Не дать разрушить семьи, которые попали в кризисную ситуацию, не дать детям быть уничтоженными сиротской системой, скрепить семью в единое целое и вывести из штопора — с этими задачами успешно справляется волонтёрская организация «Детский проект»

Моя мама – учитель начальных классов на пенсии. Чтобы вы понимали, она прошла все прелести образовательной российской системы и вовремя, как мы дружно с ней считаем, сбежала на пенсию. Сейчас она копается на грядках, воспитывает исключительно внуков и — непостижимо для меня – продолжает болеть за своих, уже давно выросших, самостоятельных или не очень, давно уже не учеников.

Дочь учителя – это диагноз. К тебе всегда относятся строже, чем ты бы хотел, требуют больше, спрашивают за двоих. Я не жалуюсь. Это учительский крест.

Школа – это самая многострадальная в смысле экспериментальности и подопытности территория. Мама, замечательный педагог, пару лет была вынуждена работать классной дамой – была одно время такая расстрельная должность. Учитель – не учитель, скорее нянька, которая ходила за школьниками, как за детсадовцами, подтирала сопли и принимала на себя все шишки.

Среди ночи к нам могла ввалиться пьяная восьмиклассница, которой надо было поговорить «за жизнь» прямо сейчас и непременно с моей мамой. Тогда я злилась, а сейчас понимаю, как это важно – поговорить не с подругой, а с адекватным взрослым человеком. У каждого хорошего педагога на целую книгу таких историй наберется – о несчастных, заброшенных, никому не нужных детях, прибивающихся в первые попавшиеся руки, чуткие, если повезёт. Но чаще всего нет. Всё как под копирку  –  успешный, умный, способный мальчик/девочка, до третьего класса шёл хорошистом, после развода родителей скатился на тройки, попал в плохую компанию/спился/наркоман/убит в бандитской разборке/сидит/бродяжничает. Есть у мамы очень печальная история про одного из этих способных детей – её талантливую ученицу, родители которой после развода занялись свой жизнью, а её передали на руки довольно гнусной, скупой, двуличной и беспринципной бабушке. Продержалась девочка таким образом совсем недолго – пошла по рукам и была убита в какой-то подворотне.

Война против института семьи – я, конечно, о набирающей обороты ювенальной юстиции, а не о безумной и бессмысленной войне против инаких —  докрасна раскалилась года два-три назад. Благообразные совкомовские тётушки из органов опеки врывались в чужие, часто вполне благополучные семьи, под любым предлогом изымая детей.

Один из недавних материалов, который проходил, кажется, во всех новостях — о среднестатистической неблагополучной семье, в которой умер папа, а мама целыми днями сидела в прострации. Дочку забрали в приют, но она оттуда сбежала. Домой, к маме. А когда за четырнадцатилетней девочкой явились сотрудники органов опеки, она отказалась возвращаться в детский дом и выпрыгнула в окно. В Архангельской области органы опеки отобрали трёх детей у разведённой матери, обосновав это в том числе претензиями к пьющему отцу. Старшая девочка не выдержала двух месяцев в детдоме и повесилась. Вообще, когда в поисковик вбиваешь фразу «Детдомовец покончил с собой», то перехватывает сердце. Число детей, которые сводят счеты с жизнью в девять, десять, одиннадцать, пятнадцать лет, огромно.  И главные причины этих смертей — безразличие и одиночество. когда за девочкой явились сотрудники органов опеки, она отказалась возвращаться в детский дом и выпрыгнула в окноТвитнуть эту цитату

У детей не спрашивают, хотят ли они от своих плохих, пьющих, неуспешных и депрессивных родителей в светлые, благополучные, хорошие детские дома. А государственной программы, которая позволяла бы работать с такими родителями, в России нет — только волонтёрские организации. Государство не заинтересованно в том, чтобы сохранять ячейки общества, единственное, что с ними на сегодняшний день государство умеет делать — это разрушать.

Легко представить, как к опустившейся, одинокой и слабой матери приходят органы опеки и говорят: «В двухнедельный срок найди работу, сделай ремонт, купи новую одежду, иначе отберём детей». Что делает опустившийся, слабый, одинокий человек в такой ситуации? Опускается еще ниже. А органы опеки не только не пытаются помочь выбраться из этой ямы, они калёным железом выжигают ребёнка, вырывая его из родной семьи и отправляя в жерло отечественной сиротской системы. Той самой, которая, по сути, просто является отсрочкой смерти или в детском доме, или за его пределами.

В Нижнем Новгороде остановить этот порочный круг взялась существующая с 2007 года организация «Детский проект». Программа «Дети должны жить в семье» направлена на реабилитацию семей из групп риска, на сохранение в ней детей и создание этим детям достойных условий проживания. Проще говоря, сотрудники «Детского проекта» спасают семьи ради будущего детей.

Часто требуется совсем немного времени и денег, чтобы спасти сразу нескольких человек от неминуемой кончины и одиночества — в детские дома забирают братьев и сестер, по двое-трое и больше, сколько есть.

Содержание одного ребёнка в детском доме обходится государству в среднем в 420 тысяч рублей в год Твитнуть эту цитатуСодержание одного ребёнка в детском доме обходится государству в среднем в 420 тысяч рублей в год, при этом из детского дома выходят молодые люди, полностью неприспособленные к реальной жизни, а сохранение одного ребёнка в кровной семье обходится «Детскому проекту» в среднем в 9 195 рублей, при этом ребёнок вырастает полноценным и в обычной семье. И, что особенно важно, он не проходит через ряд мучительных, отражающихся на его дальнейшем развитии психологических травм, через которые проходят 100% сирот, .

Организация помогает кризисным семьям решать юридические вопросы, с оказавшимися на грани родителями работает психолог, социальный работник помогает оформить все полагающиеся семье пособия и субсидии, трудные семьи посещают мастер-классы и обучающие семинары. «Детский проект» помогает с покупкой продуктов, с косметическим ремонтом, ведь в нынешней экономической ситуации уровень жизни детей в кризисных семьях становится ещё ниже. Главное, что делает организация —  не даёт семье развалиться, до последнего пытаясь сохранить детей и родителей вместе и при этом вывести их из затянувшегося штопора.

Казалось бы, невозможно спасти безнадёжных, но на практике всё оказывается не так. Только за два года работы, 2013 и 2014, сотрудники «Детского Проекта» спасли семь десятков семей. Это 250 человек из малоимущих, многодетных и неполных семей – каждый со своей тонной боли и неустроенной жизнью, от которой в России ещё недавно было принято отворачиваться.  Оказалось, что вместо силового решения проблемы кризисных семей надо было просто найти в себе силы помочь этим семьям держаться вместе.

Сейчас в Нижнем Новгороде пятнадцать тысяч детей находятся в зоне риска. Восемь тысяч – уже у самого края, их каждую секунду могут забрать в детский дом. Сухие цифры, за каждой из которых — почти стопроцентная цепная реакция. Самое главное — «Детский проект» действительно добивается конечной цели – эти семьи начинают жить нормальной жизнью. Через шесть-восемь месяцев семья, как правило, выходит из острого кризиса и начинает жить без внешней поддержки.

Сохранение детей в семье возможно только в том случае, если она становится семьей — местом, где безопасно, где любят, кормят, воспитывают. И именно в этом «Детскому проекту» нужна наша с вами помощь.

То, что нас так удивляет в других странах и нациях, — любовь и сострадание – вещь заразная. И это – единственный вирус, который жизненно необходимо культивировать. Во всяком случае наша с вами любовь и сострадание смогут стать спасительной силой для какой-то одинокой и брошенной семьи. Поддержите работу волонтёрской организации прямо сейчас, переведите 10-15-20 рублей. Каждое, даже самое маленькое ваше пожертвование, станет весомым вкладом в дело спасения чьей-то судьбы.


Хотите, мы будем присылать лучшие тексты «Таких дел» вам на электронную почту? Подпишитесь на нашу еженедельную рассылку!