Самые важные тексты и срочные новости от «Таких дел» в моментальных уведомлениях
Подписаться
Заметка

«Цензура для искусства — медленная смерть». Режиссеры и критики — о предложении запретить показывать фильмы и сериалы со сценами гомосексуальных отношений

Российским онлайн-кинотеатрам могут запретить показ фильмов со сценами однополых отношений и «сексуальных девиаций». С таким предложением выступил Общественный совет при Роскомнадзоре на последнем заседании. 11 ноября Роскомнадзор составил протокол на онлайн-кинотеатр Megogo. Ведомство обнаружило мат и «эксплуатацию темы секса» в комедии «Никто не знает про секс». Кинотеатру грозит штраф до миллиона рублей. «Такие дела» узнали, что думают об инициативе режиссеры и кинокритики. Представители онлайн-кинотеатров отказались от комментариев.

Кадр из фильма «Назови меня своим именем»
Фото: Sony Pictures Classics

Андрей Феночка

режиссер

Государству пора перестать вести себя с гражданами как с детьми и пытаться без спроса уберечь их от какой-либо информации. Если на произведении искусства стоит маркировка 18+, оно может содержать все, что нужно автору для раскрытия истории. И ЛГБТК+, и мат, и даже «сексуальные девиации» — все это часть нашей жизни, и она требует осмысления художниками. Без открытого разговора о серьезных проблемах и бытовых радостях, кризисах в отношениях и попытках выстраивания границ общество не может развиваться.  

Если и без того немногочисленные и уязвимые социальные группы не представлены в медийном поле — про них не издают книжки, их не показывают в сериалах и кино, — для людей они становятся еще более маргинализированы. Люди боятся того, о чем не знают. Градус ненависти в обществе сейчас зашкаливает: поводы разделить нас и юридически оправдать агрессивное отношение друг к другу делают ситуацию только хуже.

Читайте также «Я за свободу слова, как бы экзотично это ни звучало»

Василий Корецкий

кинокритик

Это катастрофа. Часть граждан страны фактически окажется вне закона. При желании — а оно появится, если будет спущена такая задача, — можно считать изображением или пропагандой ЛГБТ даже участие в фильме актера — открытого гея. А можно ли будет сниматься трансгендерным персонам? А что будет с условным байопиком Дягилева? А с фильмами Параджанова, который в СССР был осужден за мужеложство? Но это даже не самое важное. Как обычно бывает с такими правоохранительными инициативами, нет никаких внятных критериев, что будет считаться изображением однополых отношений и «сексуальными девиациями». У нас уже есть пример с прокатными удостоверениями: их выдают или не выдают по какому-то непонятному принципу и могут отозвать в любой момент. Так же будет и тут. Если захотеть, можно заклеймить и «Отца и сына» Сокурова, и «Дом под звездным небом» Соловьева, и половину фильмографии Ланового. Кто ищет, тот всегда найдет.

Надо понимать, что рынок кино, сериалов, стриминга развивается не хаотично и бесконтрольно. Если зрители, о которых так пекутся в Роскомнадзоре, не хотят видеть какой-то контент, рыночных механизмов достаточно, чтобы он перестал им надоедать. Мы видим это на примере изображения секса в сериалах. Когда-то HBO рекламировало себя слоганом «Это не порно, это HBO», а сегодня секс ради секса практически исчез с экранов. Сцены с ним стали снимать как полноценные драматические — теперь они раскрывают психологию героев.

Мария Кувшинова

кинокритик

Государство в России исторически контролирует кинематограф — потому что спонсирует его. Те фильмы, которые идут в кинотеатрах, по большей части произведены за счет государства. Разговор о стримингах — это новый разговор: стриминги возникли несколько лет назад. Стриминги выглядели более удачными для авторов, потому что их продукция существует на деньги инвесторов, а не Минкульта или Фонда кино. Стриминги часто входят в крупные интернет- и телеком-компании: Kion — стриминг МТС, Okko входит в группу Сбера, «Кинопоиск» — часть «Яндекса». Некоторые стриминги — самостоятельные компании, как IVI или Start. 

Когда стриминги оживили рынок, стали появляться сериалы, которые ускользают от старых ограничений в кино

Например, в российском кино запрещен мат, но стриминги сделали две звуковые дорожки, чтобы зритель мог смотреть их и с матом, и без. Наше государство заметило, что появилась относительно более свободная отрасль, и пытается ввести новые ограничения.    

Есть большая вероятность, что закон останется на стадии обсуждения. Иначе стриминги лишатся большого количества западного контента. Привлечь аудиторию за счет российских фильмов о том, как женщины рожают детей, а мужчины сражаются на войне, у них вряд ли получится. 

Другая проблема в том, что в России гигантский рынок пиратства, и эта сфера никак не регулируется. Если новый закон примут и фильмы с изображением ЛГБТ исчезнут из стриминговых сервисов, люди будут точно так же продолжать смотреть пиратки. Мы даже не знаем, сколько людей смотрит фильмы легально, потому что часть стримингов не раскрывает данные о размере аудитории. Закон приведет к потерям прибыли для индустрии, но не достигнет своих целей. 

Иван Твердовский

режиссер

Сегодня такие инициативы никого не удивляют. Количество запретов и ограничений растет постоянно. Но они существуют как будто в параллельной вселенной и никак не влияют на общественную жизнь и повестку. 

Читайте также «Плевать, что говорят крыски за спиной у киски»

Закон создаст только технические трудности с доступом российского зрителя к мировому контенту. Стриминги давно стали единственной формой проката авторских лент и хитов крупных кинофестивалей. Что касается крупных коммерческих релизов, западные дистрибьюторы давно научились работать с нашим рынком по арабскому сценарию. Давно и без всяких запретов ленты попадают в наш прокат уже купированными. 

Ограничения и цензура в нашем кинематографе существуют почти всю его историю. Мы не берем советский период, но даже в последние годы, когда в кино была запрещена обсценная лексика, это не привело к ее уничтожению и исключению из общественной жизни. Зритель сам выбирает, какую литературу ему читать, какие картины смотреть, какие мероприятия посещать. Даже если это влечет за собой последствия. 

Важно только, что, как и многие другие законопроекты, этот будет применяться выборочно. На художественные допущения одних режиссеров будут закрывать глаза, а другие получат уголовный срок. 

Ксения Ратушная

режиссер

Это предложение направлено на консервативные и малообразованные массы, которым нет дела до искусства. Пока мы плавно вальсируем в сторону Кодекса Хейса, российским сценаристам и режиссерам придется либо находить другие темы, либо эмигрировать в более свободные для художников страны.

Уже первая сцена моего дебютного фильма «Аутло» идеально подходит под новый закон. Так что я уверена: если его примут, мою картину запретят в первую очередь

Под запрет подпадут «Лунный свет», «Зови меня своим именем», «Сало, или 120 дней Содома», «Смерть в Венеции». Даже «Синий бархат» Линча, наверное? Не хочу вспоминать дальше, мне больно за зрителей.

Цензура для искусства — медленная смерть. Когда на сцену придут не талантливые и смелые, а вежливые и удобные, смотреть их вялую чушь станет невозможно. Диктатуры всегда пытались превратить искусство в пропаганду. Но проходило время, и запрещенные темы снова появлялись в искусстве. За свободу мысли и свободу самовыражения можно, конечно, посадить. Но отменить их навсегда не получится.

Спасибо, что дочитали до конца!

Каждый день мы пишем о самых важных проблемах в нашей стране. Мы уверены, что их можно преодолеть, только рассказывая о том, что происходит на самом деле. Поэтому мы посылаем корреспондентов в командировки, публикуем репортажи и интервью, фотоистории и экспертные мнения. Мы собираем деньги для множества фондов — и не берем из них никакого процента на свою работу.

Но сами «Такие дела» существуют благодаря пожертвованиям. И мы просим вас оформить ежемесячное пожертвование в поддержку проекта. Любая помощь, особенно если она регулярная, помогает нам работать. Пятьдесят, сто, пятьсот рублей — это наша возможность планировать работу.

Пожалуйста, подпишитесь на любое пожертвование в нашу пользу. Спасибо.

ПОДДЕРЖАТЬ

Публикации по теме

Загрузить ещё

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: