К материнскому горю добавляется еще и унижение

Так много несправедливости, так много жестокости, так много боли вокруг, что иногда руки опускаются. Кажется, что ничего нельзя поделать, ничего нельзя исправить, изменить. И тут впадаешь в отчаяние, в уныние, в злобу. Но существует один-единственный способ избежать этого унижения и отчаяния — что-то делать, чтобы изменить на каплю это море несправедливости. Что-то делать. То, что по силам. Совсем не много.

Среди моих друзей есть такие, которые тратят все свое время, все силы, всю энергию, чтобы изменить мир вокруг себя. И это удается. Я видела обреченных детей, спасенных усилиями волонтеров, собравших деньги на лечение; усыновленных сирот, нашедших новые семьи, и умирающих людей, избавленных усилиями моих дорогих друзей от мучительных страданий. Я знаю отчаянную защитницу кошек — не улыбайтесь, животные тоже нуждаются в защите и заботе.

Но сегодня — о другом. О самом большом горе, которое может посетить семью — о гибели мальчиков, ушедших служить в армию. Они гибнут от внутриармейского насилия, называемого «дедовщиной», от самоубийств, вызванных издевательствами, от болезней, которых можно было бы вылечить в нормальных больничных условиях. Они гибнут на учениях, при неизвестных обстоятельствах, от несчастных случаев.

В наше условно мирное время, вчера и сегодня, в семьи приходит «груз 200», цинковый запечатанный гроб, и большинство матерей так и не узнают, почему и за что погибли их сыновья. Невесты этих мальчиков не выйдут за них замуж, их матери никогда не увидят внуков… Это национальное несчастье, у которого есть еще одна сторона — государство отказывает в помощи семьям, потерявшим своих детей… К материнскому горю добавляется еще и унижение человеческого достоинства — и погибших солдат, и их оставшихся в живых матерей. Матерям приходится обивать пороги судов, чтобы получить причитающееся им по закону пособие.

Дмитрий Жидков

Дмитрий Жидков служил в 45-ом отдельном разведывательном полку в звании капитана. В августе 2005 года был второй раз за время службы командирован в Чечню. 19 декабря 2005 года он погиб в бою, спасая личный состав своей разведывательной группы. 9 октября 2006 года ему было посмертно присвоено звание Героя России. Военный комиссариат Нижегородской области многие годы упорно отказывал осиротевшим родителям Героя в положенных им надбавках к их пенсиям по случаю потери кормильца, и даже когда юристы фонда «Право Матери» подали на военкомат в суд, представитель военкомата не постеснялся произнести: «Мать Жидкова никаких заслуг перед Родиной не имеет, поэтому права на повышенную пенсию не заслужила…»

Объясните мне, с каких пор чиновникам в России стало позволено ТАК разговаривать с родителями человека, чьи заслуги родина оценила наивысшей государственной наградой??? Если они позволяют себе ТАКОЕ в отношении семей Героев, то что же они творят с простыми людьми, у которых горе такое же, но вот ни орденов, ни медалей нет?

А мы сами – в своем уме? Какой патриотизм? ВОТ ОН наш ИСТИННЫЙ патриотизм – заставлять семьи Героев таскаться по судам!

Фонд «Право Матери» уже 25 лет помогает матерям получить то, что им задолжало государство.Твитнуть эту цитату

Фонд «Право Матери» уже 25 лет помогает матерям получить то, что им задолжало государство. С момента создания организации, с 1989 г. помощь была оказана более чем 100 тысяч раз. Это значит, что фондом выиграно множество дел в судах, и каждое выигранное дело вел квалифицированный юрист, оплаченный фондом. Как ни грустно это говорить, но мы, граждане страны, вынуждены требовать от государства того, что оно обязано делать по существующим законам, но постоянно пытается уйти от этой обязанности.

Герои Российской Федерации Дмитрий Новоселов и Дмитрий Жидков, Алексей Румянцев, Сергей Фирсов и Александр Печников – знали бы эти прекрасные молодые ребята, надежда и опора родителей, как будут государственные чиновники из военкоматовских мытарить и унижать их матерей и отцов, их девочек-вдов, «зажимая» 100%-ые и 32%-ые надбавки к их пенсиям…

Вероника Марченко, председатель правления фонда «Право Матери» говорит, что они выигрывают эти суды по одной простой причине: за спиной каждого сотрудника, юриста фонда, стоит невидимое, но могущественное воинство – все эти погибшие и павшие мужчины-мальчики, чьих родителей теперь защищает фонд. А разве можно проиграть с командой Героев?..

Сегодня в фонде скопились десятки заявлений о помощи от матерей погибших военнослужащих. Жертв «дедовщины» и ветеранов боевых действий… Фонду нужны деньги, чтобы провести судебные процессы и заставить государство выполнять свои обязанности по отношению к матерям, потерявших своих детей во время службы в армии.

Давайте поможем фонду «Право Матери», соберем нужные для командировок по всей России средства. Ни одна копейка из ваших пожертвований не прилипнет ни к чьим пальцам.

Cоберем всем миром. Мы можем таким образом немного изменить жизнь к лучшему. Ваше небольшое пожертвование поможет восстановить справедливость.

Как много еще хотелось бы мне добавить к тому, что уже написано. Но перед горем матерей все слова кажутся мелкими и лишними. Единственное, что мы можем для них сделать, — помочь получить причитающееся им по закону от государства. В этой нашей общественной помощи будет и высшая справедливость, и дань памяти павшим, и уважение к их родителям. То есть всё то, в чем им отказало государство, громко рассуждающее о патриотизме.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!