Это будет очень короткий текст, с очень простыми мыслями.

Происходящее на Украине – ужасно. Независимо от того, поддерживаете ли Вы Майдан или его противников, сложно радоваться ситуации, когда две огромных толпы людей убивают друг друга. Какими бы ни были обстоятельства, война, тем более – гражданская, это ужасно.

Это отцы и матери, которые не вернулись домой, и дети, которые их не дождались.

Но люди смотрят на это, не в силах отвести глаз. Потому что люди даже у экранов телевизоров и компьютеров остаются людьми. И искренне переживают  за других людей. Сочувствуют их горю или их победам. Переживают вместе с другими злость и радость.

«Это отцы и матери, которые не вернулись домой, и дети, которые их не дождались»

И чем сильнее горе, чем больше счастье – тем труднее оторваться от этого зрелища. Если судить по социальным сетям, то моих сограждан гораздо больше интересует происходящее в Киеве, Львове и Харькове, нежели в их собственном дворе, подъезде или семье. Ну, и еще немного Олимпиада.

И это естественно – сопереживать жителям Украины. Особенно сейчас, когда кровь только-только перестала литься ручьем.

Ужасные события, происходящие в соседней стране, постепенно заслоняют то, что происходит у нас под носом. Люди многократно обновляют новостные страницы, распространяют «горячие новости», о которых и без того все узнают. «Тимошенко выпустили из тюрьмы!», «Янукович нашелся в Харькове!» — как будто читатели не узнают этого и без Вас.

И в это время из виду теряется, пропадает на столь драматичном фоне горе, которое рядом. От того, что в ютьюбе можно посмотреть на расстрел украинских митингующих в прямом эфире, в российский детских домах не стало меньше ни на одного сироту, у больных не появилось лекарств, у одиноких – друзей. Более того, даже наши самые близкие страдают от отсутствия нашего внимания и участия, пока мы страшно переживаем за западных соседей, радуемся их успехам и сочувствуем их горю.

Можно громко проклинать Януковича или Майдан, можно даже отправить им в помощь немного денег или распространить нечто среди доступной аудитории – главное, не забыть при этом покормить собственного ребёнка. Или просто помочь тому, кто рядом. Да, в России не убивают на улицах, да и вообще происходящее оставляет впечатление скорее бескрайнего зыбкого болота, нежели твердой и ясной дороги. Но люди-то страдают здесь тоже!

И невозможно сказать, что кто-то страдает больше, а кто-то меньше. человеческое горе не имеет единиц измерения. Страдает одинокий инвалид от того, что не может дотянуться до пузырька с лекарством или тонет корабль с тысячей пассажиров – это в любом случае страдания, которое нельзя сравнивать между собой.

Кому было хуже – мальчику, который наелся таблеток от неразделённой любви и умер от некроза печени, или взрослой женщине, повесившейся от того, что ей было нечем кормить детей? Кого стоит спасать, кому стоит сочувствовать в  первую очередь – онкобольному ребёнку, которому можно подарить несколько лет жизни или инвалиду, которому можно подарить всю жизнь, но в инвалидном кресле?

«человеческое горе не имеет единиц измерения»

Запас внимания всякого человека ограничен, как и возможности по части сочувствия. Искреннее сопереживание не может не родить действия, а действие требует времени, а в каждую единицу времени можно находиться только в одном месте и делать только одно дело. Точно также, если у Вас есть сочувствие и только одна тысяча рублей, поделив свое сочувствие между разными событиями, Вы вынуждены будете поделить и тысячу рублей.

Если Вы пристально, до рези в глазах, до слез вглядываетесь в то, что происходит за нашей западной границей – значит Вы хороший человек. Но если так – то пожалуйста, оставьте немного сочувствия согражданам.

Есть масса возможностей это сделать.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!