Те, кто читал мои записи, знают, что я недавно подружилась с центром «Пространство общения» межрегиональной общественной организации «Дорога в мир» для детей с особенностями развития (см. материал «Детки в клетке»).  Эти дети и их замечательные воспитатели, которые излучают ранее невиданные мною любовь и тепло, не смогли оставить меня равнодушной, поэтому теперь я регулярно хожу в центр – помогаю педагогам как волонтер.

Но когда я пришла туда в первый раз и была до безобразия напугана тем, что мне предстоит увидеть, ко мне подошла девочка Катя и взяла меня за руку. И мне сразу стало тепло и совсем не страшно. Катя – девочка достаточно спокойная, улыбчивая. Чуть позже я познакомилась с ее мамой. У нее на лице всегда легкая улыбка, но в глазах видна многолетняя усталость. Видно, как нелегко той приходится. Маму зовут Лена, иногда она приходит забирать дочь с занятий с младшим ребенком. Однажды я подошла и спросила, как она справляется со всеми проблемами, что на нее свалились, и как даже решилась на еще одного ребенка. В ответ Лена рассказала мне свою историю – она оказалась еще более сложной и извилистой, чем я думала.

Всего у Лены трое детей: старшей 13 лет, младшему шесть, а Катя, которая занимается в «Пространстве общения» — средняя, ей 11. Лена не сразу поняла, что Катя — это необычный ребенок. Когда же все стало ясно, долго не могла решить, что ей делать дальше, как общаться с особенным ребенком, как заниматься ее развитием. Лена тогда жила с семьей мужа, и те, вместо того, чтобы помочь с ребенком, пытались выяснить, кто виноват, чьи гены подвели. «Меня же не волновал вопрос «кто виноват» — какая теперь разница! Я думала о том, что теперь делать», — вздыхает Лена.

«Меня же не волновал вопрос «кто виноват» — какая теперь разница! Я думала о том, что теперь делать»

В то время центр «Пространство общения» еще не работал в своей нынешней форме, когда в центр принимают всех, кому это необходимо. Тогда это была довольно закрытая организация. Лена попыталась туда записаться, но мест не было. Знакомые подсказали: есть хороший интернат на окраине Москвы. Только одно «но» — это интернат-пятидневка. Лена долго колебалась, съездила посмотреть интернат: выглядел он прилично, чистые комнаты, опрятные дети, небольшие группы – по пять-шесть человек на воспитателя.

Тогда появилось еще одно обстоятельство, которое в конечном итоге склонило Лену к тому, чтобы отдать дочь в интернат: родился младший ребенок, которому надо было уделять много времени. Но ведь и Катя, как девочка необычная, требовала не меньше времени, чем новорожденный. К тому же, Лена толком не знала, как правильно заниматься ее развитием. Катя не разговаривает, поэтому ее мама даже не могла понять, почему она плачет и беспокоится: возможно, у нее что-то болит, или ей просто скучно, или что-то в поведении взрослых ее расстроило. Лена решила, что квалифицированные педагоги в интернате знают лучше и помогут развить бытовые навыки ее дочери (научат самостоятельно есть, одеваться, ходить в туалет), а также подскажут ей, как общаться с ее ребенком.

«На самом деле все оказалось не так. Мы отвозили Катю в интернат в понедельник утром, сдавали ее в руки воспитателям буквально «у забора» и точно так же забирали ее в пятницу вечером — вспоминает Лена.  — Никто с нами не разговаривал, не объяснял, что происходило с ребенком, что нам нужно делать, пока она дома. А ведь очень важно заниматься с такими детьми постоянно, в том числе дома, иначе они очень быстро забывают приобретенные навыки! Я лишь заметила, что Катька приезжает очень уставшая и сразу же падает на кровать и засыпает, а на следующий день ходит как пришибленная и окончательно отходит от пребывания в интернате только в субботу вечером».

Очень важно заниматься с такими детьми постоянно, в том числе дома, иначе они очень быстро забывают приобретенные навыки

За время «обучения» в интернате (а это ни много ни мало четыре года!) Катя не то что не приобрела новых навыков, а даже растеряла те, которым ее научили дома. В семье приняли решение забрать девочку из интерната.

«Примерно тогда же мой муж ушел к другой женщине, и мне пришлось справляться одной. Старшая дочь, правда, уже подросла к тому моменту, но я не хотела и не хочу на нее давить, чтобы она мне помогала. У нее должно быть нормальное детство», — говорит Лена.

И тут Лена встретила своих старых знакомых из «Пространства общения», которые рассказали ей, что теперь идет открытый набор в группы, и она тоже может привести свою дочь. С тех пор Катя занимается с педагогами центра три раза в неделю. Результаты, как говорит Лена, отличаются разительно от всего того, что было в интернате. «Посмотрите на нее, она улыбается! Ей хорошо здесь, я точно знаю. Когда мы приезжаем в центр, она сразу же бежит в комнату к педагогам, и часто даже не хочет уходить в конце занятия, обнимает воспитателей и не отпускает. Мы с ней стали гораздо ближе, я учусь понимать ее настроения и налаживать контакт – зрительный, тактильный. Педагоги со мной общаются, каждый раз после занятия рассказывают, что они делали, какие у Катьки успехи, что нужно закрепить дома. За пару лет, что мы занимаемся в этом центре, мой ребенок достиг большего, чем за четыре года в интернате: она сама ест ложкой, мы постепенно осваиваем самостоятельный поход в туалет, а главное – она стала гораздо спокойнее», — рассказывает Лена.

«За пару лет, что мы занимаемся в этом центре, мой ребенок достиг большего, чем за четыре года в интернате»

Такие центры, как «Пространство общения», очень нужны. Ни один, даже самый хороший, государственный интернат не заменит индивидуального подхода к детям и к родителям. Лена говорит, что психологическая поддержка и работа с родителями ничуть не менее важны, чем работа с детьми. В интернатах этого нет в принципе, а в «Пространстве общения» — есть.

Мы с вами уже проделали хорошую работу и собрали часть необходимой центру суммы.  Руководитель центра Ирина Долотова уже ищет человека на должность фандрайзера. Этот специалист будет привлекать спонсоров к поддержке центра. Но пока, на первых порах, фандрайзеру надо платить зарплату, а на нее нет денег. Значит, дело снова за нами – надо собрать еще немного. Давайте еще раз переведем по 500 рублей, чтобы организаторы получили свой стартовый капитал. А дальше они сами. Они сильные, они справятся. Они учат особенных детей ходить и говорить – я уверена, сами они тоже совсем скоро встанут на ноги.

Давайте еще раз переведем по 500 рублей, чтобы организаторы получили свой стартовый капитал. А дальше они сами.

*все имена героев истории изменены, на фото изображены занятия в Псковском центре лечебной педагогики.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!