Бухгалтеры из Калининграда, экологи из Новгорода, политологи из Карачаево-Черкесии и другие хорошие люди рассказали о том, как они попали в список иностранных агентов

Муниципальная академия, Еврейский автономный округ, Биробиджан

Наталья Матиенко, руководитель:

Наталья МатиенкоФото: Константин Земляникин

Когда приняли закон об иностранных агентах, мы устроили собрание и по своей наивности не нашли у себя никаких признаков, позволяющих включить нас в реестр. Поэтому, когда мне позвонили из Минюста и направили из Хабаровска двух специалистов для проверки, это был удар. Похоже, мы единственные на Дальнем Востоке признаны иностранными агентами. На нас не давили: органы просто выполняли дежурную операцию, как будто была задача найти кого-нибудь и признать. Вот они и нашли.

У нас в Академии были администраторы высокого класса, чиновники, в том числе из мэрии, которые хотели что-то изменить. Мы занимались развитием ассоциации местных сообществ, территориального местного самоуправления в Биробиджане — через ТСЖ, советы домов. Та система, которую мы создали, до сих пор работает: 218 местных территориально-общественных самоуправлений, соседских сообществ. Мы привлекали молодежь к осуществлению местного самоуправления, работали над созданием молодежных советов при главах администраций, мэров городов. Мы занимались повышением квалификации тех, кто работает в ТСЖ, готовили управляющих жилых домов. Результаты всей этой работы, стенограммы конференций, исследований, встреч мы выкладывали у себя на сайте — и вот на этом основании было решено, что это политическое действие, так как мы обращаемся к власти, давим на принятие решений. Разбить такую команду — это до сих пор вызывает у меня недоумение.

Мы быстро закрылись. Сейчас мы что-то пытаемся делать через Общественную палату (я председатель ОП ЕАО), оформить другую организацию. Разочарование катастрофическое, я общаюсь с коллегами из других организаций, которые попали в список, — это профессионалы с высокой степенью влияния, активные участники диалога с властью.

Как бы нам ни прегрождали эту дорогу нельзя сдаваться. Уйдем мы, кто останется?Твитнуть эту цитату 15 лет мы работали и вдруг, раз, нас не стало. Когда нашей бедной области нужны были эти деньги, наша организация собирала и подтягивала любые копейки и любые гранты — и российские, и иностранные. И вот закон изменился, и все, мы никому не нужны. Я ходила в суд, на меня возбудили административное дело. Для меня это все стыдно, как для общественника, как для чиновника с 13 летним стажем. Я тащусь в суд, где меня обвиняют в том, чего я не делала. Мы с коллегами по-прежнему считаем, что без общественного участия не может никаких перемен.  Как бы нам ни прегрождали эту дорогу нельзя сдаваться. Уйдем мы, кто останется?

«Союз молодых политологов», Новочеркасск

Андрей Кучеров, председатель правления КЧРМОО «Союз молодых политологов»:

Андрей КучеровФото: из личного архива

Мы сами пошли одними из первых регистрироваться как иностранные агенты. Хотя до всех событий я не подозревал, что то, чем мы занимаемся, — политическая деятельность, направленная против государства. Такая мысль мне была неприятна. До этого закона мы выиграли грант от Bank of New York на проект борьбы с коррупцией. У нас было запланировано несколько круглых столов, один из них должен был вести Михаил Савва, который сейчас в бегах. Буквально за пару недель до этого круглого стола у него начались проблемы, и весь проект пошел наперекосяк.

У нас республика небольшая, мы все дружим, поэтому мне позвонил знакомый из Минюста и предупредил, что я могу попасть под новый закон и получить штраф 300 тысяч. Я быстро написал заявление о ликвидации.

Мы собирались готовить специалистов, которые могли бы давать свое резюме на некоторые законодательные акты, давать им объективную оценку. У нас ведь какие проблемы в регионе? Клановость и коррупция. Вот есть глава, на ключевых постах его сподвижники, а некоторые муниципальные предприятия во владении у родственников. На Кавказе везде такая проблема.

Нельзя сказать, что я разочарован, мы ведь живем в России, здесь можно чего угодно ожидать. Мы начинали аспирантами, идеалистами, хотели изменить мир и мышление молодежи, чтобы молодые люди были более грамотными и разбирались в своих правах. А тут реальность жизни: никому ничего не надо, проще жить в стаде и плыть по течению.

Клуб бухгалтеров и аудиторов НКО, Калининград

Алла Осипова, президент:

Я сейчас в официальном отпуске, мне надо понять, как себя вести юридически, что делать дальше. К нам не приходили с проверками, не было выемки документов: спустя 10 дней после внесения нас в реестр Минюста я сама потребовала объяснений. В Минюсте смотрели в пол и говорили: «Алла Викторовна, вы же понимаете…»

В Минюсте смотрели в пол и говорили: «Алла Викторовна, вы же понимаете…» Твитнуть эту цитатуМы проводим занятия для бухгалтеров и аудиторов НКО, занимаемся просветительской деятельностью: помогаем специалистам решать острые проблемы бухгалтерского учета и налогообложения некоммерческих организаций, занимаемся повышением квалификации бухгалтеров и аудиторов, помогаем с устройством на работу. Нам вменили занятия, которые я проводила в трех муниципалитетах.   Я объясняла бухгалтерам и аудиторам НКО по проблемам инвалидности, как перейти с 92 федерального закона о госзакупках для всех организаций на 44-й. Мне вменено изменение законодательства. Я съездила в Швецию и в своих документах развивала опыт Дании и Швеции, чтобы его приняли на территории РФ. Я рассказывала, как организации, работающие с инвалидами, на опыте северных стран могли бы внести изменения в 44 федеральный закон, который на тот момент утверждался в третьем чтении.

Чувствую я себя отвратительно, собиралась совсем иначе проводить отпуск, у меня было много планов и мероприятий, а сейчас я буду заниматься совсем не тем. Со мной на территории Калининградской области работают еще 12 бухгалтеров и более 50 НКО со всеми их штатами. Но знаете, мне почетно стоять в одной строчке реестра с фондом «Династия». Иностранными агентами стали самые активные.

Общественная комиссия по сохранению наследия академика Сахарова, Москва

Вячеслав Бахмин, председатель правления:

Вячеслав БахминФото: Зоя Кузикова/Сахаровский Центр

Перед Новым годом я лично сходил в Минюст и получил этот документ. Идет все по стандартной процедуре: суд присудил Сахаровскому центру штраф в 300 тысяч рублей за то, что он сам себя не внес в реестр. Мы собрали эти деньги с помощью краудфандинга и одновременно обратились в суд, чтобы оспорить это решение (дата еще не назначена). Уже в другой суд мы обратились с несогласием признать себя иностранными агентами. Буквально за два месяца до этого у нас была проверка Минюста: никаких признаков иностранного агента у нас не нашли.

Причиной стали высказывания экспертов, которые участвовали в наших мероприятиях: у нас каждый день идут дискуссии на разные темы, в том числе на общественные и политические. И вот считается, что выступления экспертов, которые выкладываются потом в Интернете, могут повлиять на общественное мнение: люди их прочитают и тем самым изменят свое отношение к политике властей. Причем в любую сторону: даже если вы выступаете за политику властей, то влияете на общественное мнение с целью изменения политики в каких-то сферах.

Одна из задач этого закона — навесить ярлык предателей и пятой колонныТвитнуть эту цитату Мы занимаемся архивом академика Сахарова, мемориальной квартирой, музеем и Общественным центром, в котором проходят мероприятия и дискуссии. Мы будем продолжать делать то, что делали, будем посылать отчеты, как требует закон, и будем делать аудит, но не будем маркироваться как иностранный агент. И пока мы оспариваем решение Минюста, власть относится к этому немаркированию достаточно лояльно.

Одна из задач этого закона — навесить ярлык предателей и пятой колонны. Ситуация неприятная, но находиться в одном списке с лучшими НКО страны почетно.

Экоцентр «Дронт», Нижний Новгород

Асхат Каюмов, руководитель:

Асхат КаюмовФото: из личного архива

Мы на два года старше Российской Федерации. Младший братик периодически дурит. У него такой возраст сейчас. То, что мы в реестре, — это нарушение федерального законодательства: туда попадают организации, получающие зарубежное финансирование сейчас, а мы таковыми не являемся даже по результатам их проверки. Мы ничего не получаем с января. Мы написали письмо министру юстиции, что его ребята совершили большую ошибку. 26 мая мы написали возражение по акту, ждем судебных исков, готовим иск о выводе нас из реестра, но пока что как приличные люди подождем, что скажет министр.

С 1989 года мы стараемся влиять на общественное мнение и органы власти. Беда в том, что считается, будто чиновник — истина в последней инстанции. Любая критика в адрес любого чиновника — политика, измена родине, хотя эти чиновники сами давно родине изменили. Зайдите в Яндекс: чиновники разных рангов попадают в тюрьму, но до сих пор в их головах наша деятельность — это антисоветчина, политическое действие, направленное на подрыв устоев.

Любая критика в адрес любого чиновника — политика, измена родине, хотя эти чиновники сами давно родине изменили Твитнуть эту цитатуМы занимаемся охраной живой природы, проектированием природоохраняемых территорий, проводим биотехнические мероприятия по повышению численности видов, мы многое делали последнее время с искусственными гнездами для редких птиц. Мы также следим за городской экологией, заставляем город правильно обращаться с зелеными насаждениями и — страшное политическое дело — три года бьемся за то, чтобы в правилах благоустройства города не было написано, что вся трава не может быть выше 15 см. Если она выше, то ее скашивают.

Много лет пытаемся принудить городские и областные власти внедрить раздельный сбор бытовых отходов. Мы устраиваем праздники на улицах, учим детей важности раздельного сбора, проводим игры, лекции, издаем массу материалов с помощью властей. Недавно сделали Красную книгу Нижегородской области.

В прошлом году у нас был единственный иностранный грант от Общества защиты животных — один процент нашего бюджета. Мы часто выигрываем российские конкурсы, дважды получали президентские гранты на Общественную приемную «Защити свои экологические права». На проект «Оберегай» выделяет небольшое финансирование компания Нижегородская ГЭС, а проект «Растения дарят здоровье детям» поддерживают разные представители бизнеса. То есть у нас диверсифицированные источники финансирования, и зарубежные деньги не являются приоритетными.

Как мне недавно сказали: «Что-то давно вас не дергали» Твитнуть эту цитатуНаша политическая деятельность изложена в нескольких пунктах: мы подрываем устои — имеется в виду участие в инициативной группе по проведению референдума за возврат прямых всенародных выборов мэра. Но в инициативной группе участвуют граждане, а не организации. Второе политическое действие — требование немедленного освобождения Жени Витишко. Он сейчас в колонии за то, что испортил забор губернатора Ткачева, ныне министра сельского хозяйства России. Витишко написал на заборе: «Саня — вор», и теперь он в колонии — якобы губернатору нанесен ущерб на 200 тысяч рублей.

Чиновники смеются над этим процессом, но вмешиваться не будут. Пять лет назад нас пытались обвинить в экономических преступлениях, разглашении гостайны, тут ходили автоматчики, изымали документы. Как мне недавно сказали: «Что-то давно вас не дергали».

Мы публикуем истории организаций, признанных иностранными агентами. Первую часть материала можно прочитать здесь.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!