Я, как и многие в моем поколении — единственный ребенок в семье. Москва, родители — инженеры, конец семидесятых, ну какие тут могут быть дети? Один — и хватит. Может быть, именно поэтому, когда мама и папа развелись, а случилось это в начале 90-х, я остался один. Отец где-то пропадал, мама пыталась меня прокормить, одеть, выучить. А поговорить, посоветоваться — на это времени не было. Я — подросток — фактически оставался один. Конечно, были друзья. Уличные, школьные… Но наставника, человека опытного, умного, понимающего, чтобы прибежать, пожаловаться, попросить, просто что-то сказать… Такого человека не было долгое время. И я, признаться, его не искал, он нашел меня сам. В школе. Это был новый учитель математики. Невысокого роста, с усами, скорее для солидности, чем от желания их носить, молодой — 30 лет. Он не просто преподавал алгебру и геометрию, он стал нашим классным руководителем. Месяц за месяцем — и мы с ним сдружились. Я и еще два моих школьных приятеля, такие же как я парни из «неблагополучных» благополучных семей. По субботам после уроков мы сидели у него по два часа в кабинете или шли смотреть новый фильм в кинотеатр «Варшава», по соседству со школой. Весной и осенью гуляли по парку, неспешно, за разговорами.

Без нажима, без педагогики, он учил нас простым житейским вещам: как решать конфликты с родителями, помириться с девушкой, почему мир так несправедлив к нам, молодым и рьяным, и много чему еще. Постепенно он вкладывал в нас именно то, чего так не хватало. Умение понимать и любить, желание узнавать, любопытствовать, учиться… А еще он рассказывал какие-то анекдоты, истории, говорил о себе… Но это было не главное. Главное — после каждой прогулки я возвращался домой с чувством приобретенного понимания жизненных мелочей. Конечно, у него была своя жизнь. Жена и ребенок, работа. Но он всегда находил время для нас. В любой ситуации, даже если, казалось, был занят.

«Без нажима, без педагогики, он учил нас простым житейским вещам: как решать конфликты с родителями, помириться с девушкой, почему мир так несправедлив к нам, молодым и рьяным»

Я закончил школу, поступил в институт, у меня появилась семья. Но я помню его до сих пор. И, думаю, теперь моя очередь. Очередь для моего «неблагополучного» благополучного поколения, так и не ставшего родными сестрами или братьями ни для кого. Любви ведь так много, а помощь, совет, доброе слово — это так просто. Как дважды два. Так говорил мой учитель, тот самый, по математике.

В России уже появилась международная программа наставничества для детей в трудной жизненной ситуации «Старшие Братья Старшие Сестры». И это одна из немногих возможностей для одиноких детей в разных странах найти друга, наставника, «брата». В России по этой программе работают с детьми из детских домов: волонтеры патронируют два детдома в Санкт-Петербурге и шесть интернатов в Москве. Только ведь старшие «братья и сестры» нужны и другим: девочкам и мальчикам с ограниченными возможностями, тем, кто живет в неблагополучной семье или остался на улице.

«Любви ведь так много, а помощь, совет, доброе слово — это так просто»

Всего несколько часов в неделю, несколько встреч в месяц — прогулок или походов в кино и музей, и границы мира для этих детей многократно раздвинутся. Появятся интересы и увлечения, уверенность в себе, в людях вокруг. Ведь по данным фонда, больше половины детей теперь лучше знают, чего хотят от жизни, становятся общительней и инициативней —  потому что есть кто-то, кто их всегда поддержит. В прошлом году «старших братьев и сестер» нашли 248 детей. В этом году планируется привлечь еще как минимум 90 новых добровольцев-наставников и продолжать работу с теми, кто есть. Среди них может оказаться каждый из нас. Не только женщины, но и мужчины. Мальчишкам-подросткам так нужно иногда с кем-нибудь поговорить о житейских вещах: как решать конфликты, помириться с девушкой, почему мир так несправедлив к молодым и рьяным, и много еще о чем. Ну вы помните, как мой учитель… по математике.

Создать пару непросто — для этого с волонтерами и детьми много работают психологи — и во время знакомства и дальше. Это важно, потому что старший брат или сестра не должен просто взять и исчезнуть, не выдержав напряжения или графика, оставив ребенка снова наедине со своими проблемами. Поэтому на год работы проекта нужно собрать 605 тыс. 774 рубля. Они пойдут на психологов, на курсы подготовки «старших», аренду помещения, работу координатора и бухгалтера проекта, печатные материалы.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!