Что такое семья? Семья – это, в первую очередь, ответственность. Я давным-давно живу одна и, если честно, смутно представляю, каково это – взять на себя ответственность за кого-то, кроме себя самого. Хотя я имею два высших образования, крышу над головой и нормальный заработок.

А есть те, кто всего этого не имеет, но то ли по глупости и малолетству (не зная о существовании противозачаточных таблеток), то ли по большому желанию иметь свою семью (в частности, это касается выпускников детдомов) берет на себя эту ответственность, не до конца осознавая последствий своего решения.

Вот и живут так. Представьте картину: дети спят вповалку на горе тряпья (денег, чтобы  купить мебель, попросту  нет), у всех чесотка и вши. Санэпидемстанция приедет на дезинфекцию, но только за деньги, которых у семьи нет.

Еще одна зарисовка. Катя, бывшая выпускница интерната, хрупкая молодая женщина ростом около метра пятидесяти. Рядом ее здорово вымахавший сын Коля – кураторы Нижегородской региональной общественной организации «Детский проект» работают с Катей уже год, за это время парень вытянулся, окреп. На руках пухлощекая кудрявая красавица, двухлетняя Полина. Катя с соцработником из «Детского проекта» впервые за свою сознательную жизнь решила пойти в церковь в канун Рождества, 6 января. Куратор Кати рассказывает, что была удивлена звонку своей подопечной и в первый момент подумала, что случилось что-то плохое, но напротив, Катя рассказала, что ей внезапно захотелось сходить в церковь, причастить детей, купить крестик и иконку. «Я подумала, что это хороший знак – обычно наши подопечные из проблемных семей не проявляют особого интереса к религии. И за тот год, что мы общались с Катей, мы как-то ни разу не затрагивали эту тему. Я чувствовала, что она боится, что для нее этот поход в церковь – большой шаг, и решила сопроводить ее»,— рассказывает куратор Кати.

«Я подумала, что это хороший знак – обычно наши подопечные из проблемных семей не проявляют особого интереса к религии»

После выхода из церкви Катя неожиданно сказала: «Может, мне учиться пойти, специальность получить? Не хочу всю жизнь  уборщицей работать, а швеёй — не лежит душа». Рождественское чудо, не иначе!

Какая большая пропасть между этими двумя картинками! На самом деле за чудом стоит долгая, кропотливая работа сотрудников организации «Детский проект».

Как вы думаете, что лучше для ребенка – остаться в родной, пусть даже проблемной, семье или попасть в интернет, где на одного воспитателя – десятки детишек? «Мы принимаем решение о помощи семье в зависимости от тяжести их положения и от того, насколько это положение затянулось», — рассказывает руководитель «Детского проекта» Наталья Елисеева. Хотя, на самом деле, практически все детишки мечтают остаться в родной семье. Большинству из этих семей нужно лишь чуть-чуть помочь, причем гораздо важнее помощь не материальная, а психологическая. После полугода-года работы с соцработниками семья чаще всего в состоянии сама встать на ноги и начать полноценно заботиться о детях.

Большинству из этих семей нужно лишь чуть-чуть помочь, причем гораздо важнее помощь не материальная, а психологическая

У многодетной матери четверо малолетних детей воспитывались в социально-реабилитационном центре — женщина не могла сама растить их: дома не было ремонта, не хватало на всех кроватей, котел отопления был в аварийном состоянии. Квартира, доставшаяся в наследство, так и не была оформлена в собственность, из-за чего было невозможно получить пособия на детей по месту жительства. Более того, пьющий сожитель женщины периодически проявлял агрессию по отношению к ней и детям. Иногда мать забирала детей из интерната на выходные. Очевидно, она хотела сохранить свою семью, но не знала, как.

Родители-участники «Детского проекта» — сами как потерянные дети. В основном это выпускники детдомов, люди из бедных, многодетных семей, дети алкоголиков. В каком-то смысле, как бы цинично это ни звучало, они социальные инвалиды: они здоровы физически и полны сил, но совершенно бессильны перед простыми бытовыми вопросами. Они не знают простых вещей: как поддерживать порядок в доме, как поклеить обои, кому звонить в случае проблем с сантехникой. Они живут в своем запущенном жилище, доставшемся от государства или родственников, как в пещере, и прячутся в ней от бытовых проблем. Просто некому было научить их тому, как выбраться из этой пещеры. Да, бывает, наступает момент, когда у таких родителей пора забирать детей. Но в итоге те сами вырастут в таких же беспомощных родителей. Надо попытаться как-то разорвать этот порочный круг – работники нижегородского «Детского проекта» как раз пытаются это сделать.

Просто некому было научить их тому, как выбраться из этой пещеры.

Многодетной матери в «Детском проекте» помогли сделать первый шаг из своей пещеры. В первую очередь оказали юридическую поддержку – разобрались с наследством. Привезли вещи первой необходимости: продукты питания, детскую одежду. Приобрели недостающую мебель, новый котел отопления, материалы для косметического ремонта. Рассказали, что со всем этим делать. Дали поверить, что она может справиться сама.

Вскоре женщина рассталась с пьющим сожителем,  забрала детей из интерната, вместе со старшенькими сделала в квартире ремонт. Сегодня она самостоятельно занимается воспитанием своих детей. На день рождения дети подарили маме плакат: на листе ватмана поставили отпечатки рук разноцветными красками и написали:  «Мамочка, мы тебя любим!»

На содержание ребенка в детдоме в год тратится в среднем 420 тыс. рублей. При этом из интернатов выходят дети, совершенно не подготовленные к жизни, к труду. Зачастую у них отсутствует мотивация к развитию, потому что в их жизни не было значимого взрослого, который мог бы их направить. Тем временем, расходы на сохранение ребенка в родной семье при помощи социальных работников «Детского проекта» — всего 10 тысяч рублей. Вы тоже можете внести свой вклад. Десять человек пожертвуют по тысяче рублей – и смогут спасти одну семью от распада. Всего 10 тысяч, чтобы помочь маме и папе найти выход из своей пещеры, сделать, возможно, первый самостоятельный шаг во взрослую, ответственную жизнь.

Расходы на сохранение ребенка в родной семье при помощи социальных работников «Детского проекта» — всего 10 тысяч рублей


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!