Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Я плакала каждый вечер»: почему в российских больницах не замечают мам с послеродовой депрессией

По статистике ВОЗ, каждая шестая женщина в мире подвержена послеродовой депрессии (ПРД). Такое расстройство может пройти самостоятельно, но в некоторых запущенных случаях приводит к тому, что молодая мать причиняет вред себе или ребенку и даже совершает суицид.

«Такие дела» пообщались с психиатрами, представителями общественных организаций и молодыми матерями о том, почему в России нет системы психологической помощи женщинам после родов и где можно получить поддержку.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Почему после родов женщине нужна психологическая помощь?

«На второй день после родов я поняла, что вся моя жизнь изменилась, от чувства ответственности я плакала каждый вечер. Оставалось только выпить успокоительного и хоть немного поспать», — так описала ТД свое состояние 24-летняя мама из Москвы, пожелавшая остаться неизвестной.

Симптоматика ПРД схожа с обычной депрессией, а главная особенность в том, что она появляется у недавно родивших женщин. Столкнуться с расстройством может любая молодая мать вне зависимости от возраста и статуса. Но большему риску подвергаются те женщины, которые испытывают финансовые трудности, проблемы во взаимоотношениях с партнером, и те, у кого в анамнезе уже было депрессивное расстройство.

По мнению врача-психиатра, консультанта психологического центра «Форсайт» Анастасии Гончаровой, лучшая борьба с послеродовыми ментальными расстройствами — вовремя проведенная диагностика. Специалист отмечает, что психологическая помощь нужна не всем, но большинству беременных и недавно родивших женщин она все-таки требуется.

Анастасия Гончарова выделяет две основные причины ментальных расстройств молодых матерей. Во-первых, на первый план выходят сложности личностного аспекта: несоответствие ожидания и реальности. Кому-то оказывается тяжелее физически и морально, чем ожидалось, кому-то сложно перестроить свою жизнь, кто-то ждал другого отношения близких. Иногда восприятие материнства и себя в новой роли проходит не так, как этого хотелось. Все это запускает невротическую симптоматику.

Во-вторых, беременность и роды приводят к сильной гормональной перестройке в организме матери, которая может отразиться на ее ментальном здоровье. Высокая тревожность за ребенка в сочетании с депривацией сна переносится тяжело, и далеко не каждая мать может легко с этим справиться, продолжает Гончарова. Эксперт уверена: если бы женщин в роддоме и при обследовании ребенка в детских поликлиниках осматривал врач-психиатр или психотерапевт, то послеродовой депрессии и других расстройств в ряде случаев можно было бы избежать.

Анастасия Гончарова отмечает несколько периодов в психоэмоциональном состоянии матерей. Самый сложный — первые две недели после рождения ребенка. Из-за установления лактации в организме женщины сразу после родов происходит резкий гормональный всплеск. Иногда это называют «бэби блюз»: женщина может без причины плакать или расстраиваться. Это состояние длится от нескольких дней до двух недель — постепенно налаживается лактация, стабилизируется гормональный фон.

Следующий период длится до двух-четырех месяцев после родов — сохраняется высокая тревожность. Эта тревожность как инструмент, поддерживающий в женщине способность заботиться о ребенке вне зависимости от ее состояния. Она постепенно идет на спад и в норме проходит к шести месяцам.

По мнению врача, психологическая поддержка в первое время очень важна — высокая тревожность, которая ощущается особенно остро первые четыре месяца, вводит матерей в состояние некоторой отрешенности. Из-за этого они не могут на 100% оценить, все ли в порядке с их психическим, эмоциональным фоном, поэтому в эти месяцы их должен осматривать психотерапевт — объективный взгляд со стороны в такой ситуации может играть решающую роль.

«Происходит парадокс из-за такого отрешенного состояния: вроде как с матерью все хорошо, она все делает, ходит улыбается, а потом вдруг начинает рыдать или бросает ребенка, уезжает куда-то, — приводит пример Александра Гончарова. — Она сама не понимала всю тяжесть своего состояния, не обращалась за помощью, что и привело к ухудшению и стало, например, причиной ПРД. И поэтому было бы отлично, если бы раз в месяц она показывалась психотерапевту».

В России нет системы поддержки молодых матерей

«Мне, как бывшей некогда молодой маме и психологу в настоящем, кажется, что системной психологической помощи матерям нет. Мы все понимаем, что быть мамой нас никто и нигде не учит. Все курсы направлены на какие-то технические части по уходу за ребенком, но психологической подоплеки становления из девушки мамой нигде нет», — считает психолог общественной организации «Аистенок» Алла Осипова.

Ее мнение подтверждает и психиатр Гончарова. По словам врача, она работала в государственном учреждении, в научно-исследовательском институте, в частных клиниках разной специфики, но нигде не было организованной системы помощи людям с послеродовой депрессией. Нет и специализированных учреждений, и подготовки специалистов в этой сфере.

«То есть все примерно знают, что это такое, но попади женщина с ПРД куда-то в общегородское учреждение — я очень сомневаюсь, что с ней будут знать, что делать. Скорее всего, врачи будут назначать препараты, которые при этом не всегда есть в доступе, особенно если речь о совмещении терапии и грудного вскармливания. А именно какой-то психотерапевтической и психологической помощи вообще нет», — считает Гончарова.

Фандрайзер благотворительного проекта «Теплый дом» Анастасия Рябцева считает, что в России не просто нет системной государственной помощи, но и сами женщины в большинстве боятся обращаться за психологической поддержкой. Например, если у мамы есть суицидальные мысли или ее раздражает ребенок, то она будет уверена, что у нее появятся проблемы с органами опеки. Рябцева отмечает, что само слово «психолог» для мам, с которыми они работают, страшное.

«К психологу? Значит, я больная или что?»

Такую позицию разделяет и молодая мама Юлия М. (имя изменено по просьбе девушки. — Прим. ТД). Она вышла замуж за жителя Латвии и после переезда на его родину заметила, как отличается отношение русских людей к ментальному здоровью от европейского. Когда ее сыну исполнилось четыре месяца, она столкнулась с сильной послеродовой депрессией и была вынуждена обратиться к психотерапевту. В то время как родственники из России не воспринимали ее состояние всерьез, свекровь и муж сильно за нее испугались.

«Мама и бабушка говорили: “Ой, что ты себя накручиваешь, что ты придумала какую-то депрессию, тебе просто надо чем-то заняться”. А свекровь меня силком отправила к врачу, за что я ей очень благодарна, ведь состояние было очень тяжелое. Не знаю, как со мной муж не развелся», — вспоминает она.

Где получить помощь?

Беременная женщина может получить бесплатную психологическую помощь в женской консультации, а молодая мама — в детской поликлинике. Но на практике врачи не всегда отправляют их к этим специалистам. Пациентки рассказывают, что в некоторых учреждениях настаивают на обязательном посещении психолога при постановке на учет по беременности, в то время как в других о приеме у психолога даже не упоминают.

Как объяснила Алла Осипова, схема медицинской помощи в женских консультациях устроена в несколько этапов и на каждом из них может возникнуть сбой. Если у беременной женщины неровное психоэмоциональное состояние, гинеколог может направить ее к психологу, а может не придать этому значения. Но и дойдя до психолога, женщина далеко не всегда получает помощь.

Александра Гончарова считает, что психологи при консультациях и поликлиниках — уже большой плюс, они очень трепетны по отношению к женщинам и всегда готовы помочь. В детских поликлиниках недавно организовали образовательные курсы: родители в группах с психологом узнают о том, чего можно ждать от ребенка на разных этапах взросления. К ним же можно обратиться за индивидуальной консультацией, но это не афишируется, так же как и возможность попасть к психологу в поликлинике без очереди на платной основе.

Мнения экспертов о пользе психологов в государственных медучреждениях сошлись в одном: все очень сильно зависит от индивидуального специалиста. В то время как один психолог работает для галочки, другой может изменить качество жизни целой семьи.

Помимо женских консультаций и детских поликлиник, психологическую помощь молодые матери могут получить в благотворительных фондах и общественных организациях:

— Межрегиональная общественная организация «Аистенок»
— Фонд «Теплый дом» (Санкт-Петербург)
— Фонд «Виктория» (комплексная психолого-педагогическая помощь кризисным семьям)
— «Чужих детей не бывает» (служба профилактики отказов от новорожденных, Хабаровск)
— Программа «Профилактика социального сиротства “Волонтеры в помощь детям-сиротам”»

Кто и как помогает женщинам в трудной жизненной ситуации?

Общественная организация «Аистенок» работает в сфере профилактики отказа от детей. Когда беременная или недавно родившая женщина сообщает специалистам женской консультации или роддома, что хочет отказаться от ребенка, в их организацию поступает сигнал.

Специалисты «Аистенка», в первую очередь психолог, приезжают к женщине и стараются понять, что подталкивает ее к такому желанию. Если в ходе беседы женщина принимает решение оставить ребенка, ей окажут помощь в зависимости от ее нужд. Психологи плотно работают с вопросами принятия ребенка, своего нового статуса, в сфере детско-родительских отношений и психопросвещения.

Зачастую послеродовые ментальные расстройства происходят после родов из-за резкого сужения круга общения. Фонд «Теплый дом» организует групповые мероприятия, направленные на развитие отношений между родителями и детьми.

«Большая часть нашей работы — это психологическая помощь. Но мы не называем наши занятия психологическими, потому что они в чистом виде ими не являются. Это скорее группы поддержки, формат, который максимально приспособлен и адаптирован для мам с детьми. И за счет того, что у нас это звучит как: «А возьмите-ка своих детей на группы, это весело, мы напоим вас чаем с бутербродами», туда идут охотнее и получают эту самую помощь», —рассказывает фандрайзер Анастасия Рябцева.

По опыту фонда, групповая работа для мам с маленькими детьми очень эффективна. Это снимает социальную изоляцию, а общение происходит на равных: нет экспертов, а поддержку можно получить ото всех участников. Другая важная особенность таких занятий в том, что мамы приходят вместе с детьми. Во-первых, как говорит Рябцева, мамам важно видеть других детей и замечать, что все они развиваются по-разному, — это снимает много тревог и действует убедительнее, чем слова специалиста. Во-вторых, им не надо думать, с кем оставить ребенка.

Фандрайзер «Теплого дома» Анастасия Рябцева отмечает, что из-за стигмы вокруг профессии психолога индивидуальные консультации у их специалиста не пользуются спросом. Кроме того, на прием приходят без детей, и для большинства подопечных фонда, особенно для мам с младенцами, это нереально.

То, как сложно сохранять ровный эмоциональный фон, когда ты отрезан от общества, отмечает и молодая мама Юлия М. Она вспоминает, что обострение ПРД происходило именно в моменты, когда она оставалась в изоляции от общества.

«Когда ко мне приезжали родные и друзья, становилось значительно легче, отвлекалась от своих тревожных мыслей. Но как только я попадала в этот круг — «дом — ребенок — муж», то все начиналось заново».

Как сделать поддержку молодой мамы системной и постоянной?

Все эксперты отмечают важность профилактики расстройств. Психолог «Аистенка» Осипова считает важным информировать общество о том, как меняется психология у беременных и молодых мам, еще со школ. Анастасия Рябцева видит возможное решение проблемы в снятии стигмы с профессии психолога и проведении качественного социологического опроса о том, какая помощь требуется молодым матерям.

Психиатр Александр Гончарова считает, что в идеале на первый осмотр после родов к женщине должны приходить не только акушеры и гинекологи, но и психотерапевт, который мог бы предупредить молодую маму, находящуюся в зоне риска.

В идеале — продолжить психологическое наблюдение за обоими родителями в детских поликлиниках

Но начать можно хотя бы с увеличения количества психологов, работающих в поликлиниках, чтобы к ним за своевременной помощью могли обратиться все нуждающиеся в ней.

«Отдельно я хотела бы отметить, что забота о себе — это наша личная ответственность, поэтому я рекомендую не пренебрегать консультацией у психолога точно так же, как не пренебрегают визитам к другим врачам — стоматологу, например. Если невозможно получить бесплатную помощь, то выбрать более-менее адекватный вариант платной помощи», — заключила эксперт.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: