Свой дом я хорошо знаю и темными зимними вечерами могу проходить по коридору, не включая свет. Шаг из комнаты, повернуть за шкаф, пальцами по его зеркальным дверям – еще три шага, потом чуть-чуть вправо, чтобы обойти выступ стены. Затем налево и обязательно руки перед собой – тут иногда встречается открытая дверь. Не хочется врезаться в нее лбом. Хлопаю по стене: рука отлично помнит, на какой высоте расположен выключатель. Яркий свет тут же бьет по глазам, и напряжение, с которым я прошла четыре метра по знакомому и пустому коридору, покидает меня.

Теперь, взявшись за написание этой колонки, я знаю, что почти 300 тысяч человек в нашей стране всю жизнь вот так передвигаются по своим домам, только включенный свет им не поможет, потому что они слепые. Некоторые из них выходят на улицу, ощупывая белыми тростями путь впереди. Но лично я не отважусь пройти с закрытыми глазами вокруг моего дома, где колодцы-ловушки утоплены в  асфальт на 20 сантиметров, а пешеходный переход с пищалкой для незрячих уже третью неделю упирается в глухой забор – нелепую ошибку рабочих. Те, кто потерял зрение в сознательном возрасте, помнят город и представляют опасности, а для слепых от рождения пространство за пределами квартиры – жуткое и непостижимое. Неудивительно, что многие сидят дома годами, замуровывая себя. А ведь 300 тысяч человек – это население таких городов как Орел или Мурманск.

«Те, кто потерял зрение в сознательном возрасте, помнят город и представляют опасности, а для слепых от рождения пространство за пределами квартиры – жуткое и непостижимое»

Тысяче незрячих людей в России повезло, у них есть собаки-поводыри. Впервые собак для помощи слепым приспособили 200 лет назад австрийцы. После Первой мировой войны специальная школа для собак-поводырей открылась в соседней Германии. Она стала всемирно известной, разработки немцев перенимали в США. Даже в России открывшийся в 1960 году центр – единственный на следующие четыре десятка лет – готовил собак-поводырей по немецким методикам. Причем, работали в нем офицеры-кинологи, натаскивавшие ранее псов на поиски мин и взрывчатки. Со временем накопленный опыт позволил дрессировщикам разработать свои программы разведения и тестирования щенков, пригодных к работе поводыря. Умные и преданные псы способны запомнить более десяти маршрутов, предупреждают хозяина о препятствиях, низких ветках деревьев, не боятся больших машин, становятся самым близким другом.

«псы способны запомнить более десяти маршрутов, предупреждают хозяина о препятствиях, низких ветках деревьев, не боятся больших машин, становятся самым близким другом»

Жизнь аспиранта Леонида Шорохова –пример симбиоза. Его можно встретить в коридорах педагогического факультета МГУ. В темных очках, с белой тростью он неспешно идет за золотистым лабрадором Ньютоном, который, как уверяет Леонид, обожает яблоки. Жизнь с Ньютоном стала в два раза быстрее для аспиранта. В вузе он читает студентам лекции и семинары, посещает научные конференции. Передвигаться по городу нелегко, но, по крайней мере, это не жизнь в четырех стенах. Пес знает около двадцати маршрутов. Ориентируется в метро, доводит хозяина от общежития МГУ до здания агентства РИА Новости, где Леонид часто бывает на пресс-конференциях, и даже до аэропортов Шереметьево и Домодедово.«Я ни одного дня теперь без собаки не могу представить», — говорит аспирант.

Кажется, что уж тут сложного – дайте по собаке каждому слепому, пусть они выходят в мир, посещают концерты, гуляют в парках. Неужели надо кому-то доказывать нужность и важность социальной адаптации инвалидов по зрению? Но что-то государство не спешит поддерживать школы поводырей: сейчас в России действуют всего два центра, обучающих поводырей, а очередь инвалидов на собак расписана на два года вперед.

«Неужели надо кому-то доказывать нужность и важность социальной адаптации инвалидов по зрению?»

Очередь длинная, потому что процедура подготовки собак – небыстрая. Центру «Собаки-помощники инвалидов», который 15 лет назад основали сотрудники той самой первой российской школы поводырей, помогают волонтеры. Они получают трехмесячных щенков – самых добрых и умных в помете. Почти год обучают их, как себя вести дома и на улице, тратят на них силы и время, понимая при этом, что в итоге собаку, ставшую им родной, придется отдавать.

Раз в месяц щенков навещает тренер, который показывает основы дрессировка. Годовалый пес переходит в Центр в подмосковном Жуковском, где его ждет интенсивный курс обучения. Собака должна уметь поднимать упавшие предметы – перчатки, трость, ключи и подавать их в руки. Через полгода тренировки пес сдает экзамен, и только в случае успеха встречается с новым хозяином. Собаку привозят домой к незрячему и две недели дрессируют ее в паре с человеком.

При этом сами инвалиды получают пса совершенно бесплатно. За помощь с них не берут ни рубля. Центру приходится выживать, полагаясь на своих сторонников и волонтеров. Щенков надо кормить хорошей пищей, чтобы они выросли сильными и крепкими, тренерам надо платить, чтобы они больше времени могли уделять дрессировке – так больше навыков обретет будущий поводырь.Это большой повод, чтобы отправить пожертвования в Центр.

Но еще важнее работа сотрудников Центра с незрячими инвалидами. Слепых приходится не только учить работать с собакой и осваивать новые маршруты, но и преодолевать страх и выходить на улицу,  пользоваться белой тростью и не бояться общаться со зрячими людьми – такие проблемы встречаются почти у всех. Специальный тренер по пространственному ориентированию Наталья Громова обучает слепых исследовать мир, обходить препятствия, разрешать конфликты с другими людьми. После курса у тренера незрячие приобретают новые способности, учатся бороться со страхами. Был даже случай, когда девушка-инвалид, пройдя такой тренинг, решила отказаться от собаки и попробовать самостоятельно передвигаться по городу.

В среднем тренер по пространственному ориентированию проводит 10 занятий с одним человеком. Если собрать 270 тысяч рублей, то Центр сможет оплатить 150 занятий. Тогда 15 человек получат шанс жить свободно в этом мире.

В отзывах инвалидов, которым помог Центр, всегда встречается это слово – свобода. Свобода выйти из дома, свобода выбирать, как пройдет день, свобода быть собой.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!