Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

Древний Звенигород и его окрестности отдали под застройку. Это убивает леса и может лишить Москву питьевой воды

Из-за новых правил землепользования на территориях западного Подмосковья намечается строительство. Рассказываем, почему это грозит разрушить уникальные исторические ландшафты и повлечет экологическую катастрофу не только в Подмосковье, но и в Москве.

Окрестности ЗвенигородаФото: Дмитрий Салтыковский / Коммерсантъ

«Пейзаж будет убит раз и навсегда»

«Звенигород — ровесник и соперник Москвы, он остался таким, какой была Москва 600—700 лет назад, здесь вживую можно увидеть историю», — рассказывает председатель Звенигородского отделения общества охраны памятников Мария Уранова. Два старейших собора Подмосковья еще конца XIV — начала XV века — Успенский собор на Городке и Рождественский собор Саввино-Сторожевского монастыря — имеют статус памятников федерального значения.

«Что интересно, система расселения сохранилась со средневековья. Села уходят корнями в XIV—XVI века. Это хрупкая территория, и речь не о том, чтобы сохранить одну церковь, а о том, что церковь видна за много километров и формирует цельный образ русского пейзажа и вообще родины. Если это застроить, пейзаж будет убит раз и навсегда», — уверен юрист, заместитель председателя Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Евгений Соседов.

Звенигород в фильме Андрея Тарковского «Солярис»Фото: Скриншот

Вокруг Звенигорода кольцо усадеб: Введенское и Ершово, пушкинское Захарово, Поречье, Кораллово. Здесь творили Левитан, Саврасов, художница и предвестница русского символизма и модерна Мария Якунчикова. В бабушкиной усадьбе Захарово провел детство Пушкин, в Саввино-Сторожевском монастыре происходит действие поэмы «Монах». Пейзажи запечатлены в музыке Сергея Танеева, фильмах «Александр Невский» Эйзенштейна, «Летят журавли», «Солярис» Тарковского, «Война и мир». Звенигород был домом Чехова, в Дунине жил Михаил Пришвин. Звенигородскую землю называют подмосковной Швейцарией за ее живописные пойменные леса и луга.

«Тут ковры из незабудок, фиалок, ландышей, малина ведрами, это всего в получасе езды от Москвы. Просто походите по этому лесу… не по парку, в котором все искусственно. Там настоящий запах, поют птицы просто как сумасшедшие, — рассказывает член совета волонтеров «За Масловский лес» Вера Ильина. — Масловский лес таежного типа, редкий для ближнего Подмосковья. Тут северные мхи, болота клюквенные. Такого здесь больше нет. И его постоянно хотят уничтожить все новые и новые застройщики».

В Великую Отечественную войну здесь проходила линия обороны Москвы. 5 декабря 1941 года солдаты отбросили войска врага в битве за столицу. В середине 40-х годов для членов Академии наук построили поселок Мозжинка, в котором до сих пор живут ученые и их семьи.

Теперь древний Звенигород и все верховье Москвы-реки может потерять свой исторический ландшафт и особо охраняемые территории.

Судьбу решили за 20 минут

30 апреля 2020 года приняли новые правила землепользования и застройки (ПЗЗ) Одинцовского городского округа, куда с недавних пор присоединили Звенигород, Барвиху и сельские поселения в верхней Москве-реке вопреки возмущению жителей.

ПЗЗ определяют, где проложат новые дороги, появятся высотные дома, частные коттеджи, парки.

Любая стройка становится законной с принятием этого документа

Судьбу Одинцовского городского округа, площадь которого больше Москвы внутри МКАД и включает 1250 квадратных километров, решили за 20 минут на онлайн-голосовании совета депутатов. Внеочередное заседание провели во время карантина, а документы — карту проекта ПЗЗ, градостроительные регламенты объемом 500 страниц — отправили депутатам ближе к полуночи перед днем голосования (вместо положенных обычно пяти дней). Так, по мнению депутата Сергея Теняева, поступают, когда хотят принять непопулярный закон.

Жители высказывались против изменений ПЗЗ, но новые правила приняли с учетом лишь нескольких их предложений из тысячи. «Мы сейчас будем принимать решение без учета мнения населения. Это нарушение 131-го закона о самоуправлении», — указывал Теняев еще на заседании. Против проекта ПЗЗ проголосовало только четверо депутатов из 33.

«Пишешь наверх, что нарушен закон на местном уровне, а в администрации президента отвечают, что они не могут вмешаться в местное самоуправление. Кого выбирали, того и получили в местные советы и думы областные, никому дела нет», — прокомментировал ТД Теняев.

Под застройку по новым правилам попадают поймы Москвы-реки и ее притоков — Сторожки и Нахавни, воды которых забирают для питьевого водоснабжения столицы. Документы умалчивают о водоочистных сооружениях, не исключены выбросы в реки канализационных стоков.

Земли, которые поменяли назначение на новой карте зонированияФото: Россия1/youtube

Перед Саввино-Сторожевским монастырем могут вырасти гостиница в 17 этажей и частные коттеджи. Будут застроены участки с вековыми дубравами, парк и пойма напротив усадьбы Поречье Медведниковых, берег реки у Дома-музея Пришвина.

На многие участки нанесена пометка «Р-Ж» (рекреационно-жилая зона), которой даже нет в Градостроительном кодексе. По проекту ПЗЗ все участки разделены на разные категории, но строительство разрешено во всех, кроме природно-рекреационной. Даже в зоне парков допускается застройка на 75% территории зданий высотой до трех этажей.

«В Уборах ликвидируются все молочные товарные фермы. Коров уберут, на месте коровников хотят построить торговый или медицинский центр. Нам, жителям исторического села, основанного еще в 1800-е годы, это не нужно», — уверяет местный житель и активист Кирилл Суворов.

Часть участков КУРТ-63 (зона «комплексного и устойчивого развития территории», на ней можно строить микрорайон с многоэтажными домами, спортивные объекты, магазины и другое. — Прим. ТД) будет застроена вблизи Звенигородской газораздаточной станции, газового хранилища первого класса опасности. По документам Роспотребнадзора и Минэнерго, в радиусе тысячи метров вокруг газового хранилища жилые дома строить нельзя из-за пожарной безопасности. Мособлархитектура и администрация Одинцовского округа пока не дали комментарий редакции, почему правила застройки не учитывают такие риски.

Дунинский ландшафтно-археологический комплекс с участком рубежа обороны Москвы 1941 года и святыми источниками, где создан и функционирует общественный музей-заповедникФото: Вадим Разумов

Вера Ильина отметила, что благодаря активности жителей и их протестам на публичных слушаниях в новых ПЗЗ наконец-то выведено из-под застройки более 150 гектаров Масловского леса, ранее предполагаемые под ППК «Вятичи». «Но одновременно с этим отображены границы леса, которые не соответствуют паспорту особо охраняемой территории. Их сократила администрация Одинцовского района при внесении данных территории в Росреестр без проведения экологической экспертизы. Кроме того, в новых ПЗЗ еще около 80 гектаров леса попали в зоны, регламенты которых позволяют до 75% застройки», — добавляет она.

Даже территорию, где проходила линия обороны Москвы в 1941 году, застроят до уреза Москвы-реки. Местные жители привели ее в порядок, сделали музей под открытым небом, там сохранились останки солдат, заплывшие окопы, воронки, курганы железного века и средневековья, важные для археологов. «Недавно прямо по курганам разметили и расставили колышки. Жители ходили, вынимали их, снимали ленточки… Искусственно созданные парки “Патриоты” с отполированными землянками — это смешно. Тут землянка осталась с войны, вся почерневшая, оборонительные сооружения, это нужно сохранить», — говорит Вера. Жители создали петицию и потребовали поставить на охрану ландшафт линии обороны Москвы, на момент публикации ее подписало более 13 тысяч человек.

Пресс-секретарь губернатора области сослалась на комитет по архитектуре и градостроительству Московской области и заявила, что одинцовские правила землепользования не угрожают зонам санитарной защиты питьевого водоснабжения и «не предполагают тотальную застройку самых ценных культурных ландшафтов».

Вода станет непригодной для питья

Более 60% питьевой воды Москва получает из москворецкой системы, Москвы-реки и ее притоков в западном Подмосковье. Остальное — через канал имени Москвы из Иваньковского водохранилища на верхней Волге и немного из Вазузской системы. «Сейчас Мосводоканал справляется с той грязью, которая поступает в Москву-реку, и с москворецкой водой на Рублевскую и Западную станции водоподготовки. Но если экосистемы будут угнетаться под воздействием человека и в конце концов гибнуть, то качество воды будет резко хуже», — утверждает гидролог, научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

По его словам, в западной и северо-западной долине Москвы-реки осталось мало здоровых экосистем. «Огромную роль очистителей играют бентосные организмы на дне и высшая водная растительность, которая уничтожается в первую очередь. В экосистеме все виды связаны друг с другом, и если вы навредите какому-то одному, может деградировать вся система», — объясняет ученый.

Если такое случится, сначала вырастут затраты на очистные сооружения, чтобы сохранить качество воды на прежнем уровне, а потом не поможет и это. «Вода в московском водопроводе станет непригодной для питья, и такие ситуации в мире наблюдаешь не раз и не два… Например, город Бразилиа (столица Бразилии. — Прим. ТД), будучи со всех сторон окружен источниками воды, сумел испортить всю воду так, что из водопровода там не пьют вообще, даже с домашними фильтрами и кипячением. Пьют только развозную бутилированную. Лишиться питьевой воды из водопровода — для населения жестокий удар», — уверен Данилов-Данильян.

Читайте также Деревья Алисы  

Дело в том, что в декабре 2019 года мэр Москвы Сергей Собянин и губернатор Московской области Андрей Воробьев приняли совместное постановление, где признали старые советские нормы и зоны санитарной охраны (ЗСО) водоснабжения от 1941 года «не подлежащими применению». Теперь можно применять только решение исполкомов Моссовета и Мособлсовета 1980 года, которое охватывает около 10% территории всех ЗСО вблизи Москвы. Таким образом, зоны охраны воды урезали примерно в 10 раз и в этом виде нанесли на карты ПЗЗ. Несмотря на февральские поручения президента России Владимира Путина приостановить застройки поймы рек водозабора, ПЗЗ фактически ее узаконили, считает эксперт.

По проекту ПЗЗ планируется миллион с лишним квадратных метров жилой застройки в поймах рек, то есть примерно на 50 тысяч человек. «Этого достаточно, чтобы практически угробить московский водопровод», — считает ученый. Московская же область в основном пьет из подземных источников, которые гидрологически связаны с реками и озерами и, соответственно, так же загрязняются. Жители требуют от правительства остановить стройки в ЗСО московского водопровода.

Вода в московском водопроводе станет непригодной для питья

В Москве десятки лет не было никаких наводнений. Но 100 и 150 лет назад в бассейне Москвы-реки из-за наводнений бывало затоплено все Замоскворечье, все поймы рек москворецкой системы. «При глобальных изменениях климата везде, где более-менее регулярно выпадают дожди, а наш район именно такой, крупные наводнения отнюдь не исключены. Это очень серьезно, — уверяет Данилов-Данильян. — Вы поймите, коренные жители никогда не селились в пойме в прежние времена».

«Строить здесь — закрыть последнюю форточку свежего воздуха»

Губернатор Воробьев не только сократил защитные зоны рек, но также во время пандемии отменил решение от 1948 года об охране зеленых насаждений лесопаркового защитного пояса Москвы. Другими словами, зеленые зоны остались без защиты перед застройкой. Борьба за леса идет по всему Подмосковью: в Солнечногорске, Королеве и других районах. Считается, что защитный пояс леса — система жизнеобеспечения Москвы. «Начать строить здесь, в верховьях Москвы-реки, — значит закрыть последнюю форточку свежего воздуха для столицы. Именно отсюда в Москву поступает пока еще свежий воздух западного Подмосковья, так называемая западная роза ветров», — считает активист Суворов.

ПЗЗ Одинцовского округа создают угрозу застройки сразу девяти ценных природных территорий на площади более 500 гектаров. Некоторые леса попали под «лесную амнистию», где намечено строительство частных поселков. Так, Бреховский лес в Одинцовском районе отдают под жилищную застройку, но чиновники утверждают, что леса юридически не существует. Общая площадь свободной для застройки территории в «лесной амнистии» около 750 гектаров.

«Саввинская слобода под Звенигородом». Исаак Левитан, 1884 г.Фото: wikipedia.org

В долине реки Сторожки от устья до дома отдыха «Кораллово» намечается застройка более 200 гектаров ценных пойменных лугов и лесов. У «Масловской лесной дачи» застройка отнимет 55 гектаров лесов. «Наш лес благодаря своей площади и непроходимости сохранил ландшафты XVI века, с древними селищами, курганами, дорогами и прудами. Жители шли из одного селища в другое, пасли скотину, останавливались у полуденников напоить животных. Лес с археологическими объектами — открытая книга. Надо только уметь ее читать: оказывается, что поляна, не заросшая лесом за 400 лет, — это селище, которое не зарастает из-за богатого культурного слоя, а лесное озерцо — рукотворный пруд для водопоя», — рассказывает Ильина.

«“В Масловской лесной даче” есть уникальное для ближнего Подмосковья верховое болото с зеркалом — открытой водной гладью. Здесь обитают шейхцерия болотная, пузырчатка малая — очень редкие для Московской области растения, входящие в Красную книгу», — добавляет координатор дружины охраны природы МГУ Максим Богомолов. Здесь находится единственное известное местообитание в Московской области жужелицы Agonum munsteri. В лесах живут белоспинный дятел, кедровка, луговой конек — птицы, также занесенные в Красную книгу.   

Застройка Одинцовского округа неминуемо ухудшит ситуацию на дорогах. Парковочные места уже строятся за счет особо охраняемых территорий — в прошлом году начали строительство парковки почти на тысячу машино-мест в заказнике «Леса Серебряноборского лесничества».

В ПЗЗ не предусмотрели школы, больницы и детсады?

По данным Росстата, Одинцово занимает первое место в России по плотности населения. На один квадратный километр 7170 человек, что больше, чем в Шанхае. В новые дома Московской области переедут еще тысячи человек. При этом по новым правилам застройки в жилых массивах не предусмотрены школы, больницы, детские сады и другая инфраструктура.

Так, в Звенигороде только одна больница времен писателя Чехова обслуживает город и окрестные деревни в радиусе 20 километров. Одна подстанция с тремя бригадами — детская, для беременных женщин и общая — работает на десятки тысяч человек. «Новую больницу за счет областного бюджета пытался построить бывший губернатор Громов, бывший мэр Звенигорода Ставицкий, но потом здание продали Пенсионному фонду под архив. Вместо того чтобы сооружать госпитали в полях, можно хотя бы на время пандемии поместить людей в это здание», — возмущается Уранова.

Читайте также Право дышать  

Звенигородцы хотят вернуть зданию статус больницы. «По старым генпланам новая больница и школа были нарисованы на участке бывшего песчаного карьера. Оказалось, это вообще частная территория. Ничего не построили, карьер был продан, и мы чуть в этом году не получили в нем огромный полигон мусорный. Нам под видом рекультивации хотели возить строительный мусор от московской реновации», — рассказывает Уранова. Жители перекрывали въезд на карьер бетонными блоками, устроили бессрочный пикет — и работы приостановили.

В Звенигороде четыре школы с переполненными классами. «Дети привыкли ко второй смене. Заселяются новые районы, и детям приходится ездить иногда через весь город, — говорит Уранова. — Где теперь планируются новые школы, детсады и больницы — непонятно совсем. Эти проблемы не решены». На схожий вопрос от редакции ТД Мособлархитектура не ответила.

Сегодня в новой Москве, по оценке риелторов, строится больше коммерческого жилья, чем социальных и культурно-досуговых объектов. Например, жители Коммунарки из-за нехватки мест в детских садах и школах возят детей в школы ближайших районов, иногда за 6—8 километров.

«Мы десять с лишним лет наблюдали “бандитский” раздел земель»

Жители Звенигорода, Убор, Маслова, Дунина и других районов не первый год бьются за живописную территорию внутри водоохранной зоны и заповедных лесов. «Мы десять с лишним лет власти Громова (бывший губернатор Московской области. — Прим. ТД) наблюдали “бандитский” раздел земель. Все сельхозпредприятия банкротились, земли захватывались и переходили к нескольким крупным владельцам», — рассказывает Соседов.

Незаконно приватизируются участки даже из лесфонда крупными собственниками — ЗАО «Агрокомплекс “Горки-2”», банком ВТБ. «В 2017 году спасли Шереметьевские пруды в Уборах, заставили прокуратуру изъять из собственности банка ВТБ и передать в собственность Российской Федерации почти 13 гектаров с береговыми полосами Серебрянки и Москвы-реки», — говорит Суворов.

Вырубка леса в окрестностях ЗвенигородаФото: RusNEWS/ youtube.com

В 2010-х годах выяснилось, что Шиховское поле в пойме Москвы-реки у Саввино-Сторожевского монастыря было в незаконной частной собственности, и его вернули в муниципальную. «Обескураживает, что по новому проекту ПЗЗ поле отходит в зону Ж-2, застройки частных коттеджей, когда доказано, что это уникальный правый берег реки, входящий в охраняемый ландшафт Саввино-Сторожевского монастыря, и муниципальная территория. Это большой откат назад…» — говорит Уранова.

В 2011—2012 годах к Москве присоединили пойменные территории от Уборов до Мозжинки в так называемый Рублево-Успенский анклав или новую Москву. «Жители не могут никак повлиять и защитить эти участки, потому что проживают в области, а земля юридически в Москве — и в публичных слушаниях по проектам застройки участвуют жители Кунцева, а не соседних сел», — говорит Соседов.

Осенью 2018 года произошло слияние всех районов, сельских поселений верхней Москвы-реки в Одинцовский городской округ. Жители Звенигорода, Барвихи выходили на пикеты, тысячи человек подписывали петицию против присоединения, до сих пор идет суд. Было ликвидировано местное самоуправление. «Сельские территории, которые включили в городской округ, потеряли социальные сельские льготы, пенсионеры и люди, нуждающиеся по состоянию здоровья, лишились своих доплат», — замечает Уранова. В новом округе не замедлили принять и новые ПЗЗ. Областное отделение общества охраны памятников выпустило обращение, что создание округа грозит «массовым уничтожением историко-культурных ландшафтов».

По словам активистов, арендаторы часто намеренно портят земли. «Грузовики сваливают мусор, бывает, роют котлован и засыпают ночью отходами, получая за это деньги. Луга не окашиваются и зарастают борщевиком и сорным лесом, который закрывает обзор на памятники. Стоят уродливые поломанные заборы, больной лес — для арендаторов нужно, чтобы он был в плохом состоянии. Потом нас тыкают в эту специально созданную помойку и говорят, что застройка и благоустройство будут только на пользу», — рассказывает Соседов.

Потом нас тыкают в эту помойку и говорят, что застройка будет только на пользу

«В свое время западную часть леса перерезали газопроводом, перекрыли часть ручьев и болот, составляющих единую экосистему. Какие-то деревья сгнили, другие высохли, но лес уже самовосстанавливается, природа сильнее человека. Везде молодая поросль сосен, елей, а мне, глядя на этот кусок вокруг газопровода, говорят: “Что от твоего Масловского леса осталось”», — добавляет Ильина.

«Беда в том, что исторические села, деревни просто выдавливают. ПЗЗ дают зеленый свет на застройку всех этих заповедных территорий. Мы видим сегодня одни межзаборные пространства, коридоры, огромные многоэтажные бетонные монстры, окружающие села и деревни», — говорит Суворов.

«Если брать последние 20 лет, Звенигород изуродован страшно. Новостроечные районы ломают восприятие города, каким всегда Звенигород был, — сетует Уранова. — Одна из самых больших наших потерь, что Успенский собор на Городке теперь видно на фоне не лесов и сосновых холмов древнего кремля, а новостроек отвратительных».

Пойма Москвы-реки напротив Саввино-Сторожевского монастыряФото: Вадим Разумов

Нередко в новых районах встречаются «проблемные» дома. Так, в микрорайоне Пронино Звенигорода с новостройки обвалились кирпичи, а при строительстве дома никто не заложил ливневку, отчего подвалы и придомовую улицу затапливает во время дождей.

В карантин принимали и ПЗЗ в Красногорске. 15 мая красногорский прокурор внес протест на решение депутатов, потому что правила застройки не соответствуют Градостроительному и Земельному кодексам. Еще раньше Верховный суд признал незаконными Генплан и ПЗЗ Мытищ, так как те не учитывают нормы об охране источников водоснабжения.

Люди продолжают отстаивать родные земли

Жители деревень попросили президента защитить поймы рек, леса и облик Подмосковья от миллионов квадратных метров застройки. Люди выходят на субботники, проводят раскопки, очищают берега Москвы-реки и ее притоков. «У нас достаточно активное население. Люди отправляют тысячи писем и обращений, ходят на публичные слушания, следят за изменениями в законах и градостроительных документах, восстанавливают объекты культурного наследия — стараются сделать все, чтобы спасти свою прекрасную малую родину от уничтожения и бездушной застройки», — говорит Ильина. По словам Урановой, если в 2012 году присоединились два десятка активных жителей, то сегодня их сотни. «Мы замкнуты не только на Звенигород, но общаемся с единомышленниками по всей Московской области. Если бы мы не противодействовали, все было бы давно застроено». Жители вывешивали баннеры с балконов и на автомобилях, пишут петиции, выступают в СМИ.

Плакат, выставленный жителями Звенигорода, против застройки городаФото: Инициативная группа "Звенигород Карьер"/vk.com

Депутат Теняев предложил отменить установленные правила застройки и отправить их на доработку. «Если бы треть депутатов, около 13 человек, подала заявку вместе со мной, председатель совета был бы обязан провести заседание. Но стольких сторонников у меня нет, и решение будет на усмотрение председателя», — говорит депутат. «Мы готовим заключения и справки по всем участкам, выявленным памятникам, границам особо охраняемых природных территорий. Отправим их в надзорные органы, чтобы пересмотреть правила застройки. Хотя иногда можно десять лет писать и ничего не добиться», — добавляет Соседов.

Активисты уже отправили заявку на митинг после карантина. Общественное движение «Одинцовская инициатива» обратилось к главе Одинцовского округа Андрею Иванову с просьбой опубликовать результаты работы комиссий, которые рассматривали предложения и замечания c публичных слушаний. Не исключено, что жители Одинцовского округа обратятся в суд. «Правда, после судов по объединению округа я уже не верю, что у нас есть независимые суды, — говорит Теняев. — Но если бы я смог сейчас вывести сто тысяч народу, поверьте, сразу бы нашли способ ПЗЗ отменить. Все зависит от того, как люди борются. Тогда власти и начинают бояться».

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: