Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Нужно ли сохранить изучение татарского языка в школах Татарстана?

В Татарстане продолжается конфликт вокруг преподавания татарского языка в школах. 5 ноября прокуратура республики потребовала отозвать методические рекомендации, предписывающие обязательное изучение языка. Прокуратура посчитала, что требования республиканского министерства образования не соответствуют законодательству и федеральным образовательным стандартам.

Ранее президент России Владимир Путин призывал не навязывать изучение национальных языков, а муфтият Татарстана и президент республики Рустам Минниханов, напротив, выступили в защиту обязательных уроков татарского в школах региона. «Такие дела» попросили лингвистов, занимающихся языковым разнообразием в России, прокомментировать ситуацию с преподаванием национальных языков.

Митинг «Ислам против терроризма», организованный Духовным управлением мусульман РТ совместно с Мусульманским молодежным союзомФото: Михаил Соколов/Коммерсантъ

Нужно ли обязательное изучение татарского?

Сейчас решения о преподавании татарского языка в Татарстане принимаются на уровне школ. Факультативность преподавания национальных языков несет в себе серьезные риски для их существования, считает завкафедрой теоретической и прикладной лингвистики филфака МГУ Сергей Татевосов. По его словам, переход изучения татарского в разряд необязательных предметов может в перспективе отрицательно повлиять на положение языка в языковом сообществе.

Большинство национальных языков в России несопоставимы по социальному статусу с русским, подчеркивает Татевосов. Люди, живущие в национальных сообществах, воспринимают именно русский язык как залог своего социального успеха и социального продвижения. Национальный язык теряет свои позиции и существует главным образом в бытовой, социокультурной сфере, в меньшей степени — в сфере медиа. По мнению Татевосова, отказ от преподавания татарского языка приведет к его постепенному вымиранию.

«Даже сильное национальное самосознание не всегда сопровождается хорошим владением, пониманием, ощущением своего языка, любовью к нему. Язык существует не тогда, когда на нем выкрикиваются националистические лозунги, а тогда, когда на нем пишутся хорошие стихи», — считает Татевосов.

Социолингвист Андриан Влахов, научный сотрудник Социологического института ФНИСЦ РАН, полагает, что изучение языка в школе менее важно, чем его естественная передача, то есть освоение в семье и языковом окружении. Можно сколько угодно изучать язык в школе, но при этом ненавидеть его и стараться поскорее забыть, и тогда время на изучение будет потрачено зря.

Отдельный вопрос — качество преподавания языка, подчеркивает Алексей Козлов, научный сотрудник Института языкознания РАН. Во многих школах изучение национальных языков похоже на преподавание английского: уроки есть с пятого, а то и с первого класса, но осваивают язык хоть на сколько-нибудь приемлемом уровне далеко не все выпускники. В национальных республиках у «родного» языка, как правило, часов еще меньше, чем у иностранного, у детей меньше мотивации, учебные пособия гораздо хуже — в итоге ни к какому результату изучение языка не приводит.

Поэтому, считает Козлов, недовольство навязанным дополнительным предметом среди части жителей Татарстана вполне объяснимо: «Я хорошо могу понять возмущение родителей русскоязычных детей в Татарстане. Зачем учить какой-то непривычный тебе язык, который не является для тебя первым, да еще и по учебным пособиям, рассчитанным на татароговорящих детей?»

Насколько распространен татарский язык в регионе?

Серьезных научных исследований уровня владения татарским языком в последнее время не велось. По данным переписей и опросов, чуть более половины населения региона идентифицирует себя как татар и заявляет о владении татарским языком. Однако данные переписи населения нельзя считать достаточно информативными, поскольку респондент сам определяет себя как носителя того или иного языка. Проверить его языковую компетенцию невозможно, а практика показывает, что многие в этом случае выдают желаемое за действительное.

Сергей Татевосов работает с тюркскими языками, и в частности с татарским, на протяжении многих лет и возглавил не одну экспедицию по его полевому исследованию. По его данным, владение татарским языком как первым — то есть таким, который дети усваивают от своих родителей и начинают говорить на нем, — достаточно высоко в сельской местности. В городской среде оно существенно ниже.

2011 г. Митинг в поддержку татарского языка на площади Первого Мая в КазаниФото: Михаил Соколов/Коммерсантъ

Социолингвист Андриан Влахов отмечает, что татарский находится в выгодном положении по сравнению с другими национальными языками: у него много носителей — более пяти миллионов человек по всей стране — развитая письменность и литература, связь с этнической самоидентификацией. Кроме того, имеются близкородственные языки со сходным статусом (например, башкирский) и отсутствуют негативные политические коннотации.

«Если можно на этом основании построить какую-то шкалу благополучия языков, то татарский будет на ней расположен в „благополучном конце“, занимая среди языков России одно из самых высоких мест, сразу после государственного русского языка. Так что мой прогноз для татарского языка благоприятный, а интернет-баталии со временем улягутся», — говорит Влахов.

Что происходит с другими национальными языками?

Современные проблемы национальных языков в России хорошо иллюстрирует пример другого приволжского региона — Мордовии. По данным переписи населения 2010 года, в республике 53% русских и всего 40% — мордва. В числе последних носители мокшанского и эрзянского языков. И те, и другие составляют в Мордовии меньшинство.

Лингвист Алексей Козлов занимается мокшанским языком — одним из двух национальных языков Мордовии. Он объясняет, что, в отличие от русского, этот язык не ассоциируется с социальным успехом, ведь из села все мечтают уехать в райцентр, из райцентра — в Саранск, а из Саранска — в Москву. При этом происходит стремительная урбанизация. В селах закрываются магазины и, что хуже, школы. Как следствие, найти подростка, говорящего по-мокшански как на первом языке, бывает не так просто.

Вымиранию национальных языков тут напрямую способствует положение с их преподаванием в школах. Оно, как и в Татарстане, необязательно. Существуют так называемые национальные школы, где ведется преподавание этих языков: одна из сельских школ в районе или одна из городских — в райцентре. Родители могут выбирать, в какую школу отдать ребенка. Если по каким-то причинам они решают отдать русскоязычного ребёнка в такую школу (например, там сильная математика), ему придется изучать «родной язык» по учебным пособиям, которые рассчитаны на мордовоязычных детей.

Сергею Татевосову приходится часто слышать тревожные слова от коллег: языковая ситуация, связанная с сохранением национальных языков, неблагоприятна в Марий Эл, Чувашии, Мордовии, Коми, Бурятии и других регионах. Когда разрушается литературный вариант языка, через некоторое время он начинает выходить и из бытового общения — констатируют лингвисты. В случае с татарским языком это, скорее всего, будет происходить медленно и займет много времени, но с другими языками это может произойти быстрее, а последствия для них могут быть катастрофическими.

Татевосов уверен, что для России очень важно не только укрепление государственного языка, но и национальное, и в частности языковое, разнообразие. «Идея России состоит в том, что, будучи единой, она дает каждому быть собой, не утрачивая себя, не утрачивая свою самобытность. В этой связи важно, чтобы в России сохранялись и укреплялись языки тех народов, которые в ней живут», — считает лингвист.

Уникальна ли конфликтная ситуация вокруг татарского языка?

Андриан Влахов сравнивает текущие события не с постсоветскими процессами в других регионах России, а с историческим контекстом, в котором существовали языки «национальных меньшинств» России в последние века.

Языковая политика российского государства большую часть времени была направлена на унификацию и усиление роли русского языка. По мнению Влахова, большим государством гораздо проще управлять, если все говорят на одном языке, а языковое разнообразие управлению, наоборот, мешает. Так же поступали власти и других стран — именно таким образом распространились по миру английский, испанский и прочие глобальные языки. В советское время обучение языкам (а тем более — на языках) народов СССР было значительно ограничено, в первую очередь ради того, чтобы русский как общегосударственный язык проник как можно глубже.

СССР. Горьковская область. 12 ноября 1990 г. Студентка училища Гульнара Сейджаферова во время занятия.

После 1991 года появилась свобода изучать родной язык и пользоваться им, однако национальным языкам уже был нанесен значительный ущерб — их статус в обществе был утерян.

Для этого контекста текущие проблемы национальных языков в России типичны и позиция различных сторон понятна, считает Влахов. Носители языка защищают свое право пользоваться языком и обучать ему своих детей на исторически традиционной для них территории, а носители русского языка делают то же, но в применении к своему языку. Власти, как это часто случается, оказываются меж двух огней — любое решение, которое можно принять в такой ситуации, неизбежно кого-то ущемит.

В текущем конфликте вокруг преподавания татарского языка есть лишь одно важное отличие: в силу развития интернета языковые процессы становятся куда более видимы, чем раньше, а стороны получают дополнительную площадку для мобилизации. По мнению Влахова, подобные ситуации будут случаться еще не раз — это неизбежно, когда на какой-то территории распространено больше одного языка.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: