самодеятельность членов ОНК, проголосовавших против меня, — подчеркивает Марина. — Голосование было очень организованным. Больше всего меня поразило, что меня просто поставили перед фактом, что я нарушала этический кодекс комиссии и закон “Об ОНК”. При этом вопрос об этих нарушениях не обсуждался и не имел никаких подтверждений. Обвинение было только на словах. Неменьшее удивление вызывает и то, что все это было очень неожиданным. По крайней мере меня никто не предупреждал».

Член ОНК Москвы Любовь Волкова, президент благотворительного фонда «Социальное партнерство», голосовавшая против исключения Марины Литвинович, подтверждает: объективных причин для такого решения не было.

«Мы посмотрели запись интервью Марины для телеканала “Дождь” и не нашли в нем нарушений, — рассказывает Любовь Волкова. — Она ничего не сказала про следствие.

Марина говорила только о том, что мы, как члены ОНК, обязаны выслушать любого заключенного

Любовь Соболь допрашивали ночью. Если мы говорим о правах человека, то Любовь имеет право на сон. А потом у нее забрали обувь. Простите, но она туда что, в тапочках пришла? Это тоже вопрос об условиях содержания. Этим занимаются члены ОНК. В видео нет фактуры, нет причин для исключения Марины Литвинович из комиссии».

Организованная группа

Утверждает списки членов ОНК Совет Общественной палаты России, он же может исключить любого из них. По мнению Любови Волковой, чтобы разобраться в происходящем сейчас, нужно вернуться в октябрь 2019 года, когда формировался нынешний состав Общественной наблюдательной комиссии Москвы.

«Мы сразу увидели слаженную группу, появившуюся в ОНК, — 24 человека из 40 членов комиссии, — рассказывает Любовь Волкова. — Насколько мы понимаем, они были связаны с отделом безопасности Общественной палаты. Эта группа была целенаправленно сформирована и внедрена в ОНК Москвы, чтобы формировать ее политику. Эти люди никого не слушали, не воспринимали чужих аргументов. А сейчас у них, видимо, появилось четкое задание — исключить Марину».

Любовь Волкова, поддержав Марину Литвинович, сама получила предупреждение. «Тут же “из рукава” появилась претензия уже ко мне, — говорит правозащитница. — Речь шла о моем посте в фейсбуке, где я написала об Александре Шестуне, находящемся в тверском СИЗО, и заявила, что тверская ОНК не приходит к нему, не помогает. Оказалось, что этим постом я нарушила этику и оскорбила коллег в Твери. Был поставлен вопрос о вынесении мне порицания. Я понимаю, что следующим шагом может быть и мое исключение из комиссии. Не боюсь».

«Они думали, что задавят нас массой и никто не посмеет рта раскрыть. Не вышло»

Ход справедливости

Через несколько дней после объявления о возможном исключении Марины Литвинович из ОНК Алексей Мельников внес на рассмотрение Совета Общественной палаты еще трех кандидатов на выход из состава комиссии.

Любовь ВолковаФото: Лидия Дубикова

«Я не могу называть их имена и фамилии, — говорит он. — Это было бы грубым нарушением этики».

В данном случае причиной для исключения стало фактическое неисполнение членами комиссии своих обязанностей. «Двоих мы не знаем. Их имена держат в секрете даже от нас, — говорит Любовь Волкова. — Но третья — Елена Масюк. В прошлом она многое сделала для раскрытия случаев вымогательства в местах лишения свободы, но в этот раз из-за непростой жизненной ситуации не смогла сама ходить по СИЗО и спецприемникам. Оставили бы ее в покое. Она в одиночку сделала столько, что дай им бог столько сделать всем вместе. Исключение этих троих — такой хитрый ход справедливости. А то получается, что они выгоняют Марину, которая постоянно ходила по всем тюрьмам, а тех, кто весь год сидел на месте, пальцем не трогают. Нехорошо».

Алексей Мельников в разговоре с «Такими делами» информацию о присутствии Елены Масюк в списке кандидатов на исключение из состава ОНК ни подтверждать, ни опровергать не стал.

Хочешь решить проблему — предай ее огласке

7 марта на сайте ОНК Москвы появилось официальное обращение, разъясняющее позицию комиссии по ситуации с Мариной Литвинович. Сообщалось, что на нее неоднократно поступали жалобы «со стороны граждан, адвокатов подозреваемых и обвиняемых и органов власти по фактам нарушения ей Кодекса этики членов ОНК, 76-го Федерального закона» — того самого закона «Об ОНК».

Комиссия заявила, что Марина Литвинович неоднократно разглашала данные следствия, исполняла свои обязанности ненадлежащим образом, использовала в ущерб заключенным информацию, полученную во время визитов к ним, передавая ее в СМИ, распространяла сведения, порочащие репутацию института общественных наблюдателей, и политизировала его.

По словам Любови Волковой, все претензии, выдвинутые в сторону Марины Литвинович, не имеют под собой доказательств.

«Этот список составили полуграмотные люди, — говорит правозащитница. — Они просто надергали каких-то положений из закона «Об ОНК» и кодекса этики и понадеялись, что мы это проглотим. В итоге получился бездоказательный и бесфактурный набор».

Марина Литвинович считает, что эти претензии могут быть спровоцированы в том числе и ее постоянной работой с журналистами.

«Мы давно поняли: если есть проблема, которая никак не решается, идеальный способ сдвинуть дело с мертвой точки — рассказать о ней в СМИ, — говорит Марина. — Наши ведомства очень не любят любую публичность. Конечно, огласка срабатывает не в 100 процентах случаев, но с ней намного лучше, чем без нее».

После протестных акций в январе и феврале ее постоянным «местом работы» стал спецприемник в Сахарове.

«Я проводила там очень много времени, по 12 часов ходила по камерам, — рассказывает Марина. — Эта ситуация могла стать последней каплей. Под конец руководство и сотрудники спецприемника говорили, что я отвлекаю их, мешаю работать. Законных оснований остановить меня у них не было, но подозреваю, что это могло кого-то рассердить».

Огласка и открытость — основные принципы правозащитной деятельности. По словам Марины, в идеале общественные наблюдатели должны получить доступ не только в места заключения (включая автозаки и другой транспорт для перевозки заключенных и задержанных, а также конвойные помещения судов, где люди ожидают заседания), но и в любые закрытые учреждения.

«Нелогично скрывать от общества, что происходит в местах, созданных для его же безопасности, — говорит Марина. — Сейчас ОНК обсуждает вопрос о доступе в вытрезвители, которые снова появятся с этого года, в автозаки и конвойные помещения судов. Но, на мой взгляд, контроль должен быть и в детских домах, и в домах престарелых, и в любых других подобных местах».

Против лома нет приема

«…если нет другого лома, — говорит Любовь Волкова. — В данном случае им может стать кампания в поддержку Марины Литвинович. В конце концов, не все же в Совете Общественной палаты такие оголтелые!»

По мнению Любови Волковой, сейчас невозможно предсказать, как проголосуют члены Совета — исключат или все-таки нет.

«Самое главное, что, если бы она действительно разглашала какие-то сведения о следствии, это было бы совсем другое дело — уголовное дело, а занималась бы им не ОНК, а иная структура, — продолжает Любовь Волкова. — Но факта нет, так что и дела нет. А наше пассивно-агрессивное большинство в комиссии просто решило, что оно всесильное. Но это не так».

Ряд вопросов к решению коллег есть и у ответственного секретаря ОНК Москвы Алексея Мельникова.

«Я голосовал против, потому что Марина — один из самых активных членов комиссии, — поясняет он. — Но, если действительно имело место нарушение закона, перед ним все равны. Нужно дождаться оценки Общественной палаты. Она должна дать обоснование».

Дата заседания Совета, на котором будет решаться вопрос о членстве Марины Литвинович в ОНК, ей неизвестна. По ее словам, ей сообщили, что разбирательство пройдет без нее.

«Об этом мне сообщил заместитель секретаря Общественной палаты РФ Вячеслав Бочаров, — говорит Марина. — Вопрос будут рассматривать без моего присутствия. Это удручает. Даже уголовный процесс подразумевает возможность обвиняемому сказать слово в свою защиту и изложить свою версию событий. Странно, что Общественная палата, наоборот, не дает человеку возможности защищаться».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: