Мы привыкли, что плохо — это когда у родителей больного ребенка  нет лекарств или денег на операцию. А если ребенок не так, чтобы отчаянно болен, а имеет задержки в развитии, то это как бы и норма и можно ничего не делать.

Логопед-дефектолог Мария Головина ездит по деревням Кемеровской области, пытаясь помочь детям, о которых государство вроде уже позаботилось, а потом забыло. Это дети с расстройствами речи и развития, живущие вдалеке от логопедов и психиатров. «Получат инвалидность и дома сидят, пенсию получают… В сельских школах нет специалистов, никто с ними не занимается. Некоторых детей берут в школу, но он там посидел и ушел. В итоге многие остаются дома, в школе их дразнят, бьют. А могли бы социализироваться»,- рассказывает Мария.

«…многие остаются дома, в школе их дразнят, бьют. А могли бы социализироваться»

На самом деле, тут есть нюанс. По закону государство обязано создать условия для обучения всех детей, даже если речь идет об отдаленной деревне в Кемеровской области. Но родители об этом не знают. Таким и пытается помочь мобильная команда детских специалистов «Перспектива» Марии Головиной.

«В селах много детей с речевыми нарушениями, бывают с задержками в психическом развитии, может иметь место и легкая ментальная недостаточность. Наша цель — выявить таких детей, отправить их в комиссию на заключение, с которым они уже могут прийти в местный отдел образования, и требовать специалиста»,- поясняет она.

Собственно, команда — это логопед, психолог, дефектолог, лечебный педагог. Слишком мало на весь регион, хотя статистических данных по области о детях, которым нужна их помощь нет. Есть только общее представление: «С цифрами все очень печально. Приведу в пример один класс. Там 20 человек, две очень сложные девочки с отставанием. И было 5 детей с речевыми нарушениями. Вот и получается, что из  20 человек семеро нуждались в помощи узких специалистов, а их в той деревне не было».

«из  20 человек семеро нуждались в помощи узких специалистов, а их в той деревне не было»

Понятно, что родители детей могут не знать, что местный отдел образования обязан предоставить им специалиста, либо направить кого-то из школьных учителей на курсы тех же логопедов, но почему этого не делают сами чиновники? Понимание этого приходит с опытом.

Перед Новым годом Мария приехала в одно из сел по приглашению школьного психолога. Команду ждали 14 детей с родителями, но директор школы внезапно отказался даже дать им помещение для встречи.

«Заведующая районным управлением образования была с самого начала категорически против нашего приезда в это село. Вот директор и отказался нас пускать нас в школу… Потом правда, нам сказали, что в той школе есть ставка логопеда, которая записана на дочь главы управления»,- рассказывает Головина. По итогам встречи всем детям выдали медицинские направления на областную комиссию, а  психолога, которая проявила инициативу, директор школы решил сокращать. «Неловко получилось. И родители с такими вот глазами спрашивали, а почему нельзя встречаться с нами»,-  с некоторой обидой говорит Мария.

Обидно — потому что это же она исправляет огрехи тех, кто получает за это зарплату из бюджета. В то время как сама команда «Перспектива» существует на пожертвования, бюджет — чуть больше 400 тыс. рублей. Проект существует недавно, но уже активно работает и напарницы с нетерпением ждут новых заявок. Для того, чтобы врачи приехали в деревню к больному ребенку, нужно обратиться к школьному психологу или связаться с «Перспективой» напрямую, и они помогут. Ну а мы можем рублём помочь деревенским детям Кузбасса, и сделать так, что бы мобильная команда продолжила своё существование.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!