Впервые в детском доме в качестве волонтера я оказалась в 16 лет. До сих пор вспоминаю эту поездку, как один из самых сложных дней в моей жизни. Только представьте, что перед вами стоит 50 детей, смотрящих на вас с недоверием и не понимающих, чего от вас ожидать. Что мне делать? Как себя вести? Нас этому никто и никогда не учил. Все, что мы знали наверняка, – мы хотим помочь.

Нужно познакомиться с ребенком? Собираешь все свое мужество, улыбаешься и протягиваешь руку. Нужно поиграть? Вспоминаешь весь арсенал игр, в которые играл во дворе и вовлекаешь в игру детей. Нужно что-то смастерить? Забываешь о том, что в школе твои поделки были в числе худших, включаешь фантазию и помогаешь расстроенному мальчишке лепить слоника. Нужно попрощаться с девочкой в синеньком платьице, которая порывисто тебя обнимает и спрашивает: «Мама, а ты еще приедешь?» Обещаешь обязательно вернуться и всю дорогу домой украдкой глотаешь слезы, чтобы никто из твоей волонтерской группы этого не заметил.

Что мне делать? Как себя вести? Нас этому никто и никогда не учил.

Мы, сами оставаясь еще детьми, старались помочь другим детям. Детям, которые нуждались в нашем внимании, заботе и поддержке. Но как это сделать правильно, мы не знали. И помочь нам было некому. Никто не мог объяснить, что страх перед знакомством с детьми – это нормально. Никто не мог рассказать, как правильно отказать ребенку, к которому ты привязан, и помочь справиться с чувством вины за то, что у тебя все хорошо, а у этих детей — талантливых, красивых, умных — жизнь не сложилась. Со всеми этими проблемами нам, начинающим волонтерам, приходилось справляться самим. Для некоторых это стало непосильной задачей.

Основной принцип благотворительной волонтерской помощи состоит в том, чтобы предложенная помощь не навредила подопечным, а была во благо. И именно поэтому важно, чтобы волонтеры не допускали ошибок, которые могут повлечь за собой болезненные, а порой и неисправимые последствия. Но как этого достичь, если волонтеры порой не могут справиться даже со своими эмоциями? Если человек, который действительно хочет помочь, просто не знает, как это нужно сделать?

Школа социального волонтерства — это проект крупнейшего в России добровольческого движения «Даниловцы» по обучению волонтеров, координаторов волонтерских групп и волонтерских организаций со всей страны работе в социальных учреждениях. «Даниловцы» научились привлекать молодежь в волонтерские группы, обучать их и поддерживать их начинания. Сегодня «Даниловцы» — это около 4 000 подопечных, около 800 волонтеров и 18 еженедельно действующих волонтерских групп, 25 сотрудников.

Важно, чтобы волонтеры не допускали ошибок, которые могут повлечь за собой болезненные, а порой и неисправимые последствия.

«Главный вопрос, который нас волнует, — как сделать волонтерство доступным для каждого, — рассказывает Юрий Белановский, руководитель добровольческого движения «Даниловцы». — Волонтерам порой приходится преодолевать различные трудности: самому приходить в больницу, упрашивать какого-нибудь врача, чтобы тебя пустили, потом доказывать, что ты не навредишь, что ты не какой-нибудь злодей. Это путь, который могут пройти избранные люди. А есть такие, которые думают: «У меня есть два часа свободного времени в неделю и какое-то маленькое желание, сочувствие к больным детям или сиротам. Могу ли я, имея всего лишь это, не больше, реализовать себя в волонтерстве?» Благодаря нашей школе человек может позволить себе сделать это даже при таком маленьком ресурсе. А значит, мы делаем волонтерство доступным для всех».

«У нас не школа в классическом ее понимании, где в сентябре набирают классы, а потом после обучения получают документ, — добавляет Александр Боженов, председатель правления движения. — У нас люди могут прийти только на один семинар и больше не появиться, но получить именно то, что им нужно».

Сначала в школу приходит новичок, с ним знакомятся, проводят собеседование. Здесь самое главное – мотивация. Вся энергия волонтера — в его решении. «Я хочу, я помогаю». После собеседования он сразу попадает в волонтерскую группу, учится чему-то, ходит на мастер-классы. «Но со временем волонтер приходит к тому, что все эти поделки и игры отходят на второй план, — объясняет Юрий. — На первый план выходят проблемы личные, проблемы общения с подопечными. И тогда возникают темы гораздо более глубокие, но со стороны не всегда понятные. Например, как отказать ребенку? Или что делать с чувством вины? Или, например, вопросы групповые: как заставить группу делать что-то сообща? И это следующий этап. Тренинги, которые проходят на такие узкие темы. На таких тренингах и обсуждаются очень личные темы, об отношениях с детьми, об отношениях друг с другом. И вот когда волонтер через все это проходит, он становится профессионалом. Тогда он может стать координатором группы. И этому мы также учим. Также мы предоставляем возможность открыть свое собственное направление. В год мы запускает примерно по две группы».

Конечно, у людей часто возникает вопрос, если волонтерство – такое сложное занятие, отнимающее огромное количество сил, нужно ли оно? Стоит ли тратить свои силы на то, что может быть абсолютно бесполезным? Дети от этого не излечатся, сироты не найдут родителей, ветераны не станут моложе и крепче. Но волонтерская деятельность имеет огромную силу. Но это реальная помощь.

Волонтерская деятельность — это реальная помощь.

Представьте маленького ребенка, который находится в больнице. Он как маленький ежик, он находится в постоянном стрессе. Он уже знает, что утром придет врач с большими руками и снова сделает укол, после которого будет тошнить, и нельзя будет встать с кровати несколько часов. Он знает, что скоро у него будет тяжелая операция. Он находится вдали от своих друзей и родных, постоянно в четырех стенах больницы.

А если ребенок лежит в отделении без мамы? Маленький человечек живет в постоянной тревоге, в постоянном ожидании чего-то плохого. И когда на каких-нибудь два часа в неделю приходят волонтеры, ребенок может про эту тревогу забыть: с ним играют, на него обращают внимание. И эти личные отношения в больнице для детей становятся лекарством.

Школа социального волонтерства действительно помогает добровольческому движению развиваться. Но ей, как и любой школе, нужны средства для существования. Любая школа сегодня — это прежде всего педагогический состав, программа обучения и поддержки, интернет-сайт и, конечно, аудитории, где проходят занятия. У «Даниловцев» есть многое. Профессиональная команда специалистов по работе с волонтерами и партнерские отношения с наиболее известными волонтерскими организациями, программа работы, помещения, соответствующее оборудование и средства на канцелярию. Но необходимы деньги на оплату труда преподавателей, на сторонних специалистов и экспертов. Для развития этого проекта в интернете необходима оплата труда модератора сайта, расшифровщика аудиозаписей и видео-оператора.

Для существования проекта хотя бы до июля 2015 года требуется более 776 тыс. рублей.

Для существования проекта хотя бы до июля 2015 года требуется более 776 тыс. рублей. Сумма большая, да. Но вместе мы сможем ее собрать. Для этого ведь всего лишь нужно, чтобы 1 000 человек пожертвовали всего 780 рублей. Или 2 000 человек перевели по 390 рублей. И тогда достижение цели становится совсем реальным! И тогда около 500 новичков получат опыт правильного волонтерства, попробуют себя волонтерами в Москве, на опыте узнают, что такое обучение и поддержка. Тогда более 700 действующих волонтеров смогут пройти обучение и получить важные для них знания и навыки. Тогда около 100 ответственных за волонтерскую работу или волонтерские группы в благотворительных организациях повысят свою квалификацию, смогут обменяться опытом, получат специалистов и помощь профессиональных экспертов.

А самое главное, около 10 000 подопечных — сирот, больных детей, стариков, бездомных — будут безмерно благодарны волонтерам за оказанную помощь.

Мы ведь не останемся в стороне?


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!