Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Как распознать домашнее насилие и выйти из него

В 2018 году, по данным МВД, около 25 тысяч женщин в России пострадали от домашнего насилия. Психотерапевтка Ольга Размахова, преподаватель департамента психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ Анна Край и иллюстраторка Ника Водвуд решили издать книгу о том, как поддержать себя и своих близких, ставших жертвами насилия в семье. Сбор средств для проекта идет на платформе Planeta.ru, книга будет находиться в открытом доступе. 

Психотерапевтка Ольга Размахова рассказала, как человек, переживающий насилие, может помочь себе здесь и сейчас. Тезисы публикуют «Такие дела».

Санкт-Петербург, митинг в поддержку жертв домашнего насилияФото: Сергей Коньков/ТАСС

Домашнее насилие — это только побои?

Домашнее насилие — это широкое понятие, в него входит любое насилие, которое происходит за закрытыми дверями в семье. Есть также термин партнерское насилие, то есть насилие в партнерских отношениях.

Насилие может принимать разные виды: эмоциональное, физическое, сексуальное, экономическое, психологическое, — и проявляться в разных комбинациях. Например, одновременно с физическим насилием может присутствовать экономическое насилие, когда жертву не допускают к семейному бюджету. Чаще всего вместе идут либо психологическое и физическое, либо сексуальное и физическое насилие.

Если физическое насилие — это достаточно очевидная история, то другие виды насилия сложнее рефлексировать. В связи с культурными особенностями редко осознается сексуальное насилие [в партнерских отношениях]. Человек, переживший сексуальное насилие от партнера, может думать, что заниматься сексом — это его обязанность, хотя потребности или желания [заняться сексом] у этого человека нет. Позже, на уровне большей осознанности человек может понять, что штамп в паспорте не является априорным согласием на секс в любой момент.

Психологическое насилие тоже значительно реже рефлексируется, потому что многие из нас плохо осознают свои потребности и личные границы. Психологическое давление широко распространено в партнерских отношениях. Пример такого насилия —  когда партнер или партнерка пытается ограничить коммуникации второго человека, не дает с кем-то общаться, видеться. Часто из-за этого в дальнейшем, когда насилие уже осознается, человек оказывается ограничен в том, чтобы обратиться за помощью, потому что круг его общения заметно сужен.

Психотерапевтка Ольга РазмаховаФото: Регина Бакирова, из личного архива Ольга

Экономическое насилие, на мой взгляд, еще реже рефлексируют в связи с патриархальными устоями: считается, что все финансы должны быть у мужа, а то, что женщина в семье не имеет доступа к финансам, — нормально. Это тоже накладывает отпечаток: круг общения у жертвы насилия сужен, ей не к кому обратиться и некуда пойти переночевать, при этом у нее нет доступа к бюджету, — именно поэтому жертвы насилия часто остаются в семье.

В каждом случае насилие — это нарушение определенных границ. В нашей книге мы хотим разделить разные сферы насилия и обозначить их признаки, чтобы сделать насилие более видимым и повысить чувствительность общества к нему.

Как можно помочь жертве домашнего насилия?

Оказывать жертве поддержку со стороны очень важно. Если у пострадавшей от домашнего насилия нет плеча, близкого человека, с которым можно поговорить об этом, то выйти ей из ситуации значительно сложнее.

Если кто-то из близких людей столкнулся с домашним насилием, нужно дать человеку возможность об этом рассказать, но не критиковать его. Важно признавать факты насилия, но при этом понимать, что радикальные фразы о выходе из отношений могут оттолкнуть. Выход из насильственных отношений — это очень травматично и сложно.

Если есть возможность, нужно предложить пострадавшему от насилия переночевать или пожить у себя какое-то время. Многие выходят из насильственной коммуникации именно с помощью близких, подруг и родственников, потому что, к сожалению, у нас в стране нет закона о домашнем насилии, который нас бы защищал, и нет системы шелтеров.

Как человеку, переживающему домашнее насилие, помочь самому себе?

Многое зависит от формы насилия: методы в случае сексуального и экономического насилия будут абсолютно разные. В книге мы будем говорить в первую очередь о методах дистанцирования от ситуации.

Если человек не может выйти из ситуации домашнего насилия и понимает, что не может разорвать эти отношения здесь и сейчас, важно сохранять в себе хоть какой-то фундамент: находить в себе точки опоры и не идентифицировать себя только с ситуацией насилия. Для этого есть, например, метод рефлексии по поводу своей жизни и того, какие значимые события в ней происходили. В рамках этого метода нужно попытаться зацепиться за наиболее яркие, ценностные моменты, которые могут здесь и сейчас придать жизни смысл, несмотря на насилие. Важно разделять и понимать, что «я» — это намного больше, чем «я в ситуации насилия»; что насилие не может уничтожить эту важную, ценную часть меня.

«Я» — это намного больше, чем «я в ситуации насилия»

Также есть методы саморегуляции и самоподдержки с помощью разных майндфулнес-практик, связанных с осознанностью, которые позволяют восстановиться. Это разные практики, которые помогут не сломаться и найти в себе ресурсы для выхода из насильственных отношений.

Затем нужно разделить, какое насилие переживает человек: либо насилие, из которого нужно выходить как можно скорее, либо, допустим, психологическое насилие, где можно работать с партнером. Тогда нужно идти в семейную терапию и разбираться с нарушением границ.

Как быть, если человек замечает в себе склонность к домашнему насилию?

Это действительно важная тема, потому что у нас мало кто занимается акторами насилия — то есть людьми, которые к насилию склонны. Никто из нас от этого не застрахован: мы растем и социализируемся в среде, которая на нас давит; есть традиции, которые могут нас к некоторым видам насилия принуждать. Если этого в себе не замечать, есть большая вероятность стать актором насилия. Поэтому мы решили сделать отдельный раздел книги про работу над собой — что делать, если я осознала свою склонность к насилию.

В Санкт-Петербурге есть замечательный проект «Мужчины против насилия», где психологов учат работать с акторами насилия. Если есть определенные насильственные паттерны поведения и мышления, то психологи стараются их перенаправить, помочь осознать и снизить уровень агрессии. При этом важно, чтобы само психологическое сообщество было максимально открыто к тому, чтобы работать с акторами насилия.

Зачем нужна книга о домашнем насилии?

Для меня наиболее важно поддержать регионы, потому что информированность о домашнем насилии в крупных городах, таких, как Москва и Петербург, уже достаточно высокая: есть кризисные центры, в которые можно обратиться, и даже шелтеры, куда можно попробовать получить доступ. Но в регионах значительно меньше возможностей себе помочь и очень трудно найти бесплатную качественную помощь.

Технически эта помощь есть в государственных структурах и районных центрах, но ее качество сильно зависит от образования специалиста. К сожалению, мы знаем много кейсов, когда психологи точно так же обвиняли жертву [домашнего насилия] и вставали на сторону абьюзера.

Думаю, поэтому важен не столько закон о домашнем насилии, сколько риторика против насилия. Она будет влиять на всю систему: чтобы юристы четко осознавали, что нужно вставать на сторону пострадавшей; чтобы психологам, социальным работникам и полицейским, которые принимают заявления, было очевидно, что нужно встать на сторону пережившего насилие и не обвинять, а, наоборот, помогать выйти из ситуации насилия.

Поэтому мы хотим написать книгу, которая будет находиться в открытом доступе, чтобы каждый человек мог получить доступ к этим материалам и как минимум себя поддержать.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: