Детство мигранта

Собрано
391 007 r
Нужно
390 000 r

Сбор средств окончен

«Я считаю, что наши дети должны страдать меньше, чем дети мигрантов», — сказал мне как-то депутат Журавлев. Рядом с депутатом на пресс-конференции сидела хорошо одетая напомаженная дама – Вера Лекарева, «эксперт по социальной политике». Вместе они пытались убедить горстку журналистов, пришедших на встречу, в том, что детям нелегальных мигрантов (или тех, кто легализовался меньше года назад) нет места в российских школах и детских садах.  Правда, убеждать особенно никого и не пришлось – большинство присутствующих согласно кивали, одобрительно охали, а иногда и вовсе вскакивали с места со словами благодарности – нечего их детям занимать места наших, обойдутся без образования.

«нечего их детям занимать места наших, обойдутся без образования»

Мне стоило немалых усилий ровно держать в руках микрофон – меня потряхивало от абсурдности, а главное – жестокости происходящего. Может потому что я тоже когда-то была ребенком-мигрантом.  А может быть потому, что люди перестали видеть разницу между взрослыми и детьми.

Депутат Журавлев и его последователи  хотят наказать детей мигрантов за то, что их родители не остались у себя дома – тихо умирать от голода и побираться. Нынче принято думать, что мигрант приезжает в Россию, чтобы обокрасть, обхамить, нарушить местные порядки. Мало кто задумывается, как это – жить в доме без света, воды и отопления. Это могли бы быть просто громкие слова, если бы я сама не была ребенком, выросшим при свете керосиновой лампы. Помню, как вереница детей и взрослых шла зимой к колодцу за водой. Свет давали только на один час – за него нужно было успеть согреть воду или помыть посуду.  Единственный час в день, когда можно было посмотреть телевизор. Хлеб привозили в 5 утра и обычно он был коричневого цвета с камнями и кусочками мусора. В школе  мы сидели в теплых курточках – лучших учеников сажали к печке у учительского стола. Стоит ли говорить, что горячая вода, текущая из крана, была для маленькой меня – большой радостью.

«В школе  мы сидели в теплых курточках – лучших учеников сажали к печке у учительского стола»

За общим недовольством высокими ценами на ЖКХ, пенсионной политикой правительства, заоблачными ценами на квартиры и плохой погодой совсем не видна человечность. А она есть. И это тоже были бы просто громкие слова, если бы я не была свидетелем того, как обычные люди, не вовлеченные в политику, активную общественную жизнь или публичную благотворительность, помогали «чужим», попавшим в беду.

Я получила добрую сотню сообщений с предложениями помощи африканскому беженцу Фабрису, которого я нашла с помощью общественной организации «Гражданское содействие».  Достаточно зайти в офис организации, чтобы увидеть своими глазами: мигрант – это не всегда крепкий  работоспособный мужчина средних лет, часто это растерянный и затравленный ребенок.

«мигрант – это не всегда крепкий  работоспособный мужчина средних лет, часто это растерянный и затравленный ребенок»

Еще в 1996 году волонтеры в стенах «Гражданского содействия» создали Центр адаптации и обучения детей беженцев и вынужденных переселенцев.  Центр существует по сей день – 50 волонтеров пытаются помочь детям, которые сталкиваются с совсем недетскими проблемами, учат их русскому языку и математике. Центру нужны волонтеры и деньги – на ручки и тетрадки, сладости для малышей, а главное – на недешевую аренду помещения.  В наших силах научить ребят любить рассказы Гоголя, сказки Пушкина, московские улочки и нашу страну. В наших силах сделать так, чтобы они перестали чувствовать себя чужими и стали, наконец, нашими.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Всего собрано
353 791 308 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: