Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Ну кто же разберет»: расстреливали ли финны советских военнопленных на территории Сандармоха в Карелии?

Сандармох — урочище в Карелии, где находится известное мемориальное кладбище жертв сталинских репрессий. 25 августа Российское военно-историческое общество под руководством главы отделения РВИО в Ленобласти Олега Титберии организовало раскопки в этом районе.

Участники экспедиции ищут останки советских военнопленных, убитых финнами во время Великой Отечественной войны. 28 августа они извлекли из ямы на территории мемориального комплекса останки трех человек: у всех троих за спиной были связаны руки, в черепах — отверстия от пуль (пули и гильзы нашли рядом). 

ТД подробно рассказывают, кому и зачем нужно проводить раскопки вблизи расстрельных рвов.

Урочище Сандармох. Мемориал на месте массовых расстрелов 1937-1938 гг.Фото: Юлия Бабкина / Фотобанк Лори

Гипотеза о финских лагерях

Версия о том, что на Сандармохе, кроме расстрелянных, могут лежать еще и красноармейцы, появилась в 2016 году. Это произошло за несколько месяцев до ареста историка Юрия Дмитриева, открывшего массовое захоронение расстрелянных в годы репрессий. Историк из Петрозаводска Юрий Килин опубликовал в финской газете «Калева» большую статью, где предположил, что Сандармох мог стать местом захоронения советских военнопленных.

Достоверно известно о семнадцати финских концентрационных лагерях, которые действовали на территории Карело-Финской ССР во время оккупации, в том числе, лагеря были в Медвежьегорске (Сандармох находится в двенадцати километрах от города — Прим. ТД). Условия содержания были жестокими, погибло порядка 18 тысяч человек.

Но до сих пор не было сведений, что финны могли кого-то хоронить именно на территории урочища Сандармох. Коллега Килина, историк Сергей Веригин, который также занимался этой темой, считает, что захоронения военнопленных на Сандармохе — это «рабочая гипотеза».

«Вполне вероятно, им [финнам] были известны и места захоронений советских заключенных ББК — лесное урочище Сандормох. Поэтому, естественно, что советских военнопленных, погибших в финских концлагерях, могли хоронить в расстрельных ямах Сандормоха»,  пишет историк.

Веригин хотел исследовать возможные захоронения не только в Сандармохе, но и в других местах дислокации финских концлагерей: люди в лагерях умирали от истощения, от болезней, есть надежные свидетельства о расстрелах, а тела узников до сих пор не найдены. Но Петрозаводский университет финансирования не получил, а Военно-историческое общество сузило исследование только до территории Сандармоха. Историки от университета в состав экспедиции вовсе не вошли.

Веригин не поясняет, откуда, согласно его гипотезе, финны могли узнать о месте захоронения советских заключенных: даже в НКВД о точном месте расстрела знали очень немногие, а в документах оно не упоминается. Документального подтверждения гипотезы нет, и экспедиция РВИО как раз призвана выяснить, имеет ли она под собой какое-то основание.

Не хватает документов

Историк и заместитель председателя совета общества «Мемориал» Никита Петров убежден, что данная гипотеза несостоятельна: «Подобные предположения необходимо проверять по финским архивам. В Финляндии существует довольно много работ, связанных с пребыванием красноармейцев в плену, в том числе и на территории Карелии, и там ничего подобного, наводящего на идею захоронения военнопленных на Санадармохе, нет. Выводы, что расстрелянные финнами лежат на Сандармохе, — это спекуляции. Новые раскопки могут замутить все в некую кашу: дескать, ну кто же разберет — те расстреливали, и эти расстреливали, — и затенить чудовищные преступления советской власти».

Хотя участники экспедиции уже приступили к работе, до сих пор неясен ее статус. Сандармох — это мемориальный комплекс с 1998 года, и, чтобы получить разрешение вести здесь раскопки, необходимо сначала провести экспертизу проектных документов предстоящих работ. Кроме того, необходимо получить открытый лист — разрешение на раскопки, которое выдает министерство культуры РФ на основании документов, подтверждающих целесообразность раскопок и содержащих их научное обоснование. На сайте правительства Карелии открытого листа на работы в Сандармохе нет. Руководитель департамента по информационной политике Надежда Усманова сначала говорила, что все необходимые документы есть, а в интервью корреспонденту «Таких дел» отказалась от комментариев. Известно, что РВИО удалось получить разрешение от районной администрации на «поиск захоронений узников финских концлагерей».

Часовня в урочище Сандармох вблизи г. Медвежьегорск, Республика КарелияФото: Александр Романов / Фотобанк Лори

«Не от хорошей жизни»

Судя по доступным в соцсетях фотографиям с места раскопок, работы ведутся рядом с расстрельными ямами на территории мемориального комплекса. Несколько дней назад родственники репрессированных, расстрелянных в Сандармохе, обратились к РВИО, Министерству культуры и карельским властям с открытым письмом, в котором призвали остановить работы на мемориальном кладбище, но их призыв остался без ответа.

Когда 28 августа на глубине трех метров нашли останки трех человек, пули и гильзы, руководитель работ Олег Титберия заявил, что именно такие пули использовала финская армия. Участники раскопок также посчитали, что на убитых были зеленые английские шинели и валенки. Как говорит корреспондент издания «7×7», присутствовавший при раскопках, «за “зеленую английскую шинель” приняли “кусок ткани размером с ладонь, с едва различимым зеленым отливом”. Глубина захоронения, по версии РВИО, говорит о том, что яму копали не зимой, а летом. Шинели и валенки, по этой же версии, летом могли носить только военнопленные — “не от хорошей жизни”».

Найденные останки эксгумировали и передали в Следственный комитет. Пока не ясно, кем были убитые и когда они расстреляны.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: