158 часов дружбы

Собрано
631 087 r
Нужно
631 087 r

Сбор средств окончен

У меня есть старший брат. В детстве именно он был для меня защитой от всего. От всего-всего! Родители могли заругать, не понять, начать воспитывать, а он — нет. Он защищал. У него я могла спросить, что же мне делать, когда не знала, как спрятать последствия своих неблаговидных поступков, типа сожженной маминой шали.  К нему обращалась и в более старшем возрасте. Я всегда гордилась братом и жалела тех, у кого старшего брата не было. Я и представить не могла, как быть тем, у кого и родителей-то нет.

Как вы думаете, какая самая большая проблема у выпускников детского дома? Они не знают, куда пойти? Им негде жить? Им негде работать? Перед ребенком, которому лишь по паспорту 18 лет, вдруг встает огромное количество вопросов и проблем, которые он не умеет решать, — у него банально нет опыта. Его ставит в тупик то, с чем большинство его ровесников справится, даже не задумавшись. 

Их легко обмануть, легко втянуть в преступление или в секту. И это случается сплошь и рядом. А ещё они оказываются неспособны жить одни, и часто возвращаются туда, где росли. Потому что жизнь оказывается пугающей: без правил, без расписаний, без целей. Вокруг люди, которые живут совершенно по-другому, с ними нужно взаимодействовать, а вчерашний выпускник не знает, как.

Это и есть одна из основных проблем — социализация. Дети знают, как жить в детском доме, и не знают, как жить в обществе.

Дети знают, как жить в детском доме, и не знают, как жить в обществе.

Ребенок, который живет в семье, как правило, ходит в детский сад, школу, потом в техникум или институт. Он общается с разными людьми. Может сам сходить в магазин и дойти до поликлиники. И ежедневно решает много мелких задач.  А теперь представьте, что вам 18, и вы этого ничего не знаете. Не знаете, сколько что стоит, не знаете, как варить макароны, не знаете, как заплатить за квартиру. Лампочку не можете поменять в плафоне. Не знаете, как общаться с другими людьми.  Вчера вы ели то, что вам дают, а сегодня нужно самому определить, что будет на ужин. А вы не умеете, не знаете, как это — «выбирать», «принимать решение». Вы  даже толком не знаете, что вам нравится или не нравится. Все это тянет за собой целый шлейф более сложных проблем, мелких неприятностей и тяжелых бед.

Есть решения, когда ещё на этапе взросления дети-сироты получают возможность общения со значимым взрослым, через него приобщаются к реальному миру, учатся находить ответы на свои вопросы и самостоятельно строить жизнь.

Ведь можно по-разному помогать сиротам. Детские дома в Москве и в других крупных городах под Новый год оказываются завалены конфетами и подарками. Завалены! И что? Что останется у ребенка, кроме расстройства желудка и испорченных зубов?

А можно общаться с ребенком, и тогда это время останется в его памяти навсегда. «Самое ценное, что дает волонтер, — это свое время. Свое личное свободное время, которое он посвящает другому человеку», — говорит Наталья, волонтер из программы «Старшие братья, старшие сестры».

Самое ценное, что дает волонтер, — это свое время.

Это организация международная. Вернее, идея её прижилась в разных странах. Финансы каждый центр получает, как может.  Нужно, чтобы был офис, где решаются все административные вопросы, нужно привлекать волонтеров, нужно их обучать, нужно рассказывать о себе, привлекая новых волонтеров. На всё это нужны деньги, пусть не такие большие в масштабах других благотворительных организаций, но нужны они постоянно.

И ведь есть люди, которые хотят и готовы помочь сиротам, подарить им свое время. Им нужно только узнать о самой возможности быть наставником. Есть дети, которые ждут, когда же и у них появится свой старший брат. Нужно найти и объединить эти пары.  Программа наставничества за долгие годы своего существования — «Старшие братья, старшие сестры» была основана более ста лет назад — показала свою эффективность. Об исследованиях, цифрах и эффективности можно почитать на их сайте.

Программа наставничества за долгие годы своего существования показала свою эффективность.

В чем же конкретно заключается программа? Есть ребенок, есть взрослый. Их объединяют в пару, предварительно изучая, какие вкусы и склонности и у того, и у другого. Программа длится год. Год, в котором каждую неделю Старший уделяет три часа своего времени Младшему. О том, что встречи продлятся год, предупреждают заранее и ребенка, и взрослого. Год — это уже очень много, это 52 встречи. Это 158 часов вместе. 158 часов внимания, поддержки, общения. 158 часов дружбы. Потом программу можно продлить, что многие пары и делают. Некоторые продолжают общаться и дальше, когда ребёнок становится взрослым. Дружба и теплые чувства друг к другу остаются.

«Только общаясь с Никитой, я поняла, как много значит семья, — говорит Наталья. — В детском доме очень хорошая забота, дети накормлены и одеты. Но ребенка надо выслушать, обсудить с ним, как прошел день. Надо понять, что его тревожит». У самой Натальи есть взрослые уже дети и даже внуки. И вообще эта история нетипична для «Старших братьев». Здесь волонтер сначала познакомилась с ребенком, а уже тот рассказал про организацию.

«А чем я могу ему помочь? Будет ему от меня польза или нет?» — Наталья по работе была в Челябинской области. Там услышала про детский дом, съездила, начала помогать, присылая посылки. Дома, в Москве, решила помочь подруге организовать новогодний праздник для одного дома-интерната. Там и увидела Никиту. Он потом долго не шел у нее из головы. «Говорила себе, ну зачем тебе это, у тебя семья, работа, что тебе нужно? — рассказывает Наталья. — У тебя своих забот полно. Но через год, когда снова поехали под Новый год в тот детский дом, я сразу вспомнила про мальчика».

После праздника подошла к нему, разговорилась. И с этого началось их общение, длящееся уже два года. В выходные они встречаются, ходят в кино, в музеи, просто разговаривают. Это Никита ей рассказал об организации «Старшие братья, старшие сестры»: если они будут в программе, общаться  будет гораздо легче. У организации уже есть отработанные схемы взаимодействия с органами опеки. Наталья прошла психиатра, прошла обучение на тренингах — всё необходимое, что нужно для подготовки волонтера. Увидев на обучении молодых людей, сказала организаторам: «Спросите Никиту, может, он захочет общаться с человеком, который ему будет ближе по возрасту?» «Мы уже спросили, — ответили ей. — Он выбрал вас». Никита не знает своих родственников, хотя знает, они где-то есть. В этой жизни он может опираться только на себя. Что это значит на практике, а не словах, учит его Наталья. Учит понимать свои устремления, и двигаться туда, куда он хочет. Быть самостоятельным, самому принимать решения. Учится разбираться в людях.

Никита не знает своих родственников, хотя знает, они где-то есть. В этой жизни он может опираться только на себя. Что это значит на практике, а не словах, учит его Наталья.

Я вижу, что их отношения открытые: Наталья при Никите говорит о том, что обязательно ещё несколько лет будет с ним общаться. А что потом, не знает… Убеждает себя не привязываться к мальчику, потому что однажды у него начнется своя жизнь. Но уже сейчас у них уже есть своё общее прошлое: «А помнишь, тогда на кораблике….» Она ему говорит, вспоминая про себя какую-то историю: «Смотри какая параллель…», а он тут же подхватывает: «Да! Я тоже об этом сейчас подумал».

У Натальи очень уважительное отношение к Никите, поддерживающее. Она верит в него, наверное, больше, чем он пока сам в себя. Кому бы не хотелось иметь рядом с собой такого человека?

Никита, Наталья и внук Натальи Марк

Никита сейчас решает, каким ему быть в будущем. Учится в медицинском колледже, планирует дальше учиться на фармацевта.  Этим летом пойдет работать в больницу. Хочет сам найти себе место. Мне кажется, что это прекрасный знак. Я сталкивалась с тем, что у выпускников детских домов и интернатов очень сильна уверенность, что теперь им «должны» — все и всё.

Я спрашиваю обоих, что дают вам эти отношения. Никита говорит об общении, о том, что дети в интернате не умеют общаться, они замкнуты. А Наталья — это человек, с которым можно посоветоваться. Наталья же по своим же собственным словам «мягчеет» рядом с Никитой. С ним ей легко и просто. Она вкладывает в другого человека, учит его не бояться жизни. Она не говорит об этом, но я это чувствую — эту силу отдавания, которая обогащает тебя самого.

Организация «Старшие братья, старшие сестры» дает возможность родственной близости детям, у которых эту возможность в свое время отобрали. Возможность поддержки, дружбы. То, что сложно оценить в деньгах, и то, что оказывается таким дорогостоящим.

Организация «Старшие братья, старшие сестры» дает возможность родственной близости детям, у которых эту возможность в свое время отобрали.

Можно помочь «Старшим братьям…», перечислив немного денег. Эти деньги помогут оплатить работу тренеров, а значит и раньше встретиться ребенку со своим старшим братом или сестрой. Деньги помогут оплачивать телефон, по которому можно связаться с организаторами. Помогут найти репетиторов для детей: часто именно общение со Старшим приводит их к осознанию, кем они хотят быть и что для этого надо сделать.

Ваши деньги помогут тем волонтерам, которые пока ещё не знали об организации, узнать и прийти в программу к своему Младшему. Даже самый скромный вклад станет вкладом в их будущее.

Не только деньги, но и волонтеров, которые станут наставниками для детей, конечно, тоже в «Старших  братьях…» очень ждут.

Даже самый скромный вклад станет вкладом в их будущее.

Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких Дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!

Материалы по теме

Помогаем

Центр «Сёстры» Собрано 8 033 849 r Нужно 8 999 294 r
Гостевой дом Собрано 2 446 995 r Нужно 2 988 672 r
Всего собрано
376 381 383 R
Все отчеты
Текст
0 из 0

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: