Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Равноправие на работе: представительницы рекрутинга о дискриминации на рынке труда

Фото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости

Госдума планирует ввести новую должность – спецпредставителя по вопросам гендерного равенства. «Ведомости» пишут, что главный кандидат на эту должность — уполномоченный по правам ребенка в Московской области Оксана Пушкина. Ей и депутату Ирине Родниной поручили доработать законопроект 14-летней давности «О государственных гарантиях равных прав и свобод и равных возможностей мужчин и женщин». Особое внимание документа уделено гарантиям равных возможностей в трудовой сфере.

«Такие дела» спросили представительниц рекрутинга и бизнеса о том, видят ли они гендерное неравенство на рынке труда и в коллективах и нужен ли, на их взгляд, новый закон, регулирующий отношения между работодателем и сотрудниками с гендерной позиции.


Ольга Зиновьева, основательница проекта ELEMENTAREE

Фото: Андрей Ильин/ commons.wikimedia.org

Законодательство и его исполнение — это две большие разницы. Я не думаю, что [с принятием новых законов] как-то поменяется текущая реальность, по крайней мере в нынешней российской ситуации. Я думаю, что более полезной сейчас была бы какая-то общественная дискуссия, работа независимых организаций менторинга, которые были бы посвящены непосредственно женщинам, где они могли бы бесплатно учиться тому, как делать карьеру эффективнее, как выстроить диалог с сотрудниками, в том числе мужчинами. Я думаю, что спрос на это есть.

На самом деле есть проблема, достаточно серьезная, с разной степенью жесткости в разных отраслях и разного уровня организациях. Нет возможности для женщин регулярно пробиваться наверх, это признак того, что что-то в системе мешает. Потому что сложно предположить, что люди, рождающиеся примерно 50 на 50 мужчинами и женщинами, настолько по-разному хотят продвигаться по карьерной лестнице. Настолько по-разному, что в правлении какой-нибудь нефтяной компании в регионе в составе из десяти человек только одна женщина.

Это большая сложность — пробиться выше. Но тут важна отрасль, есть ведь более модерновые: профессиональные услуги — консалтинг, HR, digital, офлайн-ретейл. Для тех девушек, которые только задумываются о карьере, стоит обратить на эти отрасли внимание, так как в них западная культура проникла сильнее. 

Алина Хацела, специалист рекрутингового агентства DigitalHR

Фото: из личного архива

Я не думаю, что нам это [законы, регулирующие гендерное равенство] так необходимо. В Трудовом кодексе РФ уже и так прописаны основные истины: «Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности…» и так далее. Что касается каких-либо квот для женщин, это плохо скажется на их конкурентоспособности. Это очень похоже на «принцип равной возможности» в Штатах, когда в коллективе должен быть определенный процент небелых, или на систему квот для «национальных кадров» в СССР, когда при устройстве на работу на руководящие должности в национальных республиках делали скидки для коренных народов. Не из-за талантов или профессиональных качеств, а по национальности. У специалистов, которые знают, что на работу их возьмут не из-за стараний и личных достижений, а по рождению, чаще будет пропадать мотивация и работать, и развиваться. Не хочется, чтобы с гендерными квотами была бы похожая ситуация. Да, женщины реже отстаивают свои права на повышение зарплаты, да, какие-то сферы остаются преимущественно женскими или мужскими, но это не тот вопрос, который бы требовал законодательного урегулирования.

Мы занимаемся подбором персонала в IT-сфере, поэтому разговоры о гендерном неравенстве нас преследуют повсюду. Так сложилось, что в профессии «программист» подавляющее большинство — мужчины. Это идет из распространенного представления о том, что гуманитарные науки проще даются девочкам, а физико-математические — мальчикам. Как говорят некоторые политологи, мы продолжаем жить по советской матрице, поэтому существует такой разрыв. Но растет новое поколение, и их родители рады поддержать выбор девочки, даже если он не согласуется с нормами классической женственности.

IT-сфера понимает существующий перекос, поэтому в сообществе рождаются специальные курсы по кодингу для девушек, например Coding Girls или отраслевые мероприятия Ladies Code. Они не подразумевают обратное гендерное ущемление прав мужчин, нет, но создают благоприятную обстановку для становления персонала. Я думаю, таким образом с гендерным вопросом справятся гораздо лучше, если инициатива будет идти «снизу».

Светлана Комарова, хедхантер

Фото: из личного архива

Я ни разу не сталкивалась с дискриминацией по половому признаку, хотя в рекрутинге я с 2006 года, через меня прошли тысячи вакансий. Я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы женщине предложили зарплату меньше, чем мужчине. Во-первых, с точки зрения штатного расписания — это невозможно. Для того чтобы изменить зарплату в штатном расписании, нужно переподписать его заново, а оно фиксируется раз в год. Конечно, могут быть какие-то небольшие изменения, но только за подписью генерального директора. Кто-то будет заморачиваться и переподписывать штатное расписание, если к вам пришел не мальчик, а девочка? Второе, я вообще не вижу никакого гендерного неравенства в плане работы, женщины у нас в принципе успешнее мужчин.

Женщины приходят в профессии, которые еще несколько лет назад считались мужскими, например, IT.

В топ-менеджменте сейчас примерно 50 на 50.

Директора по персоналу в основном женщины, финансовые директора — примерно 50 на 50, может быть, гендиректоров-женщин только меньше.

Если работница дальше [по карьерной лестнице] не может подняться, то дело в ней, но никак не в мужчинах, которые ее окружают. Просто когда она поднимается на определенный уровень [карьерной лестницы], она должна либо сама устанавливать правила, либо играть по тем правилам, по которым играют мужчины. Вопрос тут не в стеклянном потолке, а в ментальности женщины.

Да, есть профессии, которые запрещены для женщин в силу их опасности для здоровья. В этом случае снова вопрос: а кого дискриминируют? Мужиков, которых пускают в эти профессии как расходный материал? Или женщин, которых почему-то берегут и не пускают в эти профессии?

Наталия Голованова, глава исследовательского отдела Superjob.ru

Фото: из личного архива

Исследования по размеру зарплат мужчин и женщин мы проводим раз в пять лет. Следующее будет как раз в следующем году. Исходя из предыдущих двух исследований можно сказать, что ситуация с зарплатами на одной и той же позиции начала сравниваться, в некоторых случаях женщины ставят свои зарплатные ожидания выше, чем мужчины. Если 10 лет назад мы констатировали, что разница в зарплате на одну и ту же позицию по рынку труда составляла порядка 15%, то через пять лет разница составляла 5%.

Надо говорить однозначно о том, что ситуация складывается так, потому что женщины своими ожиданиями голосуют за собственные зарплаты. На рынке труда человек получает то, что он запрашивает, он принимает участие в этом торге.

По поводу дискриминации в целом, мне кажется, что это все-таки надуманная вещь. Если работодатель, хочет видеть на своем ресепшен девушку или юношу, то никакие законы ему не помешают найти именно такого человека, который нужен для его бизнеса. Профессии, которые по закону запрещены для женщин, вряд ли их дискриминируют. На 99% профессий из этого списка женщины бы и претендовать не стали.

На рынке труда есть много других проблем, нежели искусственная игра в равенство между мальчиками и девочками. Надо защищать тех, кто в этом действительно нуждается. В сложных ситуациях оказываются и мужчины, и женщины.

 


В конце января 2017 года Минтруд заявил о намерении сократить перечень тяжелых работ, где труд женщин запрещен. По данным ТАСС, сейчас в их число включено 456 профессий, в том числе специальности, связанные с металлообработкой, строительством, горными и геологоразведочными работами. Причиной пересмотра перечня стала жалоба Российского профессионального союза моряков на отказ женщинам, окончившим мореходные училища, стать членами экипажей судов.

В марте антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал» запустил кампанию All jobs for all women против списка запрещенных для женщин профессий в Восточной Европе и Центральной Азии. На странице кампании All jobs for all women есть таблица «за» и «против» отмены списков запрещенных для женщин работ (организаторы ссылаются на ООН и судебные решения). Далее опубликованы реальные истории ущемления профессиональных прав, которыми женщины поделились с АДЦ «Мемориал».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: