У меня было совершенно беззаботное и счастливое детство – за исключением одной, но крупной и постоянной неприятности. Родители, младшие научные сотрудники, целыми днями пропадали на работе, поэтому большую часть времени я проводил в детском саду. Обычный советский районный детсад, ничего выдающегося или ужасного. Но меня с самого начала угнетала эта атмосфера уравниловки – все хором встают, дружно идут на горшок, на завтрак, на прогулку. Я, например, категорически не мог спать днем, поэтому «тихий час» для меня был особенной пыткой – я не понимал, почему я не могу один поиграть или погулять, и каждый день лежал и ворочался на кроватке в общей спальной, боясь шелохнуться и навлечь на себя грозное шипение воспитательницы. После тихого часа я пробирался в раздевалку, садился у окна и ждал, когда за мной, наконец, придут мама или папа.

Но хуже всего было, когда они не приходили. Такое случалось довольно редко, и меня приходилось начинать уговаривать остаться в саду на ночевку чуть ли не за две недели. Но это было неизбежно, и вот в назначенный день я, как всегда, сидел в раздевалке у окна и наблюдал, как одного за другим других детсадовцев забирают родители, дневная воспитательница убирает игрушки и выключает верхний свет, а я остаюсь один, ну или в компании еще парочки таких же невезучих. Никто уже не играл, мы старались даже не подходить друг к другу – да и ночная нянечка, не в меру строгая, никаких игр после отбоя уже не позволяла. И вот уже почти тридцать лет прошло, а я до сих пор помню это ощущение безнадеги и какого-то оцепенения, которое нарушали только команды нянечки.

«почти тридцать лет прошло, а я до сих пор помню это ощущение безнадеги и какого-то оцепенения, которое нарушали только команды нянечки»

А ведь я был совершенно здоровым ребенком из вполне благополучной семьи, но даже суток, проведенных в отрыве от родителей и в «учреждении», хватало, чтобы полностью выбить меня из колеи. А теперь представьте себе, что происходит с детской психикой, если такое повторяется изо дня в день, из год в год. То ощущение одиночества, отчуждения и беспомощности, которое я испытывал, по-научному называется депривацией, и при длительном воздействии на детскую психику оно вызывает необратимые изменения психики.

Для наглядности можете посмотреть фильм «Блеф, или с Новым годом» – дети, лишенные заботы и внимания, деградируют с пугающей скоростью, как психически, так и физически. То, что выросшие в семьях воспринимают как само собой разумеющееся, вроде укачивания перед сном, для них недоступная роскошь – вот они и укачивают сами себя, как умеют. Ведь даже самый заботливый воспитатель в детдоме не может позволить себе уделять каждому ребенку столько времени, чтобы тот не чувствовал себя одиноким и покинутым.

«дети, лишенные заботы и внимания, деградируют с пугающей скоростью, как психически, так и физически»

От этого развивается так называемый кризис привязанности, который чреват множеством самых неприятных отклонений при развитии. Дети, выросшие в условиях такого кризиса, отучаются мыслить и действовать самостоятельно – ведь всю жизнь они даже простейшие бытовые действия выполняли исключительно по команде. Разумеется, ни о какой полноценной самостоятельной жизни речи идти не может – если человек неспособен самостоятельно приготовить себе пищу, как он может подготовиться к жизни в мире, где нужно устраиваться на работу, заводить банковские счета, проводить в квартиру интернет и так далее?

«всего лишь дать ребенку самое ценное, без чего он не может нормально развиваться – чувство привязанности, которого он лишен в детдоме»

А ведь победить депривацию совсем не так сложно, как кажется. Нужно-то всего лишь дать ребенку самое ценное, без чего он не может нормально развиваться – чувство привязанности, которого он лишен в детдоме, где взрослые-воспитатели постоянно меняются. Именно этим и занимаются волонтеры фонда «Дети наши», которые придумали проект «Шаг навстречу». Суть проекта очень простая – к каждому ребенку в детдоме «прикрепляется» один взрослый доброволец, который просто общается с ним, играет, гуляет и так далее. Детские психологи, наблюдавшие за проектом, заметили позитивные изменения в развитии у большинства детей, с которыми занимались волонтеры. «Позитивные изменения» — это значит, что ребенок, который, например, попросту не умел смеяться, наконец улыбнулся.

Проект существует и развивается уже много лет в Нижегородской области. Волонтеры работают, разумеется, бесплатно, но их нужно сначала обучить, снабдить всеми необходимыми материалами и так далее. На это понадобятся совсем не заоблачные деньги – на весь 2014 год нужно собрать 384 тысячи рублей из которых мы уже собрали 151 тысячу.

Одиночество – это ужасно, и чем меньше его будет в мире, тем нам всем будет лучше.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!