Просто Розочка

Фото: Анна Иванцова для ТД

Легенда благотворительности Владимира Роза Киямова о том, как ей удается уже 25 лет помогать людям

Роза Киямова двадцать пять лет занимается благотворительностью. В городе Владимире нет чиновника, с которым бы она не встречалась по тому или иному жизненно важному вопросу, нет детского дома или коррекционной школы, в которую бы она не возила подарки, медикаменты или предметы первой необходимости. У нее нет определенного направления: дети, старики, инвалиды — Роза помочь старается всем.

«Я росла в детском доме с двухмесячного возраста. Мать сдала нас с братом, как только получила похоронку на отца в 1943 году. Так начались наши путешествия по казенным учреждениям Татарстана: дом малютки, детский дом для дошколят, потом для школьников. Кроме дружбы, которая сохранилась между воспитанниками на всю жизнь, мне нечего вспомнить хорошего о тех годах. Постоянный голод, наказания по любому поводу, унижения со стороны директоров. В школьные годы за двойку лишали еды. Приходилось прятать хлеб в трусы, чтобы накормить провинившегося. Я специально резиночки в проймы вшивала, чтобы еда не вываливалась. Одна «добрая» нянечка посоветовала нам с братом зимой после бани погулять по снегу босиком. Дескать, захвораете, и вас накормят «от пуза». Мы «прогулялись». Я долго болела, но выжила. А брат умер от воспаления легких. Так я осталась совсем одна. Все мое детство — это ад, поэтому я хочу всех обогреть, сделать хорошего побольше, потому что не знаю, сколько мне осталось».

Роза показывает фотографии и негативы, на которых изображен ее отец, погибший на фронте во время Великой Отечественной войныФото: Анна Иванцова для ТД

После детского дома Роза получила профессию фрезеровщика 3-го разряда. Днем работала на авиационном заводе, вечером училась, а свободное время посвящала спорту. Получила звание кандидата в мастера спорта по лыжам. Летом тренер заставлял лыжников играть в футбол. На одной из тренировок Роза получила сильный удар в ногу. Травма была настолько серьезной, что речь могла зайти об ампутации.

Я долго болела, но выжила. А брат умер от воспаления легких

«Всю ночь врач провел со мной: массировал ногу, растирал, прикладывал лекарства. На меня это произвело огромное впечатление. Я ведь была не избалована заботой. И решила тоже помогать людям. После курсов медицинской помощи меня направили в Казанский институт травматологии и ортопедии. Так я занялась лечебной физкультурой и массажем. Тяжелых больных поднимала после инсультов».

Способности Розы заметил директор института, всемирно известный травматолог Лазарь Ильич Шулутко, который направил ее в медицинский институт в Москву на кафедру лечебной физкультуры и спортивной медицины. И вновь учеба и работа. Трудолюбивая, не скандальная и скромная Роза перемассировала весь профессорский состав института. Конечно, за массаж никто тогда Розе не платил. Приходилось выживать на стипендию в 45 рублей. Но после окончания института Киямову направили в сборную Советского Союза по спортивной гимнастике.

Роза Киямова у себя домаФото: Анна Иванцова для ТД

С 1972 года за 20 лет работы в сборной через руки Розы прошло большинство легенд советской гимнастики. Среди них Ольга Корбут, Людмила Турищева, Елена Мухина, Антонина Кошель, Наталья Кучинская, Юрий Королев, Александр Дитятин, Владимир Артемов, Андрей Попов, Николай Андрианов. Тренер последнего, легенда спортивного штаба СССР Николай Григорьевич Толкачев настолько был поражен профессионализмом Розы Киямовой, что уговорил ее уехать из Москвы в провинциальный Владимир в гимнастическую школу олимпийского резерва, где тренировался Андрианов. С 1975 года Роза совмещала работу в гимнастической школе и сборной СССР по гимнастике.

В конце восьмидесятых — начале девяностых годов в советском спорте начались большие изменения. Команда оставалась командой только на бумаге. Пришло время индивидуальностей с личными врачами и личными массажистами. Розе осталась только гимнастическая школа. Но для нее этого было слишком мало.

«Прихожу я как-то в магазин, а там девчушка плачет, мать за юбку теребит, куклу просит. А у той в кошельке пусто. Тогда зарплату совсем перестали платить. Заводы вставали. И мне так жалко этого ребенка стало, что я вынула все деньги, которые с собой были, и отдала этой женщине: купите, говорю, дочке куклу. Я и депутатом городского Совета народных депутатов одно время была. Думала там что-то доброе сделать. Но оказалось, что без посредников работать сподручнее».

Роза Киямова делает лечебный массаж победителю и призеру этапов кубка мира по спортивной гимнастике Николаю КуксенковуФото: Анна Иванцова для ТД

Благотворительность и память о тяжелом детстве всегда рядом в судьбе Розы Киямовой. Став взрослой, она нашла свою мать. Оказалась, что та жила напротив ремесленного училища, в котором училась девушка. Пожилая уже женщина не испытывала никаких чувств к брошенной дочери, никакого раскаяния. И тогда Роза уверила себя, что прежде всего она папина дочка, что он бы не допустил такой ее судьбы. Он добрый, умный, очень хороший, и она обязана найти его могилу, чтобы почувствовать себя полноценным человеком. Поиски заняли 50 лет. Отца нашел тракторист под Орлом. Пахал поле и нашел гильзу с личными данными. В Курской битве, в сражении под Прохоровкой погибли тысячи красноармейцев. На мемориальной плите много фамилий, теперь там есть и имя отца Розы — Хамзы Кашаповича Киямова.

Благотворительность и память о тяжелом детстве всегда рядом в судьбе Розы Киямовой

В благодарность за то, что кто-то нашел ее родного человека, Роза решила тоже помочь кому-то обрести покой. Стала ездить с поисковыми отрядами по курским направлениям. Найти захоронения важно, но еще важнее определить, чье оно. В одну из поездок Роза наткнулась на планшет со списком военнослужащих из Москвы. 30 молодых танкистов, считавшихся без вести пропавшими. После этого эпизода про Розу Киямову узнали в Москве. История о ней дошла до патриарха Алексия II. Он назвал Розу «владимирская мать Тереза».

«Меня иногда называют тетей Розой или Розой Хамзаевной. Но мне не нравится. Лучше мама Роза или просто Роза. Розочка».

В 1991 году Киямова зарегистрировала благотворительный фонд «Сотвори добро». В нем она единственное действующее лицо. Репутация ее такова, что деньги, продукты, медикаменты давали ей без всяких расписок. Помогала детским домам, интернатам, организациям инвалидов, ветеранам войны. Во время  чеченской войны ездила с гуманитарной помощью по военным госпиталям. Роза была единственной женщиной из Владимирской области, которая сопровождала грузовики в Волгодонск после взрыва жилого дома в 1999 году.

Роза Хамзаевна у Вечного огня во ВладимиреФото: Анна Иванцова для ТД

«Вызвал меня тогдашний губернатор области и сказал, чтобы я сама ехала с грузом. Военные что — привезли — дело сделали. А для меня важно, чтобы помощь попала по адресу. Приехали мы. Информация вначале была, что никто не погиб. Только около развалин находиться нельзя было — смердело страшно. Трупы были даже в лифте. Наш конвой ушел спать в гостиницу, а я при машинах осталась — вдруг все растащат. Ночью стрельба началась, крики, драки. То ли мародеры, то ли обезумевшие от страха простые жители. Я всю ночь под сиденьем провела. Утром приходит начальник местный, приказывает сгружать вещи и продукты на склад. Я уперлась — буду сама раздавать, чтобы видеть, кому раздаю. Дети грязные, полураздетые, голодные, едят и наесться не могут. Без слез не взглянешь».

Пожалуй, нет ни одного печального события в стране и городе Владимире, к которому бы не подключилась Роза, чтобы помочь нуждающимся. Она и сейчас в 73 года продолжает заниматься благотворительностью. У нее нет компьютера, списки пожертвований она ведет на альбомных листах, как и 25 лет назад пишет письма об оказании помощи от руки и разносит их самолично. Ее архив измеряется не гигабайтами, а килограммами и альбомами с фотографиями, вырезками из газет, дипломами и грамотами, и слово фандрайзинг ей не знакомо.

Пожалуй, нет ни одного печального события в стране и Владимире, к которому бы не подключилась Роза

«Я попрошайка. Хожу с протянутой рукой и клянчу — подайте хотя бы пару тысяч. За последние годы многое изменилось. Сейчас чаще всего не дают. Кто-то закрывается, кто-то предпочитает напрямую перечислять, например, детскому дому или работать с большими фондами. А бывает, пообещают, скажут, что перечислят деньги через две недели на телевизор для детского ортопедического центра. Я под это обещание кредит возьму и телевизор куплю, что же детям долго ждать. А деньги так и не поступают. Передумали, говорят. Несколько раз так получалось. У меня платежи по кредитам равны зарплате. Бухгалтер очень ругается, меня жалеет. Но я чуть-чуть массажем подрабатываю — с голода не умираю.

Роза наблюдает с балкона за тренировками гимнастовФото: Анна Иванцова для ТД

Я понимаю, что «Сотвори добро» уже не может тягаться с большими благотворительными проектами. Да и не надо. Часто я становлюсь просто связующим звеном между нуждающимися в помощи и крупными фондами. Иногда люди боятся туда обращаться, думают, что им откажут, а я ничего не боюсь, до любых достучусь. У меня очень хорошие отношения с «Детским фондом», фондом «Подари жизнь». Но есть еще небольшие, но важные дела, которые остаются вне зоны деятельности больших благотворительных организаций: телевизор купить в детское отделение, оплатить «Бал выпускников детских домов», помочь больнице в каких-то бытовых проблемах. Кто-то должен этим заниматься.

Иногда ко мне обращаются за помощью, но чаще я сама ее предлагаю. Сказали мне, что в детской клинической больнице в отделении онкологии нет помещения, где мамочки могли бы нормально вымыться, постирушку устроить, погладить, почистить вещи. Они и так удручены болезнью, да еще бытовые неудобства. Как не помочь? Так совместными усилиями и обустроили санитарную комнату. Теперь там есть все необходимое: удобная душевая кабина, стиральная машина, гладильные принадлежности.

Сейчас самая актуальная для меня задача — сбор средств на памятник семикратному олимпийскому чемпиону по гимнастике Николаю Андрианову. И место есть, и эскиз памятника, а денег никак не соберем. Я недавно пошла по торговым центрам с ящиком для пожертвований, так больше наревелась, чем собрала. Все в своей скорлупе. Легенд спорта, знаменитостей мирового масштаба, которые жили во Владимире, не знают. Для меня это очень обидно».

«Дикая» роза, растущая у подъезда дома, в котором живёт Роза КиямоваФото: Анна Иванцова для ТД

Роза Киямова продолжает оставаться единственным массажистом владимирской спортивной школы олимпийского резерва по гимнастике имени Н. Г. Толкачева. Более сорока лет на одном месте. Меняются директора и воспитанники, Роза остается символом школы.

Несколько месяцев назад она упала. Диагностировали перелом шейки бедра. Но желание жить активной жизнью, помощь врачей и друзей поставили ее на ноги. Сейчас она все еще нуждается в помощи социального работника в домашних делах, ходит с трудом, но уже вышла на работу в школу.

«Я очень боюсь, что меня уволят. Здесь вся моя жизнь. Фонд “Сотвори добро” и школа — это то, что у меня есть. Муж мой погиб на соревнованиях, дочка в пятилетнем возрасте ударилась головой об лед на занятиях и тоже умерла. Поэтому добро я делаю не только за себя, но еще и за них, и за папу. Тем и живу».

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 478 387 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: