Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Будь со мной, или я тебя уничтожу». Истории трех жертв сталкинга

Сталкинг — это навязчивое внимание и преследование человека. Из-за стереотипа о романтичном преследователе, готовом на все ради любви, жертвы такого поведения часто сталкиваются с несерьезным отношением к их проблемам. Об угрозах и преследованиях в интернете и реальной жизни «Таким делам» рассказали три девушки, пострадавшие от сталкинга.

Фото: Pixabay.com

Ольга Волкова (имя изменено), писательница

«Размещал объявления о продаже девственности с моими данными»

Сталкер — мой бывший парень. Преследования начались пять лет назад после нашего расставания. Мы встречались полгода, и в какой-то момент я поняла, что человек неадекватен. Были случаи, когда я собиралась домой, он задерживал меня за руку и просил остаться, умолял провести с ним еще немного времени. Для меня даже это — нарушение личных границ. Он рассказывал о случае, когда сильно подрался с отцом. Меня такие вещи пугали. Я честно объяснила ему, что не хочу продолжать отношения с человеком, который может проявлять агрессию. 

Мы расстались по моей инициативе, но он не смирился с этим и начал меня преследовать. Караулил около дома и в подъезде, стоял у меня под окнами. Он мог хватать за руки в транспорте и не давать пройти домой, перегораживая вход. Однажды я ехала домой на общественном транспорте и не заметила, как он зашел со мной. К тому моменту он постоянно меня преследовал. Я запаниковала и позвонила в полицию. Попросила их принять меры и объяснила, что человек уже не первый раз за мной следит. 

Написала на него заявление, и в отместку он решил тоже написать на меня. Когда мы были в отношениях, я рассказывала ему про конфликт с начальницей. Тогда я, естественно, не знала, что он сможет обернуть это против меня. Он отнес в полицию смонтированную запись моего голоса и заявил, что я готовила покушение на начальницу. Меня допросили и отпустили, потому что никаких улик у полиции не было. 

Сначала он преследовал меня физически. Потом продолжил в интернете: разместил объявление о продаже девственности от моего имени и с моими реальными данными. Он писал про меня гадости на форуме, где сидит многотысячная аудитория. Выложил туда мои личные фото. Я скандалила и просила админа заблокировать это обсуждение. 

Постоянно давил на психику. Мог угрожать, говорить: «Я сломаю твою жизнь. Будь со мной, или я тебя уничтожу». Угрожал убить моего кота, которого я ему отдала, когда мы были в отношениях. У меня появился страх, что он что-то со мной сделает. Я понимала, что он может нанести мне физический вред, потому что это абсолютно неконтролируемый человек. Я сидела в четырех стенах, начала работать дистанционно. Из-за этого пришлось отбросить некоторые варианты по работе. У меня были мысли о переезде в другой город. Но поняла, что не могу этого сделать, — слишком много всего меня держит в городе. 

Некоторые думали, что я сама во всем виновата. Было обидно, что мне не верят и не хотят помочь. Родители защищали меня, но иногда все равно обвиняли. Говорили, что я сама ступила и вовремя не разглядела в нем маньяка. Но как я могла разглядеть в нем маньяка, если он вел себя нормально? 

В какой-то момент у меня появлялось желание уничтожить его в ответ

Он разрушил мою жизнь и творческую карьеру, опозорил перед людьми. Из-за его вмешательств я не смогла построить отношения с человеком, которого реально любила. После его преследований у меня случались нервные срывы, сильно ухудшилось здоровье и начались проблемы с психикой. Морально я сломлена, и уже никогда не буду прежней. Я была готова убить этого человека. Мне казалось, что проще в тюрьме отсидеть, чем смотреть, как он меня уничтожает. 

Год назад он пропал, но ощущения безопасности у меня нет до сих пор. Возможно, он наблюдает за мной тайно.

Мария Соколова (имя изменено), ведущая и блогер

«Написал, что отрежет голову моей дочери»

Два с половиной года назад я подрабатывала в стриминговом сервисе — была ведущей. Меня предупреждали, что какой-то человек писал в эфире угрозы. Все побаивались его и просто блокировали, но в системе можно регистрироваться с одним и тем же ником на разные номера телефона. Ты блокируешь, а он опять вылезает с тем же аккаунтом. Первые секунды просто пребываешь в шоке. 

Читайте также На нет и суда нет  

На начальном этапе я не воспринимала его комментарии всерьез. Относилась так до тех пор, пока он не написал, что отрежет голову моей дочери. В тот момент я осознала, что все это за гранью. Я не могла закрыть глаза на такое и начала борьбу. Сделала скриншоты угроз и на следующий день отнесла заявление в полицию. Знакомые в органах сразу сказали, что ничего серьезного ему не будет, но помотать нервы и припугнуть можно. 

С кем-то из ведущих он общался лично, через них угрозами он пытался узнать мой адрес. Преследователь создал страницу с именем моего мужа и писал его друзьям. Потом с этой фейковой страницы намекал на подготовку убийства, прикреплял к посту песню из фильма, запрещенного за пропаганду ИГИЛ. Возможно, таким способом он пытался привлечь внимание правоохранительных органов к моему мужу.

Страшнее всего стало, когда он получил доступ к моему номеру телефона. Ему удалось это сделать при помощи полицейского, который сначала не поверил в мою историю, а потом решил сам связаться с преследователем — со своего телефона у полицейского это не получилось, но с моего он дозвонился. После этого начались звонки напрямую мне. У него было несколько номеров: ты блокируешь один, а он звонит с другого. Все это сильно ударило по психике. 

Невозможно быть стойким, когда твоей семье постоянно угрожают

Особенно страшно было, когда этот человек писал, что находится в моем городе. Даже пытался присылать относящиеся к моему городу фотографии, надерганные из социальных сетей. Он узнал название моего любимого бара и скидывал фото оттуда. Я вполне допускала, что он может находиться в моем городе. Когда изучала вопрос преследований и какого типа бывают маньяки, поняла, что он относится к «совершенно непредсказуемым». 

В ближайшее время я еду в Питер, где живет этот человек. Надеюсь, до него эта информация не дойдет. Знаю, что сейчас узнать об этом нереально: я давно не рассказываю о своих планах в социальных сетях. В Питере точно не стану фотографировать вид из окна гостиницы и выкладывать.

Я рассказала о киберсталкинге в видео на ютубе, и это вызвало резонанс в полиции. На ковер даже вызывали участкового, который до этого неохотно принимал мое заявление. Через год и два месяца после подачи заявления со мной связались из полиции и сообщили, что на преследователя заведено уголовное дело по статье 119 (угроза жизни и здоровью). 

Три месяца он ежедневно не давал мне покоя, потом затих. Недавно снова объявился в инстаграме с нового аккаунта. Я его заблокировала. 

Екатерина Шевченко (имя изменено), журналистка

«На маму ехал мужик на машине»

История сталкинга происходила с моей мамой, но со временем я тоже была в нее вовлечена. 

У моей мамы своя парикмахерская. Будущий сталкер и его родители были постоянными клиентами. Периодически они приходили в парикмахерскую и даже мило общались с моей мамой, но в какой-то момент у этого мужика конкретно отлетела крыша. Сначала были просто смс, потом он начал постоянно звонить маме — у него, как у постоянного клиента, был ее личный номер. Появлялся на работе не по записи, а просто, чтобы поболтать. Мама старалась держаться на уровне «клиент — мастер». Мужчина стал приходить все чаще, начались откровенные подкаты. 

Родители развелись, и отец съехал от нас. Этот мужчина искренне считал, что ему удалось развалить брак родителей, хотя у них были свои проблемы. Он считал, что делает все, чтобы добиться взаимного расположения мамы. Когда папа ушел, началась самая жесть — у человека развязались руки. 

По сути, мы с мамой вдвоем остались в этом аду

Этот мужчина стал приезжать к нашему дому и караулить маму. Каждую неделю опорожнялся на дверь нашей квартиры. Мы с мамой до последнего его придурошные выходки воспринимали в шутку: ну дурачок развлекается, хрен с ним. Возможно, наш смех был просто защитной реакцией. Мы не знали, что делать. До сих пор не понимаю, почему мы не пошли в полицию.

Преследователь продолжал звонить маме и кидать угрозы. Говорил, что убьет ее, если она не будет с ним. В один из дней, когда я находилась дома, мама позвонила и попросила встретить ее у подъезда. Я пулей спустилась вниз. Помню, открываю дверь дома и вижу: мама переходит дорожку между двором и подъездом, а на нее едет мужик на машине. Он загнал маму к дереву и газовал в ее сторону. У меня мама маленькая и хрупкая, она прямо вжалась в это дерево. Я стояла и не понимала, что делать, ужасно тряслись руки. Мама поймала момент и, пока он совершал маневр, успела выбежать. Мы вместе залетели в квартиру и закрылись. Тогда он уехал, но продолжил звонить. Снова началось его вечернее развлечение: он просто ставил телефон на прозвон. 

Однажды во время занятия у репетитора мне позвонил папа и сказал не выходить из квартиры, пока он не приедет. Поднялся на этаж и практически за руку меня вывел из дома. Я говорю: «Что случилось? Ты можешь мне объяснить? Ненормально просто звонить посреди урока и не объяснять, что произошло». Помню его ответ: «Этот мужчина избил маму». Мне тогда даже не было страшно, я просто ужасно разозлилась. Ударила в панель машины и подумала: «Какого черта? Почему какой-то урод имеет право нападать на мою маму и портить нам жизнь?» Мы приехали, я вломилась в квартиру и увидела маму со здоровенным фингалом на лице. 

Мама рассказала, что на работе вышла поговорить по телефону на задний двор. Этот мужчина тоже зашел туда. Мама захотела вернуться обратно, но, чтобы попасть внутрь, ей надо было пройти по узкому коридорчику. Он зажал ее в этом коридорчике. Случилась словесная перепалка, и он со всей силы ударил маму головой об стену. В этот момент мы окончательно поняли, что это ****ец. Мама сняла побои и написала заявление в полицию. Потом суд обязал его выплатить компенсацию 20 тысяч рублей. К слову, этим не закончилось. Преследователь пропал на время, но потом снова продолжил звонить и писать в социальных сетях. 

Все утихло только спустя два года. Мама встретила другого мужчину, постепенно переехала жить к нему и вышла замуж. Когда новый мужчина стал свидетелем таких звонков, спросил маму об этом, и ей пришлось все рассказать. Он сразу предложил разобраться с преследователем. Сказать честно, он просто «прессанул» этого преследователя со своими друзьями.

С тех пор все прекратилось. Этот мерзкий и трусливый человек самоутверждался до тех пор, пока не нашлась сила противодействия. Мы с мамой такой силой не обладали. 


О том, как жертве сталкинга защитить себя, «Таким делам» рассказала правозащитница и соосновательница сети помощи женщинам «ТыНеОдна» Алена Попова. Женщины, пострадавшие от насилия, могут обращаться в кризисный центр «ИНГО», центр «Насилию.нет», центр «Сестры» и в другие организации.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: