Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Почему детские дома в регионах нужно реформировать?

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» провел мониторинг региональных сиротских учреждений, чтобы выявить ключевые проблемы в них и разобраться, что можно решить на месте, а что требует законодательных изменений на федеральном уровне. Результаты анализа сотрудники фонда представили на круглом столе в Общественной палате РФ, «Такие дела» публикуют тезисы.

Воспитанники детского дома в игровой комнатеФото: Константин Чалабов/РИА Новости

Как проходил мониторинг?

Мониторинг проводился на средства президентского гранта в трех регионах: Москве, Калининградской области и Республике Удмуртии. «Общественный мониторинг воспринимается как довольно агрессивное внедрение извне, к которому пытаются подготовиться, спрятать все шероховатости и пустить людей только в образцово-показательные учреждения или в правильное время в правильные места, объяснила президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. Мы написали в несколько регионов и объяснили, что будем смотреть очень серьезно, говорить с детьми и воспитателями. Выбрали [регионы], согласившиеся с тем, что это им важно и нужно».

В отобранных регионах фонд анализировал все типы организаций: дома ребенка, детские дома, школы-интернаты и детские дома-интернаты. Как уточнила психолог фонда Юлия Курчанова, весь процесс занял год, а в каждое учреждение они приезжали дважды в начале и в конце мониторинга.

Главными критериями оценки стали пункты постановления правительства № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей». Эксперты оценивали, как в учреждениях выполняют все условия документа: квартирный тип проживания в малочисленных и разновозрастных группах, помощь ребенку в реабилитации, сокращение переводов детей из группы в группу, из организации в организацию и так далее.

Несмотря на то что Калининградская область и Республика Удмуртия регионы очень разные по части финансирования, развития, размеров и популяции, проблемы у учреждений для детей-сирот оказались весьма схожие.

Детей разлучают со всем привычным: братьями, сестрами и воспитателями

Первая проблема регионов, на которую указала Альшанская, это разделение сиротских учреждений на типы по возрасту и особенностям развития подопечных. Ребенок растет и «кочует» по учреждениям часто на разных концах города, где вынужден привыкать к новым воспитателям.

«У ребенка, пережившего однажды стресс потери, все остальные перемещения лишь усугубляют ситуацию и ощущение небезопасности, объяснила президент фонда. Безопасность для ребенка это не наличие охранника на входе, а присутствие рядом взрослого, который его защитит. А если взрослый постоянно меняется и место его пребывания тоже, то чувству безопасности взяться просто неоткуда».

Такие дети тяжело адаптируются в приемной семье. В качестве примера Альшанская привела историю подростка, которого семь раз переводили из одного учреждения в другое. В третьем по счету детдоме у него появились любимые воспитатели и друзья, но когда его перевели оттуда, он стал безразличен ко всему: мальчик перестал ощущать потребность выстраивать отношения с новыми людьми, ведь все снова могло закончиться переводом.

Система типов сиротских учреждений автоматически разделяет братьев и сестер разного возраста, а это тоже большой стресс для детей, особенно на фоне изъятия из семьи. Кроме этого, если, например, один из братьев имеет проблемы со слухом или зрением, то его отправят в специализированное учреждение. Ни в одном регионе, кроме Москвы, нет учреждений, где могли бы находиться дети до 18 лет без разделения по возрасту и состоянию здоровья.

Другая проблема, вызванная типологизацией сиротских учреждений, состоит в том, что в регионах ребенка определяют в детский дом или интернат по типу его содержания, а не по месту жительства его кровной семьи. «Первая задача, которая должна ставиться [перед детским домом], это возвращение ребенка в кровную семью, отметила Альшанская. Как мы можем вернуть ребенка, если учреждение находится за 500 километров от родителей? Учреждение не видит семью, не может с ней работать физически. Семьи часто не могут навещать детей или делают это редко, потому что дорого».

Одна из главных рекомендаций, которую выдавала экспертная группа БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» всем регионам, исключить переходы подопечных как на уровне группы, так и на уровне организаций.

Домам-интернатам для детей с особенностями развития не хватает персонала и социализации

Психолог Юлия Курчанова рассказала, что в регионах дома-интернаты часто расположены в деревне или небольшом областном городе. Отсюда возникает нехватка кадров и проблема с социализацией детей. Из-за местоположения учреждений у подопечных интернатов нет возможности инклюзивного образования: обычные школы либо далеко, либо не хотят принимать детей с особенностями развития.

Кроме того, воспитанников часто ограничивают в контактах с внешним миром: их не учат, как купить себе продукты или хотя бы как дойти до магазина. «Временами проскальзывала такая мысль, что этим детям не нужна семья, что они находятся чуть ли не в идеальных для себя условиях. Поэтому иногда нам приходилось вступать в конфронтацию и объяснять, что семья могла бы дать таким детям», добавила психолог.

Другая ключевая проблема детских домов-интернатов  скученность проживания. Детей в группах слишком много, из-за чего им не хватает личного пространства и места для игр и отдыха. Эксперты рекомендовали делать группы меньше и менять внутренний уклад. Общей проблемой отделений для тяжелобольных детей в региональных домах-интернатах стало отсутствие индивидуальных технических средств реабилитации.

Психолог рассказала об опыте московского учреждения, которое провело комплексную диагностику детей и снабдило их очками и слуховыми аппаратами, подобранными под каждого воспитанника. После чего у детей произошел явный скачок в развитии, а также снизилась агрессивность, которой раньше не могли найти причину. Оказалось, что их трудное поведение было связано с тем, что дети не понимали, что происходит, и не могли опереться на зрение или слух, ведь общие средства реабилитации им не подходили.

План развития ребенка должен быть индивидуален

В постановлении № 481 есть пункт о том, что для каждого ребенка, попадающего в сиротское учреждение, должен составляться индивидуальный план развития и жизнеустройства. Он утверждается органом опеки и попечительства и пересматривается не реже чем раз в полгода.

Для каждого ребенка нужен индивидуальный план развития, подчеркнула юрист фонда Ольга Будаева. «Когда мы проводили мониторинг, индивидуальные планы развития и жизнеустройства были самым болезненным вопросом, отметила она. Практически все регионы никак не могли разобраться, что это такое, поэтому каждый писал их так, как хотел».

В одном из регионов, например, план развития был одинаковым для всех возрастов, в результате трехлетнего ребенка оценивали по тому, «ходит в колледж или нет». Тем не менее Будаева рассказала, что экспертам удалось разъяснить региональным учреждениям, что такое индивидуальный план развития, и мотивировать их разрабатывать его самостоятельно.

Дети должны участвовать в оценке интернатов и детских домов

«Самая выпадающая категория при мониторинге дети, заключила Альшанская. Мы смотрим помещения, документы, а реальная ситуация ребенка для нас зачастую остается закрытой. Мы не знаем, что с ним происходит, как ему там и как сочетается внешняя картинка с той жизненной ситуацией, в которой он находится».

Специалисты фонда разработали простой инструмент, который позволяет узнать мнение детей об учреждении и при этом не затрагивать травматичную личную историю. Это карточки с утверждениями, в основу которых легли пункты постановления № 481 в упрощенном, понятном детям виде, рассказала психолог-методист фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Татьяна Арчакова.

Воспитанники раскладывали эти карточки по трем колонкам: «Да, у нас такое есть», «Нет, у нас такого нет» и «Бывает по-разному». По словам Арчаковой, карточки были переходом к спокойной, обстоятельной беседе с ребенком о жизни в заведении.

Чаще всего дети жаловались на разлуку со своими родными братьями и сестрами и говорили, что хотели бы знать о кровных родителях: где они, почему не навещают их, заберут ли домой. Волновала детей и организация личного пространства, возможность принимать решения и делать выбор самостоятельно.

Арчакова добавила, что в Московском психолого-педагогическом университете разработали диагностическую оценку благополучия ребенка, которую протестируют в скором времени. Она будет учитывать не только как исполняется постановление правительства, но и к каким последствиям это приводит.

«Дети должны чувствовать, что у них есть контроль над ситуацией. Это одно из условий благополучия», заключила эксперт.

Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: