Психолог Евгений Проценко много раз видел, как люди возвращаются к жизни – во второй раз. Но, если задать ему банальный вопрос «Какие истории вам запомнились больше всего?», Евгений ответит, практически не задумываясь: «Реабилитация зависимых – это своего рода конвейер. Люди приходят, получают помощь, уходят. Кого-то выделить очень сложно». В 1987 году Проценко с коллегами открыл Христианский общественный благотворительный фонд «Старый Свет»: там работают над созданием комплексной системы профилактики и реабилитации алкоголизма, наркомании и других видов зависимости.

В 2002 году на территории Покровского храма открылся стационарный центр фонда – в деревне Ерино, Подольского района Московской области.

Причину создания «Старого света» москвич Проценко описывает очень просто: «Было четкое понимание, что такой центр жизненно необходим». Психолог по образованию, в наркологическую сферу он попал в 1986 году, сразу после окончания университета.

Было четкое понимание, что такой центр жизненно необходим

Став сотрудником наркодиспансера, он, специалист в области медицинской психологии и нейропсихологии, впервые столкнулся со следующей проблемой: пациенты просят о помощи, а он им помочь ничем не может. И не только он сам помочь не сможет, но и вообще – никто. Зависимость, объясняет мне Проценко, не решается таблетками, прочими лекарствами и даже средствами психотерапии: нужна комплексная система, позволяющая начать жизнь заново, с чистого – во всех смыслах – листа.

«Я был вынужден обратиться к западному, зарубежному опыту,  – рассказывает он. – Быстро выяснил, что да, уже есть отработанные методы на государственном и социальном уровне. Есть постоянная реабилитация, есть  сильная поддержка бывших наркоманов и алкоголиков. А в нашей стране реальных методов помощи не было».

Почему их не было, в принципе, понятно. «У нашего государства полно других забот, оно удовлетворяет собственные интересы, до интересов граждан нескоро дойдет», – сокрушается Евгений.

Выбора нет, остается один путь – граждане спасают друг друга.

«Вы посмотрите вокруг, – призывает Проценко, – Проблема зависимости повсюду. Не нужна никакая статистика, чтобы понять – зависимых очень много».

Наркоманов и алкоголиков психолог не разделяет – помощь нужна всем, без лишнего разбора.

Проблема зависимости повсюду

Покровский храм знаком Евгению с детства: «Под Подольском у родителей была дача, где я, можно сказать, вырос. Этот приходской храм, при котором сейчас центр существует, я его маленьким мальчиком помню. Я очень обрадовался, когда он начал восстанавливаться: это где-то в середине 90-х годов было. Познакомился с тогдашним настоятелем, мы вместе решили помощь зависимым организовывать».

В центре проходят двухгодичную реабилитацию 9-12 человек одновременно. Кроме участия в специально разработанной реабилитационной программе (включающей различные формы групповой и индивидуальной работы, лекции, консультации), жители обязательно работают по хозяйству и в мастерских при центре.

«Это комплексная терапия, – рассказывает Проценко. – Она учитывает всю методологию проблемы – духовную базу, физический план, духовный, социальный. Нужно отрабатывать все. Иначе эта проблема никогда не решится».

Как правило, в центр приходят по настоянию родственников. Они, что очень важно, вместе с «старосветовцами» принимают участие в реабилитационных программах.

Я настаиваю на конкретике, Проценко со вздохом вспоминает последнего человека, обратившегося в центр: «Родственники уговорили. Пришел, пробыл два дня, ушел. Он пока пытается свою философию проводить, а она включает употребление наркотиков. Не хочет этот человек никаких перемен – ну, мы никого насильно не удерживаем и не уговариваем, мы и прав таких не имеем. А даже если бы и пытались это делать, то понятно, что это ни к чему бы не привело: человек должен сам захотеть измениться. А мы – поможем».

Евгений озвучивает статистику: за 12 лет работы в центре побывало 170 человек, из тех, кто прожил больше полугода, процентов 80 осознанно остаются трезвыми, живут нормальной жизнью: работа, учеба, дети. Нормальная жизнь.

Из тех, кто прожил больше полугода, процентов 80 осознанно остаются трезвыми

Мастерские в деревне Ерино, где трудятся пациенты центра¸ устроены просто и понятно. «Мы принципиально ни с кого никаких денег не берем, пытаемся перейти на самоокупаемость, – рассказывает Евгений. – Развиваем мелкие производства: делаем копии икон, они достаточно хорошо раскупаются. Столярную мастерскую  недавно организовали. Конюшня строится, лошадки тоже смогут какую-то работу выполнять».

После реабилитационной программы, часть людей остаются в центре волонтерами и сотрудниками. Лаконично, несколькими словами Проценко описывает духоподъемную историю: один из обитателей, наркоман со стажем, мотался по Европе, торговал и употреблял, и в «Старый свет» попал на грани смерти, «когда почти все для него было кончено». Родственники еле довезли до Ерино. На этом плохая часть заканчивается: полностью прошел курс реабилитации, остался в центре в качестве стажера, сейчас учится в Свято-Тихоновском институте, собирается и дальше помогать зависимым. За время реабилитации получил среднее образование, которого у него не было. Получил права. Женился. Детей нет, «но все впереди».

В центре живут только мужчины, и это, признает Евгений, «проблема, поскольку женщинам тоже помощь нужна». Над созданием системы помощи женщинам думают, но денег пока едва хватает на имеющихся реабилитантов. Особенно, сейчас.

Ерино не должно пропасть. Там должны быть деньги хотя бы на самое простое. На то, без чего обойтись нельзя: на немудренную еду для реабилитантов, на обычный свет, на газ, на воду, на материалы для мастерских, на корм для лошадей.

Ерино не должно пропасть. Там должны быть деньги хотя бы на самое простое.

Чтобы люди продержались в осознанной трезвости год – 365 дней или много-много часов – нужно собрать 600 тысяч рублей.

Большая сумма, да. Но если поделить ее количество месяцев, то получится менее двух тысяч рублей. Всего две тысячи за возможность начать все сначала. Две тысячи на то, чтобы вылезти из липкой зависимости, посадить дерево, написать икону.

Кроме нас, помочь им некому.

Если мы этого не сделаем, случится вот что: кто-то опять пойдет к барыге, купит «крокодил», отравится «паленой» водкой или стеклоочистителем «Снежок».

Не получит среднего образования, не получит права, не женится.

Не заведет детей. Не будет жить ни в первый раз, ни во второй.

Не будет жить вообще.

 Кроме нас, помочь им некому


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!