У Отечества есть защитники. И уже почти семьдесят лет они гибнут — не за Отечество.

Гибнут в войнах, на которые их посылает государство, стыдливо забывая назвать это войной. Гибнут и просто так — от безалаберности и тупости командиров, на учениях и в казармах, от дедовщины и даже от голода. Счет смертей зашкаливает, и зашкаливает тоска от такой смерти — жестокой и бессмысленной.

У погибших остаются родители, сестры, бабушки…

Счет смертей зашкаливает, и зашкаливает тоска от такой смерти — жестокой и бессмысленной

Совсем немногие из них способны вступить в схватку с государством, столь охочим до призывников, и немедленно теряющим интерес к использованному пушечному мясу и к тем, для кого это пушечное мясо было — детьми…

Рядовой Дмитрий Дедюхин

Рядовой Дмитрий Дедюхин погиб зимой 2011 года, в в/ч 69647, в приграничном с Монголией поселке Кяхта, в Бурятии… Разумеется, родителям, получившим проклятый «цинк», сообщили, что это было самоубийство. Разумеется, военный комиссар «отговаривал» семью от независимой экспертизы. Разумеется, на похороны из представителей военкомата не пришел никто… Об этом писали возмущенные односельчане Дедюхиных…

Вам не потребуется много фантазии, чтобы представить себе эту диспозицию: малообеспеченная и малообразованная семья из пригорода Нижнего Тагила (инвалид-отец, старенькая бабушка и несовершеннолетняя сестра погибшего) против министерства обороны…

Малообеспеченная и малообразованная семья из пригорода Нижнего Тагила против министерства обороны…

Собственно, они бы не сделали даже первый шаг в сторону правосудия: слишком очевидным было неравенство сил. Да им бы и в голову не пришло судиться — «чай, не Англия»…

В фонд «Право Матери» написали те самые односельчане, потрясенные произошедшим соседи Дедюхиных.

Два с половиной года юрист фонда Татьяна Сладкова занималась этим делом, преодолевая людоедское равнодушие военного ведомства, сложнейшие «трудности перевода» дела в юридическую плоскость (потерпевшие были не в состоянии даже ознакомиться с министерской казуистикой), да и просто трудности перевода (отец рядового Дедюхина — слабослышащий инвалид). Преодолевая и отражая прямые издевательства в суде над родителями погибшего со стороны представителей министерства финансов и военкомата… Два с половиной года; несколько заседаний — сначала в гарнизонном военном суде, потом по  гражданскому иску…

И фонд победил. Виновный в гибели рядового Дедюхина понес наказание; семья погибшего получила от министерства обороны крупную денежную компенсацию. Разумеется, Фонд «Право Матери» не взял с потерпевших ни копейки.

И фонд победил. Виновный в гибели рядового Дедюхина понес наказание

Как же он живет, этот Фонд?

Живет он трудно. Родимый двуглавый орел угрюмо нахохлился по другую сторону баррикады и традиционно рассматривает любого правозащитника как вызов своему кровавому праву клевать, где хочется. Денег из казны не предвидится или почти не предвидится. До вступления в силу закона об иностранных агентах можно было рассчитывать на западные гранты, но теперь и этот путь отрезан…

Остается уповать только на людей — на нас с вами.

Поддержите, пожалуйста, Фонда «Право Матери».

Собранные деньги пойдут на технические расходы (телефон, бумага, копирование и пр.) при подготовке к делам, на авиа- или железнодорожные билеты, на проживание юриста в гостинице во время суда.

Ваши пара тысяч рублей (или даже несколько сотен) — ей-богу, совсем небольшой взнос в возможную, хотя и запоздалую справедливость по делам, аналогичным делу о гибели рядового Дедюхина…

А день защитника Отечества — самый правильный день для того, чтобы сделать первый взнос.

Поддержите, пожалуйста, Фонда «Право Матери»


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!