Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

В Бурятии полицейского приговорили к колонии за избиение задержанного. О невиновности силовика говорит даже потерпевший

История 25-летнего полицейского Эрдэма Шоботкина с начала прошлого года в центре внимания бурятских СМИ. В мае Шоботкина признали виновным в превышении должностных полномочий. Хотя мужчина, в избиении которого он обвиняется, выступил в его защиту.

Фото: Valery Tenevoy / Unsplash.com

Одна ночь две версии

«То, что я говорил на Верховном суде, никто не слышит. Я говорил, что он меня не бил. Поддержите молодого человека», — говорит мужчина в спецовке, с бумажным листком, на котором написано «Оправдать Эрдэма Шоботкина».

Это цитата из видеообращения жителя села Аргада Баира Табхуева. Ночью 4 сентября 2019 года пятеро полицейских забрали его на допрос из-за того, что у соседей пропал квадроцикл. Мужчину повезли в районный центр, где находится отдел полиции, — село Курумкан. Проехав примерно километр, машина остановилась.

Что было дальше, в разных показаниях Баира описывается по-разному. Согласно допросу от 9 сентября 2019 года, после остановки он, возмущенный тем, что его обвиняют в краже, начал уходить от машины. Тогда Эрдэм Шоботкин догнал мужчину, провел подсечку и надел наручники. После этого несколько раз ударил Табхуева по голове, привел обратно и снова начал бить из-за того, что мужчина не признавался в краже. Шоботкин засовывал ноги Табхуева под наручники сзади, в то время как тот кричал от боли. Два других полицейских просили Шоботкина не бить мужчину. После избиения Табхуев провел ночь в отделении. На следующий день избитый попал в больницу, а его родственники написали заявление в полицию.

Люди с плакатами в поддержку Эрдэма Шоботкина
Фото: arigustv / youtube.com

Допрос от 29 января прошлого года показывает совсем другую картину. На нем Табхуев рассказал, что Шоботкин действительно надел на него наручники и привел к автомобилю, но били его следователь Ободоев и участковый Раднаев. Эрдэма Шоботкина он оговорил под давлением следователя, который угрожал ему уголовным делом. Раднаева он знал как жестокого сотрудника и решил сделать, как ему велят.

В дальнейшем Табхуев будет придерживаться именно этой версии. То же он говорил и в интервью местным СМИ и даже утверждал, что готов выступить в защиту полицейского на федеральных каналах, но сейчас от комментариев отказывается.

«Посмотришь, как надо работать»

Эрдэм Шоботкин окончил Дальневосточный юридический институт МВД и в августе 2019 года устроился на работу в курумканский отдел полиции. До происшествия в степи успел отработать меньше трех недель.

«Так хорошо окончил институт — на четверки-пятерки. У него карьера была бы — его оставляли там преподавателем, но он решил один год попрактиковаться в Курумкане. И вся его карьера, вся его судьба сломана», — говорит мать Эрдэма Эржэн Шоботкина.

Сам Эрдэм в суде рассказывал, что на момент происшествия у него еще не было служебного удостоверения и должностной инструкции, поэтому в состав следственно-оперативной группы он не входил. В интервью он говорил, что старший по званию оперуполномоченный Данзанов, с которым он находился неподалеку от места пропажи квадроцикла, сказал ему: «Посмотришь, как надо работать».

По словам Шоботкина, которые приводятся в решении суда, в селе Аргада трое полицейских выпили у родственников одного из них и уже после этого поехали за Табхуевым. Самого избиения он не видел, потому что разговаривал по телефону, а потом сидел в машине, но слышал крики. После того как родственники Табхуева написали заявление, коллеги предложили ему взять вину на себя.

«Один участковый после избиения пришел к нам домой и сказал: “Я виноват, Эрдэм, возьми вину на себя. У меня четверо детей. Ты молодой, холостой, мы тебе деньги соберем по сто тысяч, нас четверо человек. И ты возьми вину на себя”. Я, как услышала, сказала: “Ты что делаешь? У меня тоже четверо детей. Почему ты так говоришь?”» — вспоминает Эржэн.

