Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как работа дорожных психологов поможет сократить количество ДТП в России

Согласно данным ГИБДД, в первой половине 2018 года на российских дорогах произошло около 70 тысяч ДТП. В них погибли почти семь тысяч человек, пострадали — 88 тысяч. Большинство происшествий произошло из-за нарушения ПДД самими водителями. По вине нетрезвых автомобилистов произошло пять тысяч ДТП, в них погибла тысяча человек.

Сегодня в России работа со злостными нарушителями правил дорожного движения построена на штрафах, исправительных работах, лишении прав или уголовных наказаниях. Однако это не мешает им нарушать вновь. Во многих странах Европы, например в Германии или Финляндии, повторных нарушителей направляют на реабилитацию к дорожному психологу. В России это направление психологии только начинает развиваться. О том, как дорожные психологи могут помочь сократить количество ДТП, рассказывает кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления Московского государственного психолого-педагогического университета Татьяна Кочетова.


Что такое психология дорожного движения?

Психология дорожного движения — это направление психологии, изучающее взаимодействие участников дорожного движения: автомобилистов, пешеходов, велосипедистов, а также людей с ограниченными возможностями здоровья. Проще говоря, психология дорожного движения изучает поведение человека в дорожно-транспортной среде, где есть свои особенности, строгие правила и инженерные решения: например, дорожная разметка, организация развязки или даже элементы дизайна дороги могут повлиять на восприятие и внимание как водителей, так и пешеходов.

Поэтому одно из направлений психологии дорожного движения — это психологические решения для проектирования оптимальной и удобной для всех ее участников дорожной среды.

Когда зародилась психология дорожного движения?

Впервые о психологии дорожного движения заговорили в начале XX века. Автомобилей стало больше, соответственно, стали чаще возникать непредвиденные ситуации на дорогах: машины наезжали на людей, врезались друг в друга и так далее. Но более широкий интерес к этой сфере как к науке в европейских странах возник позже. Такие понятия, как «дорожная психология» и «психология дорожного движения», стали использоваться в 1970-х годах. Один из самых значимых трудов в этой области — книга немецкого исследователя Дитера Клебельсберга, появившаяся в 1989 году. Дословно ее название с немецкого переводится как «Психология передвижения». У нас же, тогда еще в СССР, перевели как «Транспортная психология». И так вплоть до начала 2010-х годов существовало только одно направление — транспортная психология.

Когда я заинтересовалась этим вопросом и начала собирать информацию, оказалось, что то, что у нас понималось долгое время под транспортной психологией, является психологией дорожного движения. Затем я начала ездить на конференции и семинары за границу, познакомилась там с дорожными психологами, которые объяснили мне, в чем же разница между транспортной психологией и психологией дорожного движения.

Объясню, в чем разница. Дорожное движение — это совокупность общественных отношений, которые возникают, когда люди передвигаются по дороге: перевозят грузы или перемещаются сами. Так вот, в психологии делается акцент на взаимодействии участников трафика — не только водителей, но и пешеходов, велосипедистов. А транспортная психология сосредоточена только на ситуациях, связанных с управлением средством передвижения.

Как психология дорожного движения изучает взаимодействие людей на дороге?

Фокус внимания психологии дорожного движения смещен на тех людей, которые испытывают определенные проблемы, связанные с перемещением в условиях дорожно-транспортной среды. Прежде всего, это люди, которые нарушают правила, которые садятся за руль в нетрезвом состоянии или наркотическом опьянении. Все они входят в группу риска.

Также работа дорожных психологов направлена на помощь людям, которые испытывают трудности, связанные с передвижением, исходя из возможностей здоровья. Это и инвалиды, передвигающиеся на коляске, и незрячие люди, и пережившие инсульт. Сюда же относятся пожилые, которые передвигаются на автомобилях и могут создавать определенную угрозу на дороге. Чтобы человек, которому за 70–80 лет, с одной стороны, чувствовал себя на дороге безопасно, а с другой стороны, не мешал другим участникам движения, создаются специальные программы для пожилых водителей. В Европе уже выработана система такой работы, у нас — нет, мы в России только начинаем этим заниматься.

Как это устроено в Европе?

В разных странах, конечно, есть свои особенности. Но в целом там работа нарушителя с дорожным психологом прописана в законодательстве. У них балльная система: за каждый штраф копятся баллы; если человек набирает их определенное количество, его лишают прав. Главная задача дорожного психолога заключается в том, чтобы предотвратить повторные нарушения со стороны этого человека. Но человек не сам идет к психологу, его направляет к нему государство. При этом он сам оплачивает услуги психолога: платит меньший штраф, но зато направляется на реабилитацию. Получается тогда, что для бюджета это не затратно, а у человека есть мотивация исправиться, чтобы заново получить возможность водить машину.

Почему в России такое большое количество ДТП?

Если сравнивать с предыдущими годами, то количество ДТП с каждым годом сокращается. Но у нас в стране все равно не уделяют вопросам дорожной безопасности должного внимания.

ДТП — это следствие целого ряда факторов. С одной стороны, недостаточный уровень обеспечения безопасности, связанный с дорожной инфраструктурой. А с другой стороны, причины такого большого количества ДТП связаны с особенностями нашей ментальности. Так как по сравнению со странами Европы и США автомобилизация у нас началась относительно недавно, в России нет сформированной культуры поведения на дороге. Понимание того, что в дорожно-транспортной среде человек находится в зоне достаточно высокого риска, не прививается с детства. Ребенок видит, как халатно относятся к правилам его родители или сверстники, и делает так же. В школах, конечно, об этом рассказывают в рамках некоторых предметов или инициатив волонтеров, но в этом нет системности.

Та же причина и в ситуации с ДТП по причине нетрезвых водителей. Как я уже говорила, превентивная работа с ними не предусмотрена на законодательном уровне. Никто не пытается изменить их отношение к вождению. Мы с коллегами в Москве стали проводить тренинги для нарушителей. В основном их заказывают компании, которые имеют корпоративные автопарки и руководство которых понимает, что только штрафами и увольнениями ситуацию не исправишь. Любой психолог вам скажет, что если на человека действовать только штрафами, то через какое-то время он становится невосприимчив к ним. Нельзя влиять на поведение только наказаниями.

Тренинги — это целая система. Сначала мы проводим первичный скрининг, составляем профиль каждого водителя относительно других нарушителей. Затем проводим превентивное интервью, где уже пытаемся выяснить истинные причины нарушений, а также отношение водителя к нормам, правилам и закону. При этом в своей работе мы используем не только просветительский способ. Иногда показываем наглядно, какие последствия могут быть у такого поведения. Например, с нами работает девушка, которая прикована к инвалидному креслу. Несколько лет назад она попала в дорожно-транспортное происшествие по вине водителя, который был в состоянии алкогольного опьянения. Она рассказывает свою историю, и это имеет определенный эффект.

Обращаются ли отдельные люди со своими личными проблемами, связанными с передвижением?

Личных обращений нет. Человеку даже некуда идти с такой проблемой, у нас в стране нет центров дорожного консультирования. Для превентивной работы, то есть для предотвращения повторных нарушений, к дорожным психологам должно направлять государство. А если человек чувствует, например, страх перед вождением после аварии, то он, конечно, может прийти к психологу, но это уже будет не превентивное консультирование, а работа с посттравматическим синдромом. Кстати, справиться со страхом отлично помогают хорошие инструкторы в автошколах.

Какие типовые ошибки совершают водители и пешеходы в России?

Со стороны пешеходов самая типовая ошибка, которая является частой причиной ДТП, — это использование наушников и телефона во время перехода дороги. Также типовой ошибкой в темное время суток является переход дороги без светоотражающих элементов.

Со стороны водителей частой ошибкой становится то, что они неправильно рассчитывают тормозной путь, не соблюдают дистанцию или элементарно забывают включать поворотник. Чтобы этого избежать, нужно менять установки человека только на личном, индивидуальном уровне. Плюс опять же необходима системная работа.

Кто учится на дорожных психологов?

Разные люди. Больше всего, конечно, представителей автошкол: как инструкторов, так и преподавателей. Но бывают и юристы, которые в своей судебной практике имели дело с водителями в нетрезвом виде. Или люди из московского Центра организации дорожного движения (ЦОДД). После окончания магистратуры «Психология дорожного движения» в МГППУ выпускники могут найти себе работу, например, в транспортной компании на позиции HR-менеджера или менеджера по безопасности в корпоративных автопарках.

В перспективе, мне кажется, будет развиваться сфера работы с водителями, у которых есть ограничения по здоровью. Например, с водителями, которые не слышат. К слову, наш выпускник специально учил сурдоязык, чтобы открыть автошколу для обучения глухонемых. И если в будущем у нас в стране начнут больше внимания уделять людям с расстройством аутистического спектра или водителям очень пожилого возраста, то тогда при разработке коррекционных программ помощь дорожных психологов будет необходима.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: