Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

В чем особенности кавказской маскулинности и кого считают идеальным мужчиной на Северном Кавказе?

В Москве Гете-Институт и Фонд имени Генриха Белля проводят серию дискуссий «Быть мужчиной» о маскулинности и гендерных стереотипах. Одним из спикеров будет социолог Ирина Костерина, которая занимается исследованиями республик Северного Кавказа. «Такие дела» поговорили с ней о том, из чего складывается кавказская маскулинность и с какими проблемами сталкиваются мужчины на Кавказе. 

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

Патриархат на Кавказе

Фонд имени Генриха Белля проводил в 2005 и в 2016 годах большие исследования в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ингушетии. В этой работе участвовали сотрудники кавказских НКО, однако они категорически отказались вставлять в анкеты вопросы о сексе — их задавали только в глубинных интервью. По словам Ирины Костериной, на Кавказе вопросы интимной жизни, болезней и слабостей считаются неприемлемыми для публичного обсуждения, а стыдливость — это культурная норма для жителей. 

Социолог говорит, что на Кавказе мужчины являются производителями патриархата и в то же время сами страдают от него: с одной стороны они контролируют женщин, а с другой — ответственны за их поведение. «Если жена что-то сделала не так, если твою сестру с кем-то увидели вечером, ей ничего говорить не будут. А придут к тебе и скажут, что ты не справляешься со своими обязанностями как мужчина, брат, отец. Репутация всей семьи — это твоя репутация», — объясняет социолог.

Маскулинность устроена иерархично, говорит исследователь: физически сильных и решительных людей, которые готовы постоять за свою семью, считают настоящими мужчинами, а тех, кто не может дать сдачи, — неудачниками на низших ступенях иерархии. Но есть и другие мужчины, для которых физическая сила — не главное. Для них важнее быть порядочным человеком, успешным в карьере. При этом над самым сильным мужчиной на Кавказе оказываются «люди в погонах и с пистолетом» — представители правоохранительных органов и государство, объясняет эксперт. 

Количество силовиков на Кавказе и их действия таковы, что обычные мужчины часто чувствуют себя незащищенными и бесправными. «Если идет мужчина с атрибутами ортодоксального мусульманина, его могут задерживать, шантажировать, проверять паспорт, ставить на учет как потенциального террориста. Уязвимость таких мужчин очень высока, для них это очень болезненная история», — поясняет эксперт.

Идеальный кавказский мужчина

Костерина утверждает, что напрямую спрашивать при исследовании, какими качествами должен обладать мужчина на Кавказе, не совсем верно, — люди будут воспроизводить стереотипы. Но совершенно точно есть вещи, которые для кавказского мужчины неприемлемы. Например, здесь не принято открыто выражать эмоции — за исключением злости на другого мужчину. Многие считают, что неприлично даже просто идти по улице, держа свою жену за руку.

Об идеализированном образе кавказского мужчины можно составить представление по публикациям в социальных сетях, которые на Кавказе стали площадкой для выражения установок и споров о «правильном поведении», семье и чести. Но, по мнению Костериной, это не является отражением жизни. «Это такая риторика — настоящий мужчина должен делать так, а настоящая женщина должна делать эдак. Но если ты с этими же людьми разговариваешь, выясняется, что человек в общем-то не всегда в состоянии выполнить эту программу, которую сам же придумал», — поясняет эксперт. 

Например, когда исследователи опрашивали мужчин об отношении к женщинам в целом, они говорили о большом уважении и культе женщины-матери — эта установка везде транслируется публично. «Но когда их спрашивали, знают ли они случаи, чтобы мужчина применял физическую силу (к жене или сестре), они говорили: “конечно, знаю — мой сосед, мой двоюродный брат”», — пересказывает Костерина.

По ее словам, молодежь на Кавказе считает успешным мужчиной того, кто много зарабатывает, имеет хорошую машину и высокий статус на работе, обзавелся семьей и детьми. Кроме того, во многих республиках сохраняется следующий обычай: младший сын должен оставаться с родителями и опекать их. Костерина указывает, что даже в тех случаях, когда мужчины получают образование и уезжают в Европу, они часто возвращаются для помощи своим родственникам.

При этом самое страшное, что может случиться с мужчиной на Кавказе, утверждает исследователь, — это если кто-то узнает или даже заподозрит, что он гей. «Гомофобия чудовищная, куча стереотипов. Это единственное, из-за чего человек может быть изгнан здесь из своего села или города, если не считать каких-то ужасных преступлений», — говорит Ирина Костерина. Она добавляет, что на тему гомосексуальности принято высказываться в осуждающем ключе — и это делают публично даже те, кто на самом деле не разделяют жесткие гомофобные взгляды. 

Быть кормильцем в условиях безработицы

По мнению социолога, на Кавказе требования к мужчинам высоки и многие не могут им соответствовать. Мужчины должны быть кормильцами семьи, но при этом в республиках очень высокий уровень безработицы. Из-за экономической ситуации рабочих мест не очень много, а на имеющиеся вакансии — например, в сервисе — мужчины идут неохотно. Работа в некоторых сферах может стать поводом для осуждения мужчины, потому что не соответствуют общим представлениям о том, чем он должен заниматься. «Многие и пошли бы в “Пятерочку” на кассу работать, но родственники им не разрешают этого сделать, это будет позор», — говорит Костерина. 

Физический труд также не престижен для мужчины в качестве источника заработка — культ воина был здесь популярен больше, чем, к примеру, земледельца. Очень многие мужчины на Кавказе хотели бы завести свой бизнес, но для этого им не хватает навыков.

В последние 20 лет люди на Кавказе активно уезжают из сел. «Сельский труд очень тяжелый физически, мало кто хочет так вкалывать до конца своих дней. Поэтому люди стремятся в город, получать образование, которое позволяет вести городской образ жизни», — рассказывает Костерина. При этом многие молодые жители республик хотят уехать из-за отсутствия работы и перспектив, но поступить в хороший вуз им сложно из-за общего уровня образования.

Стресс от всех давящих на мужчину факторов также приводит к развитию зависимостей, не только алкогольной, но и наркотической: на Кавказе распространена «аптечная наркомания». Кроме того, Костерина указывает, что в республиках растет количество сердечно-сосудистых и хронических заболеваний, но многие мужчины стесняются ходить к врачу, так как считают это проявлением слабости.

Семья на Кавказе

Ситуация с безработицей влияет и на отношения внутри семьи, они становятся более напряженными. Не имея возможности иначе выразить свою силу и власть, мужчины пытаются реализовать это в отношениях с женами. «Даже если жена работает на трех работах, мужчина не может быть спокойным, ему стыдно, что он не справляется со своей ролью добытчика. Поэтому жены пилят своих мужей, а мужчины в свою очередь пытаются взять контроль над тем, как жена одевается, куда она идет, с кем общается. Ему надо хоть что-то контролировать», — говорит Костерина. 

Даже если мужчина не работает, домашние обязанности в традиционной семье не перераспределяются. «Для многих мужчин все еще унизительно делать домашнюю работу: мыть посуду, полы, стирать или гладить», — говорит Костерина. Единственная область, где есть изменения, — это уход за ребенком. Раньше роль мужчины в отношении детей на Кавказе ограничивалась только тем, что он содержал семью и выступал моральным авторитетом. Сейчас отцы гуляют с колясками, забирают детей из садика, могут отвести их в поликлинику. По словам Костериной, несколько лет назад это были единичные случаи, а сейчас такое поведение стало более приемлемым. 

В Чечне при разводе дети часто остаются с отцом (по адату — комплексу традиционно сложившихся местных норм и обычаев). Костерина объясняет, что раньше было представление, что женщине после развода ребенок помешает снова выйти замуж. «С другой стороны, это история про кровь — “моя кровь должна оставаться в моей семье”. Мужчина отвечает за свое потомство, поэтому он хочет знать, что будет с его ребенком», — рассказывает социолог. Сейчас эта традиция сталкивается с юридической практикой — женщины обращаются в суд, чтобы оспорить адат, и иногда выигрывают.

Уровень домашнего насилия на Кавказе остается высоким, но при этом тема никак не выносится на обсуждение. Ирина Костерина объясняет: «В общественном сознании тема домашнего насилия табуирована, поэтому все, что происходит за закрытыми дверями, общество не хочет обсуждать — считается, что в семье сами разберутся».

Маскулинность и ислам

Важным элементом для сообщества на Северном Кавказе является мечеть и религиозная община, где мужчины и женщины общаются раздельно. Поэтому здесь формируется мужское сообщество, где мужчина может обсудить свои проблемы, где ему помогут найти работу и поддержат.

По наблюдениям Костериной, искренне верующие мужчины, которые изучают ислам и ходят молиться, гораздо более толерантны и лучше относятся к своей семье, к своим женам и детям. «Они меньше переживают, что про них подумает общество, потому что главный, перед кем они отвечают, это все-таки Аллах», — комментирует исследователь.

При этом религиозная идентичность на Кавказе влияет на мужчину только в том случае, если он по-настоящему верующий, говорит Костерина. Есть те, которые называют себя мусульманами, но подстраивают ислам под себя. «Например, мужчина может оправдывать необходимость второй жены, потому что это по исламу, при этом с обеими женами он ведет себя не по исламу», — поясняет социолог.

Искренний интерес к исламу при этом больше характерен для молодых людей. По словам Костериной, те мужчины, с которыми она работает, уже не пьют алкоголь по праздникам, в отличие от предыдущего поколения. Ислам для них в целом выступает объединяющей идеей. «Наши ребята часто друг друга называют “брат” на тренингах, даже если они разных национальностей. Брат — это довольно распространенное в исламском мире обращение мужчин друг к другу», — говорит социолог.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: