Я знаю, что такое рак, не понаслышке. Я знаю, как важно вовремя получить адекватное, профессиональное, высокотехнологичное лечение. И дело не только в квалификация врачей. Важна и доступность лекарств, и наличие сверхсложных аппаратов.

Я редко участвую в публичном сборе средств, на что бы деньги ни предназначались. И не состою ни в одной благотворительной организации. Российской или иностранной. Этому масса причин. Но сегодня я делаю исключение.

Речь идет о жизни и здоровье трех с половиной тысяч россиян, ежегодно сталкивающихся с диагнозом «рак».

Я знаю, что такое рак, не понаслышке. Я знаю, как важно вовремя получить адекватное, профессиональное, высокотехнологичное лечение. И дело не только в квалификации врачей.  Важна и доступность лекарств, и наличие сверхсложных аппаратов, и умение ими манипулировать, и доступность  лабораторных анализов.

Я знаю, как важно вовремя получить адекватное, профессиональное, высокотехнологичное лечение.Твитнуть эту цитату

Много лет назад первый президент СССР Михаил Горбачев вместе с супругой Раисой Максимовной задумали создать в России  онкологическую клинику – НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии. Ее решили строить в Санкт-Петербурге. До открытия  НИИ Раиса Максимовна, к сожалению, не дожила, но клиника, которая теперь носит ее имя, стала одной из лучших в Европе.

Сейчас НИИ имени Горбачевой – единственная в стране федеральная клиника, где делают детям и взрослым пересадки костного мозга (трансплантации) всех видов и любой сложности. Клиника располагает семью лабораториями, в которых проводятся уникальные по сложности исследования крови, тканей, костного мозга. На основании этих исследований врачи ставят точный диагноз, обосновывают прогноз, подбирают курс лечения, следят за ходом болезни, приживлением костного мозга, определяют дозировки лекарств… Словом, занимаются всем тем, что приводит к выздоровлению человека и его возвращению к жизни.

Государство построило и оснастило лаборатории в НИИ им. Горбачевой. А вот денег на реагенты и другие расходные материалы, которые бы позволяли этим лабораториям работать бесперебойно, — нет. А если буксуют лаборатории, буксует и останавливается всё.

Если буксуют лаборатории, буксует и останавливается всё.Твитнуть эту цитату

Не хватает 32 миллионов рублей в год. Деньги, конечно, большие… Но только на первый взгляд. Подумайте сами: если 32 миллиона человек внесут в год всего по одному рублю, то вопрос будет решен.

Пожертвовав такую смехотворную сумму, мы с вами будем спасать жизни реальных людей. А,  может быть, свою собственную.