Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«А что, есть женщины, которым можно памятник поставить?» Как журналистка из Хабаровска запустила проект «Памятник землячке»

«Такие дела» продолжают серию монологов «Близко к сердцу» о жителях регионов, которые меняют местное сообщество. Героиней третьего материала стала журналистка и фем-активистка из Хабаровска Дарья Уланова.

Девушка несколько лет пишет о социальных проблемах и домашнем насилии. Когда Дарья узнала, что в Хабаровске нет ни одного памятника женщине, она запустила просветительский проект «Памятник землячке». ТД публикуют монолог журналистки.

Дарья УлановаФото: Алина Сахневич

До 14 лет я думала, что буду юристом — представителем серьезной профессии. Но моя классная руководительница сказала: «Даша, ну какие бумажки? Тебе надо с людьми разговаривать». Я писала стихи, подруга позвала меня в газету «Школьный курьер», и все понеслось. В 15 лет я уже начала писать во взрослую газету. После школы уехала во Владивосток учиться на факультете журналистики. Летом я приезжала домой на каникулы и выходила работать в газету «Тихоокеанская звезда» — на тот момент главную краевую газету. После третьего курса я перевелась на заочное и вышла в штат. К 17 годам я не видела другого варианта, чем заниматься. Я хочу быть на стороне людей. 

Сейчас я заведую отделом социальной политики в газете «Хабаровские вести». Когда я перешла на «социалку», я поняла, что хочу писать серьезные материалы на важные темы. Первый материал, который, как мне кажется, вышел хорошо, — «Что делать, если соседи бьют ребенка». Однажды я услышала детские крики за стеной и не знала, что делать, мне было очень стыдно. Начала гуглить, ходить по родительским форумам, где советовали не вмешиваться, чтобы опека не отобрала ребенка. Когда я начала разматывать эту ниточку, оказалось, что не так просто забрать ребенка из семьи. Есть телефон доверия Хабаровского центра психологической помощи, но его у нас в городе практически никто не знал. В 2017 году я сделала большое интервью с ВИЧ-положительным человеком. Делала материал о группе самопомощи для людей с ВИЧ — они рассказывали о своем опыте, о дискриминации, в том числе со стороны врачей.

Когда делаешь такие сложные материалы, часто возникает вопрос: где найти баланс? Когда принципиально сказать все, что ты узнала? Когда это может навредить тому, кто с тобой разговаривал? Были материалы о рукоприкладстве учителей, они вызвали неоднозначные отзывы. Оказалось, что в Хабаровске нет бесплатной психологической помощи для учителей. Она нужна педагогам точно так же, как спасателям. Им нужно бороться с выгоранием. 

В этом году я получила награду от губернатора как лучший молодой журналист. Моя личная планка стала выше. C одной стороны, это придает уверенность, что ты все правильно делаешь. С другой стороны, любая награда — это дополнительная ответственность. 

В 2018 году я проходила стажировку в редакции «Таких дел» (Дарья вошла в число победителей конкурса региональных журналистов. — Прим. ТД). Для меня это был один из очень важных этапов. Когда работаешь в ежедневной газете, где много тем и текучки, то замыливается взгляд. Когда люди снова стали для меня людьми — это был внутренний взрыв. Я стала чувствовать переживания других. Параллельно начала понимать, как можно об этом написать. 

Совершенно случайно я наткнулась на группу во «ВКонтакте» Shut your sexist mouth up, где девушки делятся анонимно своими историями о насилии, пишут о травмах. «Развидеть» это я уже не смогла. Я была поражена, несколько дней не могла ничего делать. Там были тысячи историй о том, как девушки подвергаются насилию от отцов, братьев, дедов и прочих родственников. До меня дошло, что основная часть насилия совершается в семье. Нам всю жизнь говорят, что надо бояться мифических незнакомцев в черных автомобилях, но это бывает гораздо реже, чем то, что девочки, девушки и женщины терпят от людей, которые живут рядом с ними. 

После этого я сделала первый материал о домашнем насилии, нашла местное фем-сообщество и присоединилась к нему. Мы делали доклад о домашнем насилии в Хабаровске, собрали памятку с контактами, куда можно обратиться, если что-то случилось. 

Проект «Памятник землячке» вырос из нашей фем-активности. Нас пригласили во Всероссийский феминистский календарь, где представлены объединения со всей страны, и я предложила сделать сделать общее фото у какого-нибудь женского памятника в городе. И тут мы поняли, что ни одного женского памятника в Хабаровске нет. Одновременно стало очень обидно и стыдно за то, что раньше мы не думали об этой проблеме. 

View this post on Instagram

КАК ВЫБИРАЛИ СИМВОЛ АКЦИИ? Почему именно фанерная женщина с пустотой внутри? Потому что первое, что нам сказали, когда мы затевали #памятникземлячке — "У вас же никогда не получится поставить настоящий женский монумент". Ха! Настоящий, может, и не получится, подумали мы (хотя к этой теме мы еще вернемся😏), но временный-то поставить можем! В то же время мы понимали, что он не означает увековечивание памяти — её ведь нет. Есть только наш энтузиазм и стремление не забывать. Как контур, через который видно окружающую реальность. Но мы в силах её изменить. Особенно при вашей поддержке!🙌 А ещё вы можете подписаться на уведомления, чтобы не пропускать наши истории✍🏻 #вашвопрос_wm27 #хфк #хабфемком #khv #хабаровск #феминизм #активизм #женскийвклад #героизм #khabfemcom #femkhv #khv27 #memory #ликбез #охабаровскеслюбовью #просвещайся #ученьесвет #великиемогучие #новостихабаровска #instakhv

A post shared by ПАМЯТНИК ЗЕМЛЯЧКЕ (@woman_memory27) on

Я начала искать информацию и нашла героинь для акции. Оставили восемь женщин, чтобы за один день успеть обойти все локации в городе. Место для памятника выбирали так, чтобы оно было связано с жизнью, работой или достижениями героини и укладывалось в маршрут. Мы выпилили фанерную женщину и понесли по городу.

В 2017 году мы сделали акцию и на этом остановились, пока к нам не приехали «Такие дела» и «Нужна помощь» с благотворительными гастролями. Я получила грант, и «Памятник землячке» из разовой акции стал проектом. Мы сделали сайт и завели соцсети. Сейчас нас в команде трое: я, Арина Мартова и мой муж Павел. Я занимаюсь содержанием и координирую, Арина помогает вести аккаунты в социальных сетях, а на Павле остаются технические вопросы.

Сейчас на карте проекта десять точек. Население Хабаровска — 600 тысяч человек, и у нас есть 20 героинь разного масштаба, которые внесли вклад в развитие города. Все они очень крутые. Иммуноглобулин, который колют всем детям и взрослым против клещевого энцефалита, изобрела хабаровчанка Лия Верета. Она работала в хабаровском НИИ эпидемиологии и микробиологии, изобрела лекарство от смертельно опасной болезни, и никто не в курсе! Или Клавдия Павловна Белобородова, которая занималась возрождением традиционных искусств малочисленных народов Севера, — она возродила почти утраченное нанайское искусство! Сейчас невозможно представить в Хабаровске магазин сувениров без нанайской тематики.

Когда мы начинали проект, нам говорили: «А что, есть такие женщины, которым можно памятник поставить?» Сейчас этот вопрос уже не стоит, все понимают. Очень надеюсь, что Биробиджан будет следующим городом, где мы запустим «Памятник землячке». Есть запрос из Красноярска, а чудесная девушка Оля Маринина из Новосибирска подготовила список из 650 женщин-ученых со всей страны. 

В апреле я начала водить экскурсии по городу: маршрут — про женщин, которые сделали много для дореволюционного города. Экскурсии платные, мы собираем средства на настоящий памятник — памятник матери-одиночке. Мы решили, что с этого надо начинать. Их много, их жалеют, их осуждают, к ним пренебрежительно относятся. Никто не понимает, насколько это героический труд. 

Недавно одобрили мою заявку в театральную лабораторию. Я начала собирать истории для документального театра — монологи девушек о том, о чем запрещается говорить. История про аборт в 15 лет, про сексуальное принуждение, про послеродовое расстройство. Они вынуждены носить это в себе всю жизнь. 

Годы, когда я была не так погружена в социальные проблемы, кажутся мне более спокойными. Безусловно, люди стали больше откликаться на чужие беды, стали организованнее помогать. Еще два года назад, когда я спрашивала, куда нести пластиковые бутылки, меня не понимали. Сегодня у нас в городе действует группа активистов по раздельному сбору мусора. Нормальная ситуация — попросить перевести деньги от подарков кому-то на помощь. Это очень радует. У меня больше уверенности в том, что мне помогут люди.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: