Несколько месяцев психологической, юридической и медицинской помощи молодым мамам - вот способ снизить число отказников вдвое.

Подмосковная электричка, со скрипом покачиваясь, везет меня в город Пушкино. Я еду в «Тёплый дом» — приют для женщин, которые оказались с новорожденными детьми на руках и  без крыши над головой. Я уже почти приехала, когда в электричке внезапно раздаются звуки гитары и хрипловатый мужской голос начинает петь американскую балладу «The house of the rising sun»  — «Дом восходящего солнца». Под слова «Oh mother tell your children, not do what I’ve done» («О, мама, накажи детям не поступать, как я») я выхожу на станции Клязьма.

Меня встречает девушка с большими голубыми глазами — одна из тех, кто сейчас живет в «Теплом доме». Думаю, что она только что окончила вуз, и промахиваюсь: Татьяне (имя изменено) в этом году исполнится 30 лет. По пути в приют она рассказывает мне свою историю — из разряда «со мной такого случиться не может». Таня — коренная москвичка, у нее высшее образование. Есть ребенок от первого мужа, который живет с ее мамой. Со вторым гражданским мужем Таня была вместе три года. Они создали общий бизнес — интернет-магазин по продаже обуви. Жили вроде хорошо, ну ссорились иногда, а с кем не бывает? Когда Таня забеременела, муж захотел оставить ребенка. Это только укрепит семью, подумала тогда Таня.со мной такого случиться не можетТвитнуть эту цитату

Но в начале этого года она обнаружила, что их сотрудникам нечем платить — счет их фирмы был полностью обнулен. Дома денег не хранили. Позвонила мужу, который был в отъезде.  «Приеду во вторник, и все решим», — ответил он, но ни во вторник, ни в среду так и не появился, а телефон вдруг оказался вне зоны доступа. Чуть позже выяснилось: фирма — банкрот, муж снял все деньги со счета и исчез. Даже друзья не знали, где он, — перед отъездом он занял и у них… Таня тогда была на шестом месяце.

Она пыталась найти работу, но на таком большом сроке ее никто не брал. Затем выселили из съемной квартиры — нечем платить. Друзья и коллеги не помогли: сказали, что кризис и им и так тяжело. В то время Таня много нервничала, и где-то потеряла свой паспорт — одной проблемой стало больше. Канитель с восстановлением документов проходила на фоне сильного токсикоза. Ребенок родился на месяц раньше срока. Позвонила маме, но та отказала: «Я вас двоих воспитала, а теперь давай как-нибудь сама справляйся». Даже в роддом не приехала.

И вот представьте себе Татьяну: с новорожденным ребенком на руках, без семьи, жилья, денег, паспорта… Что делать?  У женщины началась истерика. В таком состоянии ее увидел главврач больницы, и пригласил сотрудника «Теплого дома». Туда и привезли Таню после выписки. Что изменилось за прошедшие три месяца?  С молодой мамой поработал психолог, который помог выбраться из депрессии и осознания, что тебя бросили самые близкие люди. Юрист помог восстановить документы, а еще ее ждут на прежнем месте, где она работала до встречи с мужем. Говорит, что скоро планирует покинуть «Теплый дом»: снять квартиру, найти няню ребенку и начать все сначала. Только пока без мужчин — Таня не готова им снова поверить. И жалко, что без мамы, — та до сих пор не горит желанием общаться.с новорожденным ребенком на руках, без семьи, жилья, денег, паспорта… Что делать?Твитнуть эту цитату

Москвичка в «Теплом доме» — все же редкость. Большинство обитательниц — из российских регионов или республик СНГ. У каждой своя собственная драма, но финал один — им некуда было идти из роддома. Некуда было забрать малыша. И поэтому они были готовы написать отказ…

У приюта есть договоры с четырьмя роддомами и больницами Москвы и Московской области. Когда врачи видят, что женщина готова оставить ребенка, они звонят в приют, и к женщине приезжает психолог, чтобы понять причины. В половине случаев оказывается, что женщина и рада бы не отдавать ребенка, но просто не видит для себя другого выхода. И в этом случае психолог ей говорит, что выход есть – это «Теплый дом».

В кабинете для персонала приюта я вижу фотографии детей, которые здесь жили. Сюда иногда приглашают фотографа, чтобы у матерей были снимки их деток, ведь у большинства обитательниц фотокамеры нет даже в мобильнике. Теперь все эти дети дома, с мамами. В своем доме и со своей мамой.

Я рассматриваю фотографии и слушаю рассказ сотрудников. Проекту «Теплый дом» четыре с половиной года. Основан фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Фонд помогал детям, от которых отказались еще в роддоме, но в какой-то момент стало понятно, что таких детей было бы меньше, если бы их мамам предложили бы хоть какую-то помощь. Если бы их мамам было бы элементарно куда пойти после роддома.Отказников было бы меньше, если бы их мамам было бы элементарно куда пойти после роддома.Твитнуть эту цитату

За эти четыре с половиной года в приюте прожили 42 женщины и 46 детей.  Самой младшей было 22 года. Самой старшей — 36 лет. Одновременно здесь могут жить шесть женщин. В среднем они остаются в «Теплом доме» полгода. Правда, кто-то жил всего неделю — столько понадобилось, чтобы связаться с родными и купить билеты на родину. Кто-то — больше года. За это время женщинам не только оказывают психологическую и юридическую поддержку, но даже могут обучить новой профессии, например, умению делать маникюр и педикюр.

Куда они потом уезжают? Чаще всего домой: сотрудники приюта помогают восстановить связь с родственниками, и даже если те изначально считали, что рождение ребенка вне брака — позор, то потом, увидев фото малыша, говорят: «Давай, приезжай уже». Более редкий вариант — работа с проживанием. Нам с вами такая работа может показаться непривлекательной: например, одна девушка уехала ухаживать за лежачей бабушкой в глухую татарскую деревню. Но она довольна: есть крыша над головой и ребенок рядом. Кому-то юристы помогают купить жилье на материнский капитал – пусть этим жильем и оказывается комната в общежитии под Владимиром. Бывает, что обитательницы приюта становятся подругами и решают вместе снимать жилье и работать по сменному графику, чтобы не тратить деньги на нянь. Так или иначе эти женщины находят выход из своего отчаянного положения — выход в лучшую жизнь для себя и своих детей. Благодаря сотрудникам приюта они не совершают ошибки, ценой которой стали бы поломанные судьбы — их и их детей.

Существует приют за счет частных пожертвований. И вот тут я хотела бы попросить вас об участии. Фонд «Нужна помощь» собирал средства на частичную оплату труда в течение восьми месяцев следующих сотрудников «Теплого дома» — руководителя проекта, двух психологов и юриста. Сумма небольшая — всего 625 тысяч рублей. И пока я готовила этот материал, ее удалось собрать. «Нужна помощь» закрыл этот сбор, но просит вас помочь приюту, который постоянно находится в поиске денег. Только за аренду дома, где разместился приют, ежемесячно платят 70 тысяч рублей. Психолог, который выезжает в роддом для того, чтобы убедить женщину не отказываться от ребенка, получает 16 тысяч рублей в месяц. Деньги нужны на еду и медикаменты. Спрей «Пантенол», один из самых распространенных медицинских средств для детей, стоит в среднем 250 рублей. Любая сумма, которую вы сможете пожертвовать, будет работать на то, чтобы одним сиротой в нашем мире было бы меньше. А фонд «Нужна помощь» гарантирует, что за каждый ваш рубль – в рамках сметы и сверх ее – «Теплый дом» предоставит отчет.

В 2013 году в России около шести тысяч женщин оставили детей в роддомах. Мы можем делать так, чтобы отказов было меньше.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!