Самые важные тексты от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Вырвали из рук матери». Приемная семья подала иск к органам опеки, отдавшим их дочь биологическим родителям в Таджикистан

В Иркутске бывшие приемные родители пятилетней девочки оспорили в суде решение об их освобождении от опекунства, из-за которого ребенка, воспитываемого ими с рождения, передали биологическим родителям. Девочка, которую приемные родители назвали Анной, а биологические звали Марией, росла в семье Марины и Михаила с двухмесячного возраста. Биологические родители хотят забрать ее в Таджикистан, а приемные уже несколько дней не знают, где она находится.

Аня на отдыхе
Фото: личный архив Марины Бухашеевой

Марина и Михаил Бухашеевы подали иск в Эхирит-Булагатский районный суд о признании незаконным решения лишить их опеки над ребенком, говорит Алексей Гордилежа, юрист, представляющий в суде интересы супругов. Иск уже зарегистрирован в суде, добавляет он.

Михаил и Марина оба педагоги по образованию. Марина работает парикмахером, Михаил — охранник в школе. В 2017 году они удочерили двухмесячную девочку, от которой отказались в роддоме. В свидетельстве о рождении ребенка было указано имя Мария, в графе «родители» стоял прочерк. Супруги оформили нужные документы и дали девочке свою фамилию, имя сменили на Анну — в честь двоюродной сестры Марины.

«В ноябре 2017 года им позвонили и сказали: “Есть такая девочка, посмотрите”. Они пришли раз, два… четыре раза сходили, а потом опека им сказала: “Либо вы ее забираете, либо мы отправляем в дом малютки”. И они сразу согласились ее забрать. Мне они позвонили, потому что в честь меня ее переименовали», — рассказывает Анна Хадеева, двоюродная сестра Марины. Она согласилась поговорить, потому что Марина из-за слез почти не могла вести беседу.

Читайте также «К вам претензий нет, но мужчина — это как бы ненормально». История приемного отца, которому опека не дает усыновить детей

В первые два года в семье Бухашеевых все было хорошо, Аня росла счастливым ребенком, ей оформили новое свидетельстве о рождении — там в графах «мать» и «отец» были указаны Марина и Михаил. Они ничего не подозревали до ноября 2018 года, когда их в качестве третьих лиц вызвали в суд по делу о расторжении договора об удочерении.

«Им прям вот так в лоб объявили, что появилась биологическая мать, которая хочет забрать Аню. Мол, биологическая мать сделала анализ ДНК, и суд уже лишил Марину и Михаила статуса родителей, но временно передал ребенка им под опеку», — рассказывает Анна.

Единственное, что было известно Бухашеевым о родной матери Ани, — это то, что она не забрала ее из роддома, а в последние годы ее и вовсе нет на территории России. «Судя по тому, что мы знаем, ее депортировали из страны, но вот она вернулась и начала требовать Аню», — вспоминает сестра Марины.

В документах об удочерении девочки сказано, что ее биологическая мать — гражданка Таджикистана Аноргул Гайбулаева. В роддоме у нее диагностировали очаговый туберкулез легких, и после родов она не стала забирать дочь.

«Изначально опека посчитала, что иностранный паспорт — паспорт гражданки Таджикистана — не является документом, удостоверяющим личность. Это ошибка опеки, которую потом они пытаются скрыть», — объясняет Анна.

Чиновники не приняли документы у Аноргул или же она сама не предоставила паспорт, из-за чего при оформлении свидетельства о рождении ребенка в графе «мать» поставили прочерк. 

«Но, помимо этого, сотрудники органов опеки допустили множество других нарушений. Они формально подошли к делу и ввели в заблуждение семью, сказав, что у ребенка нет родителей»

«Девочку удочерили, а через несколько лет решение об удочерении отменили, потому что биологические родители вдруг появились», — рассказывает Алексей Гордилежа.

Юрист подчеркивает, что решение суда об отмене удочерения было принято в мае 2019 года, но тогда биологические родители не спешили забирать ребенка. Суд признал девочку оставшейся без попечения биологических родителей и передал под опеку в семью Бухашеевых, где она и жила. Биологические родители не проявляли заинтересованности в судьбе ребенка: не звонили по телефону, не говорили по скайпу.

«Тогда они вообще не находились в России. По имеющейся у нас информации, для отца Ани запрет на посещение России из-за нарушения миграционного законодательства действует до 2024 года, для матери — до 2028 года. В распоряжении об усыновлении прописано: где находятся мать и отец ребенка, неизвестно», — добавляет Гордилежа.

Он предполагает, что действия Гайбулаевой сознательны, но они направлены не на интересы ребенка. «Аня получила гражданство России буквально в июне этого года. До этого родителям из Таджикистана она вообще была неинтересна. Но теперь, когда у ребенка есть гражданство, они сами могут претендовать на него», — рассуждает юрист.

«Это было страшное зрелище»

Таджикистанские родители Ани проявили инициативу только этим летом. Марина и Михаил узнали об этом, когда опека вдруг стала настаивать на регулярных встречах девочки с биологической матерью. 22 июля чиновники вручили Бухашеевым распоряжение о расторжении договора об опеке, а также уведомление об изъятии ребенка. Это произошло внезапно, когда супруги вместе с Аней по настоянию сотрудников опеки приехали на очередную встречу с Аноргул.

«Это было на детской площадке, куда они приехали просто на встречу с биологической матерью. Сестра позвонила мне, она рыдала в трубку, и я почти ничего не могла понять. Приехав к ним, я увидела, что Марину и Мишу окружила толпа таджиков, а биологическая мать подходила к Ане и хватала ее за руку, пыталась отодрать от Марины, которая обняла ее и прижала к себе. Ане было страшно», — рассказывает Анна.

Марина, Михаил и маленькая Аня
Фото: личный архив

Так прошло несколько часов, вспоминает она: «Они не давали нам даже дойти до машины — вырывали из рук Марины ребенка, заламывали ей руки. Это было страшное зрелище. В какой-то момент им удалось отобрать девочку у Марины, но Миша успел схватить ее. Сразу несколько человек напали на Мишу и повалили на землю. Тогда уже я взяла Аню на руки. Она держала меня за шею и страшно кричала: “Спасите, помогите!”»

В итоге сторонам с трудом удалось договориться: ребенка на две недели поместят в приют. Чиновница из минсоцразвития Оксана Билык, которая тоже была на детской площадке во время стычки, пообещала, что на следующий день Марина и Михаил смогут увидеть дочь и передать ей вещи. Но на следующее утро Аноргул вместе с полицией забрала Аню из приюта. Больше Бухашеевы ее не видели.

«Мы все ждали звонка о том, когда нам подойти, но звонка так и не было. В итоге мы от чужих людей узнали о том, что ребенка с помощью полиции вывезли из приюта. Мы не знаем куда. У нас есть информация, что сейчас Аня в Новосибирске, но ей уже куплены билеты в Таджикистан», — говорит Анна. 

Читайте также «Пересадили, как морковку, в другой горшок»

В ответ на запрос «Таких дел» в министерство соцразвития, опеки и попечительства Иркутской области Оксана Билык ответила, что не располагает информацией о том, на каком основании чиновники организовали встречу бывших приемных и биологических родителей, было ли это законно и соответствует ли это интересам ребенка.

«Такие дела» также направили запрос в опеку Эхерит-Булагатского района, на момент публикации ответа не было.

В момент нападения на Бухашеевых и отъема ребенка на детской площадке были сотрудники полиции, представитель министерства образования, местный уполномоченный по правам ребенка, но никто ничего не делал. В тот же день Анна и Марина подали заявления о побоях в МВД и прокуратуру.

Станет пятым ребенком

По словам Алексея Гордилежи, не совсем понятно, как Аноргул Гайбулаева оказалась в России во время действующего запрета на посещение страны. Анна говорит, что в этом женщине помог консул Таджикистана. Представитель генконсульства республики в Новосибирске в ответ на запрос «Таких дел» заявил, что считает девочку гражданкой Таджикистана.

Кроме того, Таджикистан считает лишение Гайбулаевой родительских прав без ее письменного отказа незаконным, как и удочерение ребенка Бухашеевыми при наличии биологической матери.

На вопрос о том, на каких основаниях Гайбулаева находится в России, в консульстве ответили, что в 2021 году они попросили министра внутренних дел Владимира Колокольцева пересмотреть срок действия запрета на въезд и разрешить ей вернуться в страну. Сейчас Таджикистан делает все для того, чтобы как можно скорее забрать Аню Бухашееву из России. В Таджикистане она станет пятым ребенком в семье Гайбулаевой.

Читайте также «Для чего вам ребенок?»

«После принятия властями решения о передаче несовершеннолетней ее законной матери генеральным консульством принимаются все меры для беспрепятственной отправки данной гражданки в Республику Таджикистан», — говорится в ответе консульства.

В коротком разговоре с журналистом Марина Бухашеева успела поделиться переживаниями — у Ани с рождения не все в порядке со здоровьем: «Как она там будет? Она этих людей не знает. Как они будут о ней заботиться? Самое сложное здесь — это здоровье Ани. У нее проблемы со зрением, ребенок растет, а хрусталик глаз — нет. Через два месяца у нас была запланирована операция, которую Ане ни в коем случае нельзя пропускать».

Вопросы к органам опеки

В случаях когда биологические родители изначально не были вписаны в свидетельство о рождении ребенка, в первую очередь нужно обращаться в суд с заявлением о внесении сведений в актовую запись о его рождении и только потом заявлять требование о передаче ребенка на воспитание. «В этой истории больше всего вопросов вызывают действия органов опеки и попечительства, как и всегда в аналогичных историях», — говорит юрист, руководитель практики семейного права BGP Litigation Виктория Дергунова.

По ее словам, если бы органы опеки и попечительства полагали, что передача ребенка биологическим родителям соответствует его интересам, нужно было бы приложить усилия для установления привязанности между ребенком и биологическими родителями.

«В текущей ситуации не было сделано ни того ни другого, а результатом ее разрешения стала передача ребенка на воспитание родителям, которых тот не знает, память о которых у него отсутствует, которые фактически являются для него чужими людьми, с которыми у него нет эмоциональной связи. Это, очевидно, не может быть признано соответствующим интересам ребенка», — объясняет Дергунова.

У российских властей есть возможность повлиять на ситуацию через переговоры с Таджикистаном, заключает она.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

Помочь нам

Публикации по теме

Загрузить ещё

Материалы партнёров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: