Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться

«Гибрид благотворительности и бизнеса». Что такое импакт-инвестирование и как это работает в России

В последние несколько лет импакт-проекты стали модным трендом на мировом инвестиционном рынке. «Такие дела» попытались выяснить, можно ли сказать, что это новый — более осознанный и экологичный — бизнес, за которым будущее, может ли это приносить существенный доход и работает ли все это в России.

Илья Чех, генеральный директор компании «Моторика»Фото: motorica.org

Улучшение мира вокруг себя

Понятия с приставкой «импакт» не так часто встречаются в публикациях российских изданий. Импакт-ориентированные понятия путают с филантропией, благотворительностью, социальным инвестированием и даже активизмом. Все это объединяет наличие субъекта, который хочет и готов менять мир, но делать это можно по-разному.

Раньше считалось, что между инвестированием и благотворительностью есть огромная разница: благотворительность — это потеря денег, non-profit, а инвестирование — это отложенный доход, говорит экс-глава Российской венчурной компании и основатель инвестиционного фонда «Орбита Капитал Партнерз» Евгений Кузнецов.

В мире появляется все больше технологических инноваций, которые приносят пользу окружающей среде и людям, при этом они очень выгодны своим инвесторам

В первую очередь речь идет об инновациях в энергетике и медицине. Инвестиции в эти отрасли одновременно и приносят прибыль, и соответствуют целям устойчивого развития Организации Объединенных Наций, они и называются импакт-инвестициями, объясняет Кузнецов.

«Более строго, импакт-инвестиция — это та инвестиция, которая делается с целью получения прибыли, но при этом касается сферы, которая значительным образом улучшает мир в тех направлениях, в которых люди договорились делать усилия для улучшениями мира. Получается, это такой гибрид благотворительности и инвестиций за деньги, который позволяет инвесторам получать доход, но при этом делать социально полезные вещи», — говорит эксперт.

Председатель правления российской Ассоциации импакт-инвесторов Михаил Палей связывает импакт-проекты с целями устойчивого развития.

Читайте также «Моя третья рука»  

«Есть 17 целей устойчивого развития, принятых Организацией Объединенных Наций, и если бизнес пытается достигать какую-то из этих целей, то его приравнивают к импакту. Для себя мы сформулировали определение так: импакт — это измеримое улучшение жизни людей, полученное в результате предпринимательской деятельности», — сказал Палей.

Глобальная сеть импакт-инвесторов (Global Impact Investing Network, GIIN) более сложно определила основные критерии термина, их четыре. Первый — наличие цели улучшить мир вокруг себя, второй — понимание сроков и объемов желаемой прибыли, третий — примерное представление о связи объема затраченных ресурсов с социальным эффектом, четвертый — измеряемость этого социального эффекта.

Россия и мир

В 2020 году, по данным GIIN, рост рынка импакт-инвестирования в мире составил 29%. При этом общий объем инвестиций в сфере импакт-бизнеса достиг 715 миллиардов долларов. Россия стала перенимать этот опыт у Запада только несколько лет назад, поэтому пока отстает в объективных показателях и от Европы, и от США, говорит Кузнецов.

Но он отмечает, что доля импакт-инвестиций постоянно растет, и недавно было подсчитано, что в импакт-инвестициях по всему миру аккумулировано почти 0,5 триллиона долларов. В основном эти инвестиции льготами и грантами поддерживают европейские, американское и китайское правительства. Это компенсирует риски импакт-инвесторов, поэтому сфера развивается.

Лидеры в импакт-инвестировании — Европа и Азия. В США из-за особенностей финансовой системы импакт-инвестирование долгое время вообще не развивалось — там много классического благотворительного и венчурного капитала, объясняет Кузнецов. Но, если говорить о финансах, российский рынок венчурных инвестиций меньше американского примерно в 100—150 раз, а рынок импакт-инвестиций — в 10 раз.

«Еще два года назад, когда мы с коллегами были в США с предложением импакт-инвестиций, нам говорили, что наше предложение актуально для Европы, а в США это не интересно. В этом плане Россия совсем немного отстает от США, потому что мы достаточно близки к Европе, и у нас разговор об этом уже начинается. Правда, пока, к сожалению, это касается только частных независимых инвесторов — так называемых бизнес-ангелов», — говорит он.

Палей спорит с Кузнецовым — он уверен, что Россия не отстает от Запада. «По крайней мере по количеству импакт-бизнесов. У нас их очень и очень много, просто не все называют себя так и не все высчитывают свою социальную эффективность.

Не все предприниматели пользуются существующей методологией для того, чтобы понять, сколько пользы они принесли окружающему миру

Они не ставят себе этот KPI, но по сути все равно относятся к импакт-бизнесу», — объясняет эксперт.

Импакт-инвестиции фонда Кузнецова «Орбита Капитал Партнерз» за последние три года составили 61% от общего пакета инвестиций. Глава фонда поясняет, что вкладывался в новую медицину, новое образование и новую энергетику.

«У нас не было задачи быть импакт-фондом, но, выбирая проекты, мы ориентировались на то, чтобы они находились в приоритетных технологических областях, и это совпало с импакт-задачами», — объяснил Кузнецов.

Импакт в России

Существует деление на «бизнес для импакта» и «бизнес с импактом», рассказывает Палей. Так, бизнес для импакта — это проекты, которые с самого начала создаются в импакт-сферах: образование, медицина, экология. Но бизнес с импактом — это проекты, которые в своем подходе и отношении к работе имеют элементы импакта, — это, например, компании, которые заботятся о своих сотрудниках. «Таких бизнесов очень и очень много», — уточняет Палей.

«В качестве примера назову Илью Чеха — он в первую очередь предприниматель, но при этом создал новое поколение протезов для детей с инвалидностью, которые благодаря его разработке могут почувствовать себя супергероями. Это когда у ребенка нет руки, но есть протез, которым он может оплачивать покупки в магазине или использовать его как модный гаджет. Тогда другие дети смотрят на того ребенка и думают: “Какой он крутой!” — и в их глазах он не только не хуже них, а даже лучше», — рассказывает глава Ассоциации импакт-инвесторов.

Генеральный директор и основатель компании «Моторика» Илья Чех поясняет, что создавал свой проект не как импакт-бизнес, а в первую очередь как технологический проект.

«Для меня в нашем проекте первична была технологическая составляющая, а потом уже — социальная. Но создание искусственных органов, искусственных конечностей — это очень перспективное направление и с технологической точки зрения, и с точки зрения импакта, потому что наши продукты действительно меняют жизнь клиента к лучшему», — говорит Чех.

Он рассказывает, что запускал проект в 2013 году и примерно полтора-два года основатели поддерживали компанию на свои деньги. Но проект уже тогда окупал себя — выручка была примерно равна затратам. «В 2019 году при выходе на международный рынок мы уже привлекли более крупных инвесторов: РФПИ и Дальневосточный фонд», — объясняет Чех.

 «Первую выручку мы получили через два года, то есть примерно в 2015 году, и сейчас она год от года более-менее растет»

За 2020 год выручка компании составила 130 миллионов рублей.

Считая доходы, импакт-предприниматель обязательно определяет и уровень социальной полезности своего дела — это очень важный критерий, подчеркивает Палей. «Мы можем влиять только на то, чем можем управлять, поэтому, применяя импакт-мышление, российский бизнес существенно улучшит мир вокруг себя и привлечет новые инвестиции», — уверен он.

Директор по развитию и сооснователь Genotek Артем Елмуратов стал современным российским популяризатором генетики и успешным импакт-предпринимателем, хотя запускал свой проект как научный еще в студенчестве.

Члены совета директоров Genotek Валерий Ильинский, Константин Стискин и Артем ЕлмуратовФото: genotek.ru

Генетический тест, доступный в Genotek, позволяет узнать предрасположенности организма и, ориентируясь на это, выстроить свою жизнь. «Имея такие данные, человек может лучше и эффективнее заботиться о своем здоровье и о здоровье своих близких, дольше жить и быть счастливее», — считает Палей.

«Наш проект изначально появился как студенческий. Мы были студентами механико-математического факультета МГУ и биофака, — рассказывает Елмуратов. — Тогда в мире начали появляться сервисы, которые позволяют человеку изучить свой геном и на основе этого получить полезную информацию, которая может помочь здоровью человека и помочь узнать больше о его происхождении. Но в России эти сервисы были и остаются недоступными из-за ограничения законодательства, потому что американские компании не могут здесь работать».

Артем и его партнеры посчитали, что будет справедливо создать проект, с помощью которого жители России тоже могли бы лучше узнать о своей генетике.

«Мы начали с того, что занялись разработкой алгоритмов и сбором баз данных. В самом начале нам довольно сильно помогли Научный парк МГУ и Бизнес-инкубатор МГУ, но потом мы вышли за пределы университета, создали свою лабораторию и сейчас являемся лидерами российского рынка», — говорит Елмуратов.

Genotek помогает профилактировать и диагностировать серьезные генетические заболевания: муковисцидоз, спинально-мышечную атрофию, бета-талассемию. У людей появляется возможность узнать о риске возникновения таких болезней у своих будущих детей еще до зачатия. Это снижает частоту смертельных случаев и позволяет четко ставить диагноз и быстрее подбирать необходимую терапию, чтобы снять симптомы.

«Мы помогаем людям более эффективно лечиться. Это фармакогенетика — в зависимости от индивидуального метаболизма и с учетом реакции на те или иные лекарства»

Он отмечает, что компания серьезно занимается наукой, развитие которой двигает человечество вперед. Параллельно с этим компания продолжает развивать свой бизнес и привлекать инвесторов, которые со временем становятся все крупнее.

«Сейчас у нас есть большое количество инвесторов — это и частные лица, которые когда-то в нас поверили, и большие компании: один из крупнейших игроков российского рынка “Фармстандарт”, “Яндекс”, разные фонды. Мне кажется, многие из наших инвесторов в моменте могли сделать более надежные вложения, но они вложились в нас. Думаю, что для многих из них социальная часть нашей работы составила большую долю мотивации», — предполагает глава компании.

Культура современного мира

Но не все импакт-проекты были успешно реализованы, хотя в самом начале они казались многообещающими. Каким-то из них помешала неповоротливая государственная система, не готовая к новым, инновационным решениям, каким-то не удалось привлечь финансирование, а каким-то не хватило чего-то еще.

«Например, питерская компания, которая производила девайсы для слепоглухонемых, придумала отличный аппарат, который бы существенно повысил качество жизни людей с такими нарушениями. Но компания не смогла выйти на российский рынок. Все рухнуло», — рассказывает Илья Чех.

Читайте также Важный собеседник  

Это произошло просто потому, что ее инновационной разработки не было в федеральном перечне одобренных государством, а значит, по закону производители не имели права реализовывать свой продукт людям с инвалидностью. Так началась и закончилась история, которая могла бы сделать жизнь многих людей проще.

Инвестор Евгений Кузнецов соглашается, что импакт-проекты, как и любые другие, не всегда взлетают — по объективным или субъективным причинам. Но это не отменяет того, что их нужно запускать и все равно в них инвестировать. Правда, без государственной поддержки это будет более долгий и сложный процесс — импакт-инвестирование не может проходить без решений государства о трансформации своих крупных социальных структур, говорит Кузнецов. 

Импакт-проекты поддерживают трансформацию государства в более эффективную систему, помогающую своим гражданам, — лучшее здравоохранение, лучшее образование

«Не стоит полагаться на частный бизнес, который самостоятельно все сделает, а государство постоит в сторонке, — уверен инвестор. — Государство — основной косвенный потребитель импакт-проектов, потому что получает более образованное, более здоровое, более счастливое население, более чистую экономику. И если государство — самый крупный бенефициар, то оно должно прикладывать усилия, чтобы импакт-инвестиции развивались», — говорит Кузнецов.

Он считает, что прежде всего от государства импакт-инвесторам нужны льготы, в том числе налоговые — для тех новых отраслей экономики, которые только формируются. Самый простой пример этого — электромобили.

«Сейчас потребитель хочет приобрести электромобиль — поучаствовать в очищении планеты. В Европе такие автомобили составляют 25% продаж, в Норвегии — 50% чистых электромобилей, гибридных — 90%. А в России люди не покупают электромобили, хотя точно так же интересуются ими. Дело в том, что для них в России нет инфраструктуры — заправок, строительством которых и должно заняться государство», — рассуждает Кузнецов.

Поэтому без государственных усилий по развитию инфраструктуры рынок сам не возникнет, заключает он.

Создавая особые условия, важно не зарегулировать бизнес, добавляет Палей. Самое главное — оставить бизнес в покое и дать ему развиваться самому, разве что стимулировать его просветительской деятельностью, объясняя населению, почему полезные для общества вещи прибыльны, интересны и почему импакт-культура – это культура современного мира.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ
Все новости
Новости
Загрузить ещё
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: