Есть такой французский фильм — “Хористы”. Добродушный преподаватель, которого играет известный комик Жерар Жуньо, попадает в интернат для трудных подростков. Директор этого заведения — жестокий самодур, дети озлоблены на весь мир и кажутся неуправляемыми. Учитель поначалу теряется, ученики садятся ему на шею. И тут он придумывает выход: решает занять их музыкой, оставляет после уроков и в конце концов создает настоящий хор, попутно обнаруживая в некоторых не просто желание или способности петь, а истинное дарование.

Злые сердца умягчаются, подростки находят себе дело. И наставника, который не дает им потеряться.

Воспитанник российского интерната, как правило, живет без надежды найти себя после выпуска. Он — запертый в банке студент Ансельм из сказки о золотом горшке. Смотрит на происходящее через стекло, зовет, кричит, колотит в стеклянные стены, а когда банка разбивается, не знает, что делать с этой свободой, — не научили. Дальше путь в большинстве случаев таков: до 23 лет техникум (учиться в котором нет никакой мотивации), жизнь на пособие, перспектива безработицы, высокая вероятность тюрьмы.

Предприниматель из Пермского края Вячеслав Горелов решил эту цепочку сломать. Он создал “Школу фермеров” для сирот, у которых нет жилья, прописки и хоть какого-нибудь дохода. Построил агрокомплекс и предложил выпускникам детских домов там жить, работать и зарабатывать. Все получилось. И несколько молодых фермеров, работая в школе, уже получили участки земли, кто-то построил дом, один человек даже обзавелся коптильным цехом.

Злые сердца умягчаются, подростки находят себе дело

Сам Вячеслав признается: все силы первых нескольких месяцев (!) уходят на ресоциализацию сирот, то есть просто на то, чтобы выпускники детских домов поняли, — они могут быть такими же, как и все, могут получить профессию, возможно, даже любимую, работать и не чувствовать себя выброшенными обществом и системой на персональный необитаемый остров.

В этом году Вячеслав планировал даже создать кооператив из выпускников-фермеров. Но денег, обещанных местными властями, он так и не увидел: рабочая группа при губернаторе решила не давать ни рубля. Пришлось забить скотину, погасить кредиты, а прием новичков приостановить.

 

z_6588bccd-3

Теперь те, кому обещали будущее, остались без надежды.

Но у самого Вячеслава надежда есть. Он надеется на то, что удастся собрать эти деньги и трудоустроить хотя бы четверых сирот. А если повезет — создать места для пятнадцати.

Взрослый выпускник детского дома — это не умилительный младенец, который “ищет папу и маму”; не тяжело больной ребенок; не старик, забытый всеми в доме престарелых. Трудная категория. Жалко, но вроде как и сами смогут.

Теперь те, кому обещали будущее, остались без надежды

Нет, не смогут. И они тут ничуть не менее беспомощны, чем брошенные младенцы и забытые старики. Им очень нужно помочь.

Талантливого учителя музыки из фильма “Хористы” в конце увольняет, брызжа слюной и злобой, директор-самодур. Источник света для детей вновь закрывается плотными ставнями. Но они эти ставни — не фигурально, а реально — открывают. И забрасывают уходящего со своим портфелем героя Жуньо белыми самолетиками — в благодарность и на прощание.

Давайте сделаем это и мы: отправим белый самолетик тому, кто дарит детям надежду.

Собрать надо около полумиллиона рублей. А если точнее — 482 500.

Если представить, что нас тысяча, каждому достаточно отправить по 500 рублей.

В благодарность. В поддержку. Но не на прощание.

Каждому достаточно отправить по 500 рублей


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!