Женщина говорит, что ей даже удалось записать часть разговора. На записи слышно, как некий мужчина говорит о том, что изначально хотел взять вину на себя. Сторона защиты Эрдэма хотела использовать ее в качестве доказательства, но, по словам адвоката Шоботкина Эдуарда Жанчипова, суд в этом отказал. 

Не доверять оснований нет

Новые показания потерпевшего суд в расчет принимать не стал, потому что первоначальные «стабильны, противоречий не имеют, а также подтверждаются другими доказательствами по делу», а его слова об угрозах полицейских посчитал «надуманными и несостоятельными».

«Оснований не доверять так называемым свидетелям обвинения у суда не имеется. И прямо пишут в приговоре, что оснований оговаривать Шоботкина у сотрудников не имеется, поскольку не установлено наличие между ними каких-либо неприязненных отношений, но это же бред», — говорит Жанчипов. 

Он утверждает, что обвинение Шоботкину было предъявлено без адвоката: он в тот момент был на карантине и просил перенести процедуру. Приглашенный защитник, узнав об этом, отказался представлять интересы обвиняемого. Но суд это не учел и отказавшегося адвоката не допросил, хотя он дважды приходил дать показания.

Решение о том, что Шоботкин виновен, вынес районный суд. После апелляции к аналогичному решению пришел Верховный суд. Шоботкина приговорили к трем годам колонии общего режима. Также его уволили из МВД, и теперь бывший полицейский должен вернуть миллион рублей за свое обучение в вузе. Эрдэм пытался оспорить увольнение и даже выиграл заседание в Верховном суде Бурятии — там усомнились в том, что сослуживцы дали правдивые показания, и указали, что у них были причины оговорить полицейского. По словам Жанчипова, после того как сам прокурор республики написал кассационную жалобу, дело отправили на пересмотр и снова признали увольнение законным. 

После суда

Мать Эрдэма считает, что причина, по которой именно он остался крайним в ходе разбирательств, — влиятельные родственники других полицейских в прокуратуре и Следственном комитете республики. Подтвердить эту информацию «Таким делам» не удалось, как и связаться с бывшими сослуживцами Шоботкина. Согласно информации из приговора, полицейский Данзанов был уволен, остальных после служебной проверки привлекли к дисциплинарной ответственности. Полицейские не имели права ни задерживать Табхуева, ни оставлять его на ночь в отделении.

Сам Эрдэм говорил, что еще во время практики в родном районе он поссорился со следователем, который вел его дело. В интервью он рассказывал, что тогда в полицейской машине нашли наркотики. Показания давал и Шоботкин, но потом поменял их под давлением старшего по званию полицейского — Данзанова. Следователь сказал, что он еще пожалеет о том, что изменил показания. Это был тот же сотрудник, что позже будет вести дело Шоботкина. После того случая он не хотел идти работать в Курумканский район, но распределили его именно туда. 

Эрдэма этапировали в Нижний Тагил. После приговора его мать писала главе Следственного комитета, уполномоченному по правам человека в России, жаловалась директору ФСБ. В августе на сайте Следственного комитета появилась информация о том, что Александр Бастрыкин поручил руководителю регионального подразделения СК «доложить о расследованном уголовном деле, собранных по нему доказательствах и ранее принятых решениях по доводам заявителя». Но, по словам Жанчипова, пока ни о каких результатах этого поручения неизвестно. На запросы «Таких дел» в Следственном комитете и аппарате уполномоченного по правам человека не ответили.

Эржэна Шоботкина также создала петицию с требованием пересмотреть дело ее сына. Петицию подписало более 2 тысяч человек. А жители Бурятии начали выкладывать в сеть фотографии с плакатами в поддержку Эрдэма. Но это пока тоже ни к чему не привело. Адвокат подготовил кассационную жалобу.

Квадроцикл, ставший причиной задержания, как выяснилось, взял сын хозяина, чтобы покататься.

В материале используются ссылки на публикации соцсетей Instagram и Facebook, а также упоминаются их названия. Эти веб-ресурсы принадлежат компании Meta Platforms Inc. — она признана в России экстремистской организацией и запрещена.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